Уголок читателя - 3

Страница 2 из 2 Предыдущий  1, 2

Перейти вниз

Уголок читателя - 3 - Страница 2 Empty Re: Уголок читателя - 3

Сообщение автор mamusia в Чт Июн 06, 2019 2:29 am

Вообще то по рассказу он Марик. Просто опечатка... girl_pardon.gif
mamusia
mamusia
Бриллиантовый счастливчик
Бриллиантовый счастливчик

Две победы : Уголок читателя - 3 - Страница 2 03a89d11
Сообщения : 28109
Откуда : Vilnius - London

Вернуться к началу Перейти вниз

Уголок читателя - 3 - Страница 2 Empty Re: Уголок читателя - 3

Сообщение автор ПтичкаBY в Чт Июн 06, 2019 10:57 pm

Уголок читателя - 3 - Страница 2 715834733
ПтичкаBY
ПтичкаBY
Платиновый счастливчик
Платиновый счастливчик

Сообщения : 5414

Вернуться к началу Перейти вниз

Уголок читателя - 3 - Страница 2 Empty Re: Уголок читателя - 3

Сообщение автор mamusia в Чт Июн 06, 2019 11:53 pm

"Я НЕ ОДИН ПРИЕДУ, КСТАТИ"

Будучи человеком приличным и воспитанным (мною), муж всегда звонит мне в конце рабочего дня и сообщает, что едет домой. Ну, чтоб жена успела выставить любовника, сменить постельное бельё и принять душ. Питерская интеллигенция. Ехать ему домой целый час, поэтому я всё успеваю, и у нас хорошая, крепкая семья, основанная на взаимном доверии и уважении.
И вот, значит, во субботу. Звонит, не изменяя доброй традиции, говорит, что выезжает. Отлично, отвечаю, сейчас выпровожу взвод любовников — кого в дверь, кого в окно, да наварю тебе на ужин картофельных клубней. Приезжай, милый, жду. И вдруг как гром среди ясного неба:
«Я не один приеду, кстати» — и отключается.
Вот чего я не люблю, так это вишнёвое варенье, перхоть и незваных визитёров. У меня был тяжёлый день, я ездила к папе, причём в общественном транспорте, меня там все разозлили (одна бабушка раз семь уронила мне на ногу свою тележку с кирпичами; я отходила, отползала, уворачивалась, но бабушка меня догоняла). С папиными врачами беседовала часа два, тоже так себе удовольствие. Ездила к чёрту на рога за заказанными в интернет-магазине покупками, все ноги стоптала, пока нашла этот затерянный во дворах подвал. А потом выяснилось, что они всё перепутали и доставили мои покупки не в тот пункт самовывоза (я даже и не материлась почти, только посмотрела на них с упрёком из-под опущенных ресниц, и мне сразу пообещали завтра же привезти всё прямо домой прямо с утра. Привезли).
В общем, после этого всего я приезжаю домой, намереваюсь сесть.  Сначала я подумала: да ну его, буду сидеть в обнимку с кастрюлей, я устала и никого не звала, а кто гостя привёл, тот его и танцует. И ужинает.
Потом подумала: не, не пойдет так. Это ведь наверняка кто-то из сотрудников мужа. И будут потом трепаться за спиной: а у этого жена даже чаем гостя не напоила, всё сидела с тефтельками и грустным лицом, а у самой пыль по углам и карман у халата оторван.

Уголок читателя - 3 - Страница 2 2-115
Вздохнула, встала, подмела пол, сняла халат, надела джинсы и футболку, пошла варить картошку, морковку и яйца на оливье. Всё варится, я тем временем режу огурец и думаю: а если это не просто сотрудник, а тот новенький, про которого муж намедни рассказывал. Что он похож на Фокса из «Места встречи», с ямочкой на подбородке и женщинам нравится, а ещё ходит в спортзал каждый выходной и кубики у него на животе такие, что можно в шахматы играть. И вот сейчас такая красота придёт в мой дом, а у меня и к чаю ничего нет.
Завертелась юлой, бросила огурец, схватила яблоки, стала чистить для шарлотки. Чищу и думаю: а с чего я вообще взяла, что это мужчина? Может, приведёт сейчас муж даму с пышной халой на голове и брошью на округлой груди, и скажет:
«Вот, это Элеонора Капитоновна, я с ней тайно сожительствую уже 17 лет, у нас 5 незаконнорожденных детей — два мальчика, две девочки и Илларион, — и я считаю, что вам пора познакомиться».

И Элеонора Капитоновна глазами по комнате… А на компьютерном столе-то бардак. А полы-то влажной тряпкой не протёрты. А окна-то не мыты. Сморщится Элеонора Капитоновна брезгливо, возьмёт нашего совместного мужа за руку и скажет:
«Пойдём, милый, ко мне навсегда из этого свинарника, у нас на ужин фуагра и оладушки».
И всё, уведёт мой единственный источник доходов в неизвестном направлении. Мне даже плохо стало от таких мыслей. Какая уж тут, думаю, шарлотка — окна мыть надо срочно. Короче говоря, к приходу мужа у меня была и шарлотка, и оливье, и комната сверкала, и на столе порядок идеальный. Хотела ещё окна помыть, обои переклеить и занавески постирать-погладить-повесить, но увы.
Приезжает муж. Один. Я даже расстроилась. А где, думаю, Фокс с Элеонорой Капитоновной? Ты же, говорю, сказал, что не один приедешь. А он такой: а, да, чуть не забыл. И вытаскивает из пакета вот это. И говорит, что это Евгений и он валялся, а так быть не должно.
Уголок читателя - 3 - Страница 2 3-10611
Тваюж… А я практически в бальном платье и с караваем, добро пожаловать. Впрочем, Евгений лучше, чем Элеонора Капитоновна.
mamusia
mamusia
Бриллиантовый счастливчик
Бриллиантовый счастливчик

Две победы : Уголок читателя - 3 - Страница 2 03a89d11
Сообщения : 28109
Откуда : Vilnius - London

Вернуться к началу Перейти вниз

Уголок читателя - 3 - Страница 2 Empty Re: Уголок читателя - 3

Сообщение автор Лилёша в Пт Июн 07, 2019 5:56 pm

Уголок читателя - 3 - Страница 2 13313912
=====================================================================
ЗОНТИК

Александр Бирштейн

Сегодня я забыл зонтик. Я вечно что-то забываю.
- Голову не забыл? – спрашивали в детстве.
- Забыл! – отвечал я, подумав, - Разве не видно?
Тогда приходилось задумываться тому, кто задал вопрос. Это помогало. Впрочем, не всегда.
Но я не об этом. А о том, что забыл зонтик. А если забываешь зонтик, что происходит?
Правильно! Идет дождь.
У меня был сослуживец, так вот он говорил, если хотел показать огромность чего бы то ни было:
- Сядой! Или сядая!
Так вот, этот дождь был сядая всех сядых!
А что я? Стоял под каким-то деревом и вспоминал все, что знаю о Ное и его компании. Небось, сидят в каюте, пьют водку под названием «Заветная». А корабль, то есть ковчег, плывет. До самого Арарата.
И так мне захотелось поковчежиться. Попасть на борт и плыть под аккомпанемент урчания-рычания тех, кто каждой твари по паре. А также звона стаканов и тоста «За тех, кто в море!».
Хотя… С другой стороны, замечательный человек, космонавт Георгий Гречко как-то рассказывал, что кто-то настучал им в общество урфологов, что на горе Арарат, с турецкой стороны ясно виден с воздуха этот самый ковчег, прекрасно сохранившийся. И пустился Георгий Михайлович со товарищи в поход за ковчегом. В Турцию приехали, затуркали тех турок, получили разрешение, саперов с собой взяли, ибо окружают горку там сплошные минные поля. Пробрались как-то. Обшарили всю гору. Нет ковчега. Надпись «Тут был Петя» есть, а ковчега не имеется. То ли обманули, то ли сплыл. Так что, незачем мне на ковчег ладиться.
Думаете, что, пока я так вот стоял, дождь кончился? Тот случай! Он еще пуще припустил.
Поэтому пришлось мне вспоминать, как в Булонском парке детишки купались под фонтанами. Штук тридцать фонтанных струй било из земли, а под ними орали, прыгали, радовались с полсотни детишек пяти=десяти лет. Жара же была. Им хорошо, а нам, взрослым, тоскующим в сторонке, завидно.
А еще какая-то идиотка-мамаша кричала сыну:
- Не пойдешь! Мы полотенце дома забыли!
Они полотенце…
А я зонтик! Но тоже дома. Сколько раз за жизнь мы что-то именно дома забываем. И ведь не верят. «Дома забыл…» - дешевле «отмазки» и не найдешь. А ведь не вру. Иду себе под дождем и об этом самом доме думаю. Тепло там, сухо… Что-то вкусное на плите закипает. Собака у двери ждет…
Э, стоп! Так я думаю или придумываю? А не вру только в том смысле, что зонтик забыл. Зонтик у меня точно есть. Почти новый. А собаки нет. И в доме холодно. Но это не страшно. Приду домой, включу электричество и за какой-то час…
Но я же не домой иду. А, наоборот, из дома. Куда? Есть замечательное слово – просто. Просто захотел. Просто вышел. Просто иду…
Просто зонтик забыл.

___________________________________________________
Уголок читателя - 3 - Страница 2 Ada87910
Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem

Из дальних странствий возратясь (каталог Лилёша)
Лилёша
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы : Уголок читателя - 3 - Страница 2 03a89d11
Сообщения : 31272
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Уголок читателя - 3 - Страница 2 Empty Re: Уголок читателя - 3

Сообщение автор mamusia в Пт Июн 07, 2019 10:45 pm

Как всё просто.... biggrin
А я однажды просто забыла зонтик в автобусе.... girl_haha.gif
mamusia
mamusia
Бриллиантовый счастливчик
Бриллиантовый счастливчик

Две победы : Уголок читателя - 3 - Страница 2 03a89d11
Сообщения : 28109
Откуда : Vilnius - London

Вернуться к началу Перейти вниз

Уголок читателя - 3 - Страница 2 Empty Re: Уголок читателя - 3

Сообщение автор Лилёша в Сб Июн 08, 2019 3:25 pm

Старый парикмахер. Великолепный одесский рассказ

Мы жили в одной комнате коммуналки на углу Комсомольской и Чкалова. На втором этаже, прямо над садиком «Юный космонавт». В сталинках была хорошая звукоизоляция, но днем было тихонько слышно блямканье расстроенного садиковского пианино и хоровое юнокосмонавтское колоратурное меццо-сопрано.
Когда мне стукнуло три, я пошел в этот же садик. Для этого не надо было даже выходить из парадной. Мы с бабушкой спускались на один этаж, она стучала в дверь кухни — и я нырял в густое благоухание творожной запеканки, пригорелой кашки-малашки и других шедевров детсадовской кулинарии.
Вращение в этих высоких сферах потребовало, чтобы во мне все было прекрасно, — как завещал Чехов, — и меня впервые в жизни повели в парикмахерскую.
Вот тут-то, в маленькой парикмахерской на Чкалова и Советской Армии, я и познакомился со Степаном Израйлевичем.
Точнее, это он познакомился со мной.
В зале было три парикмахера. Все были заняты, и еще пара человек ждали своей очереди.
Я никогда еще не стригся, был совершенно уверен, что как минимум с меня снимут скальп, поэтому ревел, а бабушка пыталась меня взять на слабо, сочиняя совершенно неправдоподобные истории о моем бесстрашии в былые времена:
— А вот когда ты был маленьким…
Степан Израйлевич — высокий, тощий старик — отпустил клиента, подошел ко мне, взял обеими руками за голову и начал задумчиво вертеть ее в разные стороны, что-то бормоча про себя. Потом он удовлетворенно хмыкнул и сказал:
— Я этому молодому человеку буду делать голову!
От удивления я заткнулся и дал усадить себя в кресло.
Кто-то из ожидающих начал возмущаться, что пришел раньше.
Степан Израйлевич небрежно отмахнулся:
— Ой, я вас умоляю! Или вы пришли лично ко мне? Или я вас звал? Вы меня видели, чтобы я бегал по всей Молдаванке или с откуда вы там себя взяли, и зазывал вас к себе в кресло?
Опешившего скандалиста обслужил какой-то другой парикмахер. Степан Израйлевич не принимал очередь. Он выбирал клиентов сам. Он не стриг. Он — делал голову.
— Идите сюда, я буду делать вам голову. Идите сюда, я вам говорю. Или вы хочете ходить с несделанной головой?!
— А вам я голову делать не буду. Я не вижу, чтобы у вас была голова. Раечка! Раечка! Этот к тебе: ему просто постричься.
Степан Израйлевич подолгу клацал ножницами в воздухе, елозил расческой, срезал по пять микрон — и говорил, говорил не переставая.
Все детство я проходил к нему.
Стриг он меня точно так же, как все другие парикмахеры стригли почти всех одесских мальчишек: «под канадку».
Но он был не «другой парикмахер», а Степан Израйлевич. Он колдовал. Он священнодействовал. Он делал мне голову.
— Или вы хочете так и ходить с несделанной головой? — спрашивал он с ужасом, случайно встретив меня на улице. И по его лицу было видно, что он и представить не может такой запредельный кошмар.
Ежеминутно со смешным присвистом продувал металлическую расческу — будто играл на губной гармошке. Звонко клацал ножницами, потом брякал ими об стол и хватал бритву — подбрить виски и шею.
У Степана Израйлевича была дочка Сонечка, примерно моя ровесница, которую он любил без памяти, всеми потрохами. И сколько раз меня ни стриг — рассказывал о ней без умолка, взахлеб, брызгая слюной от волнения, от желания выговориться до дна, без остатка.
И сколько у нее конопушек: ее даже показывали врачу. И как она удивительно смеется, закидывая голову. И как она немного шепелявит, потому что сломала зуб, когда каталась во дворе на велике. И как здорово она поет. И какие замечательные у нее глаза. И какой замечательный у нее нос. И какие замечательные у нее волосы (а я таки немножко разбираюсь в волосах, молодой человек!).
А еще — какой у Сонечки характер.
Степан Израйлевич восхищался ей не зря. Она и правда была очень необычной девочкой, судя по его рассказам. Доброй, веселой, умной, честной, отважной. А главное — она имела талант постоянно влипать в самые невероятные истории. В истории, которые моментально превращались в анекдоты и пересказывались потом годами всей Одессой.
Это она на хвастливый вопрос соседки, как сонечкиной маме нравятся длиннющие холеные соседкины ногти, закричала, опередив маму: «Еще как нравятся! Наверно, по деревьям лазить хорошо!».
Это она в трамвае на вопрос какой-то тетки с детским горшком в руках: «Девочка, ты тут не сходишь?» ответила: «Нет, я до дома потерплю», а на просьбу: «Передай на билет кондуктору» — удивилась: «Так он же бесплатно ездит!».
Это она на вопрос учительницы: «Как звали няню Пушкина?» ответила: «Голубка Дряхлая Моя».
Сонины остроты и приключения расходились так стремительно, что я даже частенько сначала узнавал про них в виде анекдота от друзей, а потом уже от парикмахера.
Я так и не познакомился с Соней, но обязательно узнал бы ее, встреть на улице — до того смачными и точными были рассказы мастера.
Потом детство кончилось, я вырос, сходил в армию, мы переехали, я учился, работал, завертелся, растерял многих старых знакомых — и Степана Израйлевича тоже.
А лет через десять вдруг встретил снова. Он был уже совсем дряхлым стариком, за восемьдесят. По-прежнему работал. Только в другой парикмахерской — на Тираспольской площади, прямо над «Золотым теленком».
Как ни странно, он отлично помнил меня.
Я снова стал заходить к старику. Он так же торжественно и колдунски «делал мне голову». Потом мы спускались в «Золотой теленок» и он разрешал угостить себя коньячком.
И пока он меня стриг, и пока мы с ним выпивали — болтал без умолку, брызгая слюнями. О Злате — родившейся у Сонечки дочке.
Степан Израйлевич ее просто боготворил. Он называл ее золотком и золотинкой. Он блаженно закатывал глаза. Хлопал себя по ляжкам. А иногда даже начинал раскачиваться, как на еврейской молитве.
Потом мы расходились. На прощанье Степан Израйлевич обязательно предупреждал, чтобы я не забыл приехать снова:
— Подумайте себе, или вы хочете ходить с несделанной головой?!
Больше всего Злата, по словам Степана Израйлевича, любила ириски. Но был самый разгар проклятых девяностых, в магазинах было шаром покати, почему-то начисто пропали и они.
Совершенно случайно я увидел ириски в Ужгороде — и торжественно вручил их Степану Израйлевичу, сидя с уже сделанной головой в «Золотом теленке».
— Для вашей Златы. Ее любимые.
Отреагировал он совершенно дико. Вцепился в кулек с конфетами, прижал его к себе и вдруг заплакал. По-настоящему заплакал. Прозрачными стариковскими слезами.
— Злата… золотинка…
И убежал — даже не попрощавшись.
А вечером позвонил мне из автомата (у него давно был мой телефон), и долго извинялся, благодарил и восхищенно рассказывал, как обрадовалась Злата этому немудрящему гостинцу.
Когда я в следующий раз пришел делать голову, девочки-парикмахерши сказали, что Степан Израйлевич пару дней назад умер.
Долго вызванивали заведующего. Наконец, он продиктовал домашний адрес старого мастера, и я поехал туда.
Жил он на Мельницах, где-то около Парашютной. Нашел я в полуразвалившемся дворе только в хлам нажравшегося дворника.
Выяснилось, что на поминки я опоздал: они были вчера. Родственники Степана Израйлевича не объявлялись (я подумал, что с Соней и Златой тоже могло случиться что-то плохое, надо скорей их найти).
Соседи затеяли поминки в почему-то не опечатанной комнате парикмахера. Помянули. Передрались. Танцевали под «Маяк». Снова передрались. И растащили весь небогатый скарб старика.
Дворник успел от греха припрятать у себя хотя бы портфель, набитый документами и письмами.
Я дал ему на бутылку, портфель отобрал и привез домой: наверняка, в нем окажется адрес Сони.
Там оказались адреса всех.
Отец Степана Израйлевича прошел всю войну, но был убит нацистом в самом начале 1946 года на Западной Украине при зачистке бандеровской погани, которая расползлась по схронам после нашей победы над их немецкими хозяевами.
Мать была расстреляна в оккупированной Одессе румынами, еще за пять лет до гибели отца: в октябре 1941 года. Вместе с ней были убиты двое из троих ее детей: София (Сонечка) и Голда (Злата).
Никаких других родственников у Степана Израйлевича нет и не было.
Я долго смотрел на выцветшие справки и выписки. Потом налил до краев стакан. Выпил. Посидел с закрытыми глазами, чувствуя, как паленая водка продирает себе путь.
И только сейчас осознал: умер единственный человек, кто умел делать голову.
В последний раз он со смешным присвистом продул расческу. Брякнул на стол ножницы. И ушел домой, прихватив с собой большой шмат Одессы. Ушел к своим сестрам: озорной конопатой Сонечке и трогательной стеснительной Злате-Золотинке.
А мы, — все, кто пока остался тут, — так и будем теперь до конца жизни ходить с несделанной головой.
Или мы этого хочем?

@Александр Пащенко

___________________________________________________
Уголок читателя - 3 - Страница 2 Ada87910
Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem

Из дальних странствий возратясь (каталог Лилёша)
Лилёша
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы : Уголок читателя - 3 - Страница 2 03a89d11
Сообщения : 31272
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Уголок читателя - 3 - Страница 2 Empty Re: Уголок читателя - 3

Сообщение автор mamusia в Сб Июн 08, 2019 6:04 pm

Очень трогательно..... cray
134942
mamusia
mamusia
Бриллиантовый счастливчик
Бриллиантовый счастливчик

Две победы : Уголок читателя - 3 - Страница 2 03a89d11
Сообщения : 28109
Откуда : Vilnius - London

Вернуться к началу Перейти вниз

Уголок читателя - 3 - Страница 2 Empty Re: Уголок читателя - 3

Сообщение автор mamusia в Вт Июн 11, 2019 4:06 am

Как находят друзей ...

На крыльце сидел кот. Абсолютно белый, без единого пятнышка. Два глаза, как две зеленые искорки отражали свет открытой двери. 
 — Ты чей? — Человек подошел поближе, рассматривая «гостя»... Рваные уши, морда в шрамах, мощные короткие лапы, настороженный взгляд...
 — Все с тобой ясно... Ничей. Жрать хочешь? — отсыпал из своей тарелки горку еще теплых макарон. Добавил туда одну из двух сосисок. Мелко нарубил кусок колбасы... Пододвинул миску к коту. Сам сел за стол, звякнул бутылкой... 
— Извини, тебе не предлагаю. Ну, за встречу! 
— За встречу. — зеленые глаза сверкнули укором — Сопьешься, дурак! 
— Все может быть... Ты ешь, ешь, приятель! Ну, давай по второй... За женщин! Хотя нет, давай лучше за родителей...
— Это можно. Святое. Присоединяюсь. — Белый сыто прищурился и подошел поближе, демонстрируя шрамы на мощном загривке. Сел, начал было умываться, но передумал, развернулся и пошел обратно, в темноту осеннего вечера... 
— Ну, мне пора... Дела, брат. Спасибо тебе. 
— Да, в общем, не за что. Ну, давай... Заходи, если надумаешь. А то мне одному, знаешь как-то... 
— Непременно. — исчез в темноте внезапно, как и появился. Только пустая, вылизанная до блеска миска осталась стоять на полу... 
Белый пришел через два дня. Тяжело проковылял по саду, приволакивая заднюю лапу и оставляя за собой красным пунктиром кровавый след... На правом боку темнела свежая рана.
 — Кто ж тебя так? 
— Собаки, чтоб их... Расплодились... Порядочному коту и пройти негде. 
— Лежи, не двигайся. Сейчас аптечку принесу. Спирта нет, придется водкой промывать... Терпи, боец! ... 
Еще через час... 
— Ну, вот и все. Ты как, живой? Знобит? Это нормально. Много крови потерял. Давай я тебя к печке положу... Если надо чего, подай голос, я рядом.
 ... Спать не хотелось... Человек сел в кресло, включил торшер и протянул руку за книгой.
 Белый жалобно застонал и попытался перевернуться на другой бок... Потом приподнялся, посмотрел вокруг мутными от боли глазами и снова упал на заботливо сложенное вчетверо ватное одеяло.
 ... Через три дня... 
— Я ухожу. — Белый похромал к двери. 
— Куда? 
— Неважно. Просто ухожу. У меня нет дома. И никогда не было. Я уже здоров. Мне пора. 
— Ты и двух недель не протянешь! А если и протянешь, то эту зиму не переживешь... 
— Значит судьба такая. 
 Белый невозмутимо открыл лапой дверь, неловко спустился с крыльца и пошел по мерзлой земле к калитке.
 ... Он не пришел на следующий день. К вечеру ветер усилился и на поселок обрушилась снежная метель... Первая, в этом году. Ветер гнул старые сосны, свистел в трубе, выдувал тепло из дома и пел какую-то свою жутковатую песню на одной ноте... 
 Человек вышел на крыльцо, прислушался к отдаленному собачьему лаю, зябко поежился, попытался рассмотреть что-то в белесой мгле... Постояв пять минут, вернулся в комнату и подбросил дров в печку. Потом подошел к шкафу, достал еще один свитер, черную вязаную шапочку и выгоревший армейский бушлат. Неторопливо и тщательно оделся... Взял фонарик, аккуратно закрыл за собой дверь и исчез в ледяном холоде ноябрьской ночи.
 ... Человек вернулся через два часа. Батарейки в фонарике «сели» окончательно. Он зажег «летучую мышь», подумал, налил полстакана, втянул в себя водку посиневшими от холода губами. И снова ушел в ночь... 
Он нашел Белого только под утро. Случайно увидев струйку пара, пробивающуюся из подтаявшего сугроба, яростно начал разгребать снег негнущимися замерзшими руками... Сорвал с себя бушлат, завернул в него окровавленное, начавшее уже коченеть тельце и побежал к дому, взрыхляя снег негнущимися ногами в тяжелых армейских ботинках... 
Белый на короткие мгновения приходил в себя, шипел, оскаливал в жуткой гримасе клыки, пытался выпустить когти, но силы быстро заканчивались, и он снова проваливался в беспамятство... Он был еще там, в своем последнем бою... 
А потом... Потом был сумасшедший гон машины по обледеневшему шоссе, врач, удивленно качающий головой, операционная... Белый выжил. 
... Еще через два дня... Кот осторожно поднял голову, покачиваясь поднялся с лежанки и с трудом подтягиваясь на передних лапах и путаясь в бинтах, залез на кровать. Встал в изголовье, долго и внимательно смотрел на лицо спящего... И медленно, словно удивляясь самому себе, потерся головой о небритую щеку, удовлетворенно вздохнул, свернулся калачиком и блаженно закрыл глаза
mamusia
mamusia
Бриллиантовый счастливчик
Бриллиантовый счастливчик

Две победы : Уголок читателя - 3 - Страница 2 03a89d11
Сообщения : 28109
Откуда : Vilnius - London

Вернуться к началу Перейти вниз

Уголок читателя - 3 - Страница 2 Empty Re: Уголок читателя - 3

Сообщение автор Лилёша в Вт Июн 11, 2019 3:15 pm

good good good good good  134942
=======================================================================
ПЕРВОЕ, ВТОРОЕ, ТРЕТЬЕ

Александр Бирштейн

Помните наш двор? Конечно помните! Так представьте себе «картину маслом», как говорил покойный Гоцман. А на картине этой почти все наши знакомые. Стоят посреди двора и нюхают в разные стороны. Такое себе занятие. И, главное, уважаемые люди: тетя Маруся, Тетя Рива, Герцен…
Нет только мадам Берсон и тети Ани. Почему? Так об этом и сказ.
А все началось с одного – одного! – слова…
- Борщ! – веско сказала мадам Берсон и стало тихо-тихо. Как после ремонта.
- Я имею варить борщ! – развила мадам свою мысль и замолкла, ожидая оваций.
Но их не последовало.
- Ну, и что? – поинтересовалась голодная тетя Аня. Она была деликатна, как еж, случайно попавший за шиворот.
Мадам Берсон опешила. Как? Не оценить ее будущие труды? Она тут же позабыла, что планировала упереть весь будущий борщ самостоятельно.
- Аня! Я отрекаю тебя от тарелка! – громогласно объявила мадам. А это значило… Это значило, что борщ будут есть все, даже шлимазл Межбижер. Но не тетя Аня, ясное дело.
Что оставалось тете Ане?
А вот что!
- А я буду лепить вареники! – сообщила она.
- С чем? – спросила тетя Рива.
- С картошкой! – победоносно обвела глазами двор тетя Аня.
- Я люблю с мясом! – закапризничала мадам Берсон. Но на нее посмотрели с жалостью. Вареники ей явно не светили. Зато остальным… Народ представил себе, как после борща станет трескать вареники… И все дружно облизнулись.
- Кто ест борщ не получит вареники! – далеко зашла в своей мстительности тетя Аня.
- Хто жрет вареники не получит борщ! – запоздало и бесполезно отреагировала мадам.
Вот так номер…
Все немножко растерялись. А «дуэлянтки» разошлись по квартирам. Готовить, конечно.
- Может, помирятся? – пролепетала тетя Сима.
- Держи карман шире! – зло бросила тетя Маруся.
Настроение как-то срочно испортилось. Вот, поймите: если есть только борщ, то люди угощаются борщом и счастливы. Но какое счастье может быть, если они знают, что есть еще и вареники, но им они недоступны? Или наоборот: лопать вареники, зная, что борщ им не достался! То еще мучение.
И все посмотрели на тетю Марусю. И она осознала.
- А я буду делать компот! – сказала она. Но так, что услыхали все. И мадам Берсон, и тетя Аня. В крайнем случае, им об этом тотчас рассказали.
- Первое, второе и третье! – сказал Герцен и добавил, - Ну-ну…

Кто жил в Одессе или хоть раз побывал в ней в начале лета, знает, что лучший в мире компот – это компот из клубники с черешней. Да-да, этот совсем простой компот. Простой…
- Это-то и плохо… - подумала тетя Маруся. А потом улыбнулась и сказала:
- Ничего, справлюсь…
В те времена одесское лето богато было на клубнику, продававшуюся в лукошках из бересты. В лукошко входило до трех с половиной кило ягод. Сперва Маруся хотела взять два кило, а потом вспомнила мадам Берсон и купила целое лукошко. Черешню пришлось везти с Привоза, ибо Марусе нужны были и белая и черная. Ну, а сахар всегда – ну, почти! – имелся в гастрономе «Темп».
- Это же грабеж! – размышляла тетя Маруся по дороге из гастронома. – По семьдесят восемь копеек за кило сахара!
Оставив дома припасы, тетя Маруся пришла к тете Ане.
- Аня! – с порога начала тетя Маруся, - Я решила к твоим вареникам сварить компот!
- Знаю! – неприветливо ответила тетя Аня. Она месила тесто. А это дело ответственное. Одной муки белой шесть стаканов! Шутка? Тетя Аня как раз залила муку водой и размешивала ее.
- Представляешь, - продолжила тетя Маруся, - кинулась я готовить, а у меня сахара не хватает! Не одолжишь стакан?
Честность тети Маруси во дворе сомнений не вызывала, поэтому тетя Аня кивнула на полку с банками.
- Бери сама, у меня руки в тесте.
- Трудишься… - одобрила Маруся. – И мадам… - Тут Маруся сделала вид, что осеклась.
- Ладно, говори! – разрешила тетя Аня.
- Представляешь, мадам таки взялась готовить борщ, но сало на зажарку хочет резать пластинками, а не кубиками!
- Вейз мир! – заголосила тетя Аня, - Она, что с ума сошла? У нее ж не получатся шкварки! Сало надо порезать кубиками и выжаривать на медленном огне!
- Да, ты права… - Маруся опустила голову и как-то поникла, словно это она, а не мадам Берсон допустила такое преступление против человечества.
- Скажи ей, скажи ей, от себя, конечно! – настаивала тетя Аня.
С тем и расстались. И Маруся, не заходя домой, помчалась к мадам Берсон.
Та, нарезав сало кубиками, выжаривала его на сковороде.
- Роза! – с порога завела Маруся, - Я решила к твоему борщу сварить компот. Пусть у нас будет на этот раз жидкий обед!
- Кинь больше клубника, я ее так люблю! – велела мадам Берсон. – И сделай сладко!
- Ладно, я, как раз, у Ани сахар заняла… - тут Маруся опять сделала вид, что осеклась.
- Что Аня? – вскинулась мадам Берсон.
- Представляешь, она, таки, решила делать вареники! Но знаешь, мне не нравится, как она делает тесто!
- А как? – сильно заинтересовалась мадам.
- Она кладет яйца раньше воды!
- Низзя! – взвыла мадам Берсон.
- Я знаю… - опечалилась Маруся, но она ж только тебя слушала всегда…
- Так скажи ей! – разрешила мадам Берсон.
- Хорошо. – скромно сказала тетя Маруся. Придя домой, она вымыла клубнику, очистила ее от хвостиков и ненадолго отложила в сторону. Потом вымыла черешню и оборвала черенки. Небольшая, литров на двенадцать кастрюлька имелась. Наполнив кастрюлю на три четверти водой, Маруся поставила ее на огонь. Оставалось немного времени, чтоб зайти к тете Ане.
- Аня! – сообщила она, - Мадам Берсон кладет в зажарку резанную свеклу!
- В зажарку? – переспросила тетя Аня. – А как она ее делала?
- Ну, как ты сказала. Нарезала сало кубиками…
- Эта Роза, иногда, умеет слушать более опытных! – вынужденно похвалила мадам Берсон тетя Аня. Но тут же спохватилась. – Так ты говоришь, она в зажарку режет свеклу?
- Режет… - подтвердила тетя Маруся!
- Беги к ней и скажи, что так нельзя! Надо свеклу отварить в бульоне, а потом натереть и первой положить в сковородку с жидким салом… А только потом морковку и лук!
- Бегу! – на ходу сообщила Маруся. Но побежала не к мадам, а домой.
И вовремя. Вода в кастрюле закипела. Тогда Маруся кинула в воду черешню, а пару минут спустя и клубнику. И сразу кухня наполнилась ароматом. Не теряя времени, Маруся стала добавлять сахар, пробуя варево с помощью деревянной ложки. Потом выключила огонь и поставила кастрюлю в таз, до половины наполненный водой. Ну, чтоб быстрее остыло.
Впрочем, можно было не спешить.
Мадам Берсон только-только вытащила мясо из бульона, оставив там мозговую кость. Пока мясо остывало, она натерла сваренную свеклу и стала ее поджаривать в сале. Тертая морковка и шинкованный лук ждали своей очереди.
- Роза! – ворвалась к ней тетя Маруся, - Беда на дворе!
- Вуз трапылось? – испугалась мадам.
- Аня не хочет делать картофельный фарш с жареным луком!
- Как? – у мадам Берсон просто отнялся язык.
- Она говорит, что жареный лук будет в подливке.
- И там, и там! – хватала ртом воздух мадам Берсон. – Беги! Беги и скажи! – и она без сил опустилась на табуретку.
- Аня! – закричала, едва войдя тетя Маруся, - Мадам Берсон кладет томат раньше морковки!
- Так не бывает! – не поверила тетя Аня, добавляя в пюре две трети жареного лука и перемешивая все.
- Это ты говоришь, - возразила тетя Маруся, а Роза… Ну, ты ж ее знаешь!
- Знаю… - огорчилась тетя Аня. – Она ж такая неумеха…
- А с такой готовкой еще и борщ испортит и голодной останется, - добавила тетя Маруся, - а ей вредно…
- Так отнеси ей вареники, - разрешила тетя Аня, нарезая тесто на кружочки тонким стаканом.
- Не выйдет, - огорчилась тетя Маруся. – Она такая гордая… Если бы вместе со всеми…
- Я к ней не пойду! – почти сдалась тетя Аня.
- А ко мне?
- К тебе можно!
С тем и расстались.
Мадам Берсон забросила в бульон мелко нарезанное мясо, потом картошку. Погодя минут десять, она посолила варево, поперчила и кинула капусту. Луковица и букетик зелени, наоборот, выварившись, полетели в мусорное ведро…
Вы, наверное, не удивитесь, но разговор тети Маруси с мадам был аналогичен разговору с тетей Аней.
Ну, что еще добавить?
Мадам залила в зажарку в дополнение к свекле, луку и моркови еще и томат.
Тетя Аня налепила дикое количество вареников.
Мадам Берсон вылила зажарку в бульон.
Тетя Аня поставила вариться воду.
Тетя Аня опустила в кипяток первую партию вареников, предварительно посолив воду.
Мадам Берсон добавила в борщ немного сахара.
Тетя Аня, увидев, что вареники всплыли, подождала три минуты и стала их вынимать.
Мадам Берсон насыпала в кастрюлю мелко шинкованную зелень и накрыла ее крышкой. Через минуту она выключила огонь.
А что тетя Маруся? О, она пригласила всех соседей к себе. И велела принести сметану.
- Ложки, вилки и тарелки свои! – добавила она.

___________________________________________________
Уголок читателя - 3 - Страница 2 Ada87910
Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem

Из дальних странствий возратясь (каталог Лилёша)
Лилёша
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы : Уголок читателя - 3 - Страница 2 03a89d11
Сообщения : 31272
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Уголок читателя - 3 - Страница 2 Empty Re: Уголок читателя - 3

Сообщение автор Лилёша в Вт Июн 11, 2019 3:41 pm

ХАШ ПО-ТБИЛИССКИ

Александр Бирштейн

Вспоминаю... Мою книжку "Как это кушают не в Одессе" читали немногие...

Адъютант командующего Тбилисским корпусом ПВО прапор Маркарян разбудил нас в шесть утра и стал угрожать, что сейчас мы пойдем есть хаш. Я, было, начал ему объяснять, куда он сейчас пойдет, но прапор объявил, причем, громко, что к хашу обязательно подается сто грамм водки. Тотчас количество желающих вкусить утренний хаш – как будто бывает вечерний! – возросло. Хаш хашем, а сто грамм после вчерашнего просто заветная мечта. Да еще в шесть утра. Тем более, все равно разбудили. Нестройной толпой повалили мы в город. Мы – это сборище офицеров, приехавших в корпус для проведения первенства оного по шахматам. Больше половины из них точно знало, как ходят все фигуры.
Я когда-то, еще в школе, сыграл вничью с дядей, маминым братом и кандидатом в мастера. Поэтому, не без основания, примерял на себя звание чемпиона корпуса. А там и первенство округа не за горами…
Шахматный турнир должен был начаться сегодня, а вчера мы только съехались, поселились в пустой казарме и стали знакомиться. Впрочем, большинство приехавших оказались ветеранами таких турниров, более того, призерами. Как могут побеждать люди, щеголяющие терминами тура или лошадь, я не знал и не очень задавался этим вопросом. Напротив их разговоры звучали музыкой в моей дурной башке.
- Поеду в Баку на первенство округа, - планировал я, - потом, даст бог, на первенство вооруженных сил…
- А где вооруженка проходить будет? – спросил я вчера, прервав застолье. Все посмотрели на меня с жалостью. А я подумал, что завидуют.
Спервоначалу в казарму попало нас трое. Я и капитан с майором из других полков. Выбрали койки, распаковали чемоданы. У каждого оказалось по бутылке водки. Ну, и еда какая-то. Сдвинули табуретки, приступили. Не успели допить вторую бутылку, как начали прибывать еще шахматисты. Тоже с бутылками. Когда я ближе к вечеру очнулся, еще пятеро лежали, а четверо самых стойких продолжали застолье. От огорчения я снова уснул.
И вот утро, голова болит. И мы идем по чудесному городу Тбилиси лакомиться неизвестным мне блюдом по имени хаш.
- Что такое хаш? – озвучил я свое недоумение.
Ответов было несколько.
- Суп из субпродуктов! Жидкий холодец. Вещь, что надо! Копыта в бульоне! Мировая закуска! В общем, никакого оптимизма эти кулинарные диагнозы не добавили.
А мы, тем временем, пришли на улицу Плеханова, изрядно устав, между прочим. Улица, вообще-то, мне была знакома. Я, когда бывал в Тбилиси, бегал сюда звонить домой. Почему-то из Тбилиси я всегда дозванивался. Звонки происходили в два этапа. В первый день я звонил мамыпапиным друзьям тете Любе и дяде Мише и сообщал, что назавтра стану звонить снова. Дядя Миша или тетя Люба добирались к нам на Жуковского и сообщали маме с папой. На следующий день родители приходили к ним на Чкалова и, ожидая моего звонка, играли с хозяевами в кинга или телефончик.
Дозвониться удавалось за какой-то час-полтора. После этого я шел в магазин «Воды Лагидзе» заливать тоску по дому водой с сиропом. Спиртное я не любил. Пил только в офицерских компаниях, тщательно избегая прозвища «салабон».
На Плеханова было два подвала с названием «Хаш». Миновав первый – так повелел бывалый прапорщик! – мы спустились во второй. Народу! Но как-то все уместились. Тарелка хаша и стопка водки стоили три рубля. Судки с толченым чесноком и хлеб были на столах. Все приступили, а я сперва не решался. А потом подумал, что раз столько людей это ест с видимым удовольствием, то и мне стоит попробовать.
- Пей лейтенант! – советовал мне Маркарян. – И закусывай!
И я решился. Сотка водки вошла в меня, как пиво в песок. Потом, добавив толченый чеснок в варево, я зачерпнул ложку, потом другую, потом стал грести, как экс-чемпион байдарочников Украины Володя Петридис. Попадались куски чего-то мясного и исчезали во мне, как их и не было. Вкуууусно! Через несколько мгновений тарелка была пуста.
Ну, что – водка выпита, хаш съеден. Пора играть в шахматы. Играли…
Шахматные столы были накрыты за сценой корпусного клуба. Шахмат на них не было. Зато был сыр, овощи, острые до невозможности маринованные перцы, шашлыки и чача. Много чачи. «Играли» все. Трудились аж до вечера. Согласно расписанию, все получили по половинке очка.
- За шахматным столом все равны! – пояснил Маркарян.
На следующий день тоже был хаш. Но мне, все-таки удалось поиграть в шахматы. Я поставил мат на пятом, кажется, ходу какому-то старлею по имени Толя. Толя жаловался на язву и на то, что больше одного игрового дня он выдержать не может. Остальные играли за сценой.
Третий игровой день начался с хачапури с яйцом и маслом, а продолжился за шахматным столом уже на сцене клуба. С плаката на стене на нас сурово смотрела грузинская чемпионка мира не то Гаприндашвили, не то Чибурданидзе. Вдохновленный женщиной, я выиграл еще одну партию. После этого ко мне подошел озабоченный Маркарян и огорошил вопросом:
- Хочешь второе место?
- Хочу первое! – поделился планами я.
- Первое нельзя! Первое для Алексидзе!
- А я у него выиграю!
- Нельзя выиграть. Он местный! И у него теща в Баку живет…
- А я выиграю!
- Что ты хочешь? – начал уговаривать Маркарян. – Второе место – хорошо! Ресторан каждый вечер – хорошо! – нахваливал он свой товар.
Я был слаб и очень хотел домой.
- Вот моя командировка. Отметь убытие через неделю. И достань билет до Одессы… За мой счет! – добавил я, увидев выражение его лица.
На следующий день, сдав на втором ходу партию Алексидзе, я улетел в Одессу. Все остальные мои партии, как я понимаю, закончились вничью.
Через неделю я прилетел в Тбилиси. Турнир давно закончился. Мне выдали грамоту, из которой я узнал, что занял не второе, а третье место.
- Что за дела? – спросил я Маркаряна.
- Понимаешь, Манучаров очень хотел. А он двоюродный брат заместителя по тылу… На Мтацминду хочешь?
- Лейтенант! Почему опоздали из командировки? – неумолимо вопросил замполит полка подполковник Сметанин!
- Задержался по приказу командира корпуса! – отрапортовал я, предъявляя отмеченную командировку и грамоту за третье место.
- Молодец! – сменил тон подполковник.
Было раннее Батумское утро. Неуверенные облака тихо совещались на тему дождя. Я шел по городу и радовался солнцу, расцветшим олеандрам и мыслям, что сейчас зайду в хашную в подвале около вокзала, спрошу тарелку хаша и сотку, выпью, поем и стану мечтать о доме, куда я совсем скоро поеду. Ведь через неделю в корпусе начнется турнир по русским шашкам, а в них я играю лучше, чем в шахматы

___________________________________________________
Уголок читателя - 3 - Страница 2 Ada87910
Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem

Из дальних странствий возратясь (каталог Лилёша)
Лилёша
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы : Уголок читателя - 3 - Страница 2 03a89d11
Сообщения : 31272
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Уголок читателя - 3 - Страница 2 Empty Re: Уголок читателя - 3

Сообщение автор Лилёша в Ср Июн 12, 2019 3:09 pm

Волшебное утро

Уголок читателя - 3 - Страница 2 0_175587_c8d594b2_orig

Волшебное утро – вот о чем я мечтаю… Когда я вдруг проснусь и пойму, что я – это вовсе не я, а самая настоящая фея!

Если бы я была феей, я бы просыпалась не по будильнику, а с первыми лучами солнышка.  Я бы вскакивала свежая и бодрая, потому что хорошо спала и видела волшебные сны, а не ту жуть, которая снится после просмотра сериалов по ТНТ и новостей по НТВ…

Да, и после пробуждения я бы хваталась первым делом не за кофе и сигарету, а  балетной походкой подбегала бы к окну с приветом: «Здравствуй, мир! Здравствуйте, люди! Я – Фея, и я вас люблю!».

А потом я не наспех бы душ принимала, а купалась бы в капельках росы и с удовольствием втирала в атласную кожу ароматные масла.

И завтрак мой состоял бы не из вчерашней гречки и бутерброда с колбасой, а из нектара и пыльцы. Ну, может быть, еще варенье из розовых лепестков. Или хоть капустный салатик? В общем, что-нибудь легкое, фейское такое!

На работу бы я не в маршрутке тряслась, а летела легкой стремительной походкой, раздаривая налево и направо мимолетные улыбки. Я бы всем желала добра и любви, и вокруг меня пахло бы розами… или морозной свежестью? – в общем, приятно!

А работа – о господи, да разве она могла бы меня раздражать? Нет, если бы я была феей, я бы умела видеть во всем хорошее и находить во всем полезное, а на всякие трения, накладки и неприятности я бы просто внимания не обращала. И тогда работа стала бы для меня веселой игрой, праздником, удовольствием!  Я бы парила и творила, и  все бы мне было в радость, а другим на удивление!

Если бы я была феей, то в обеденный перерыв я бы в «Макдональдс» не ходила и вредную пищу не поглощала, а если бы и ходила, то только для того, чтобы попрактиковаться в сотворении чудес. Вон той толстухе с одышкой я бы наволшебила фигурку 90-60-90, а вон тому мрачному дяденьке – романтическое приключение, а тощему студенту, что мелочь пересчитывает – перевод на бюджетное и повышенную стипендию. Ах, разве жалко было бы мне, фее и волшебнице, повышенной стипендии?

Да, а еще одежда! Если бы я была феей, я бы выбросила все свои джинсы и водолазки, все пуховики и курточки, я бы носила воздушные платья и элегантные пальто, я бы завела себе веер и стильный зонтик, и сменила бы шапочки на шляпки!

А все свои сумки-сумищи гигантских размеров я бы раздарила нуждающимся, а себе приобрела маленькую сумочку, в которой только кошелек и ключи, зеркальце и помада, хотя зачем фее помада, у меня и так губы цвели бы нежным розовым перламутром!

В очередях и в общественном транспорте я бы не злилась на толкотню и шум, а придумывала бы всякие волшебные заклинания для улучшения мироздания и тут же проверяла бы их на практике.

А вечером, когда я возвращалась бы домой, я бы слушала совсем другую музыку! Не «Суженый мой, ряженый» и не «Останусь», не «Кабриолет» и не «Одиночество — сволочь», а что-нибудь такое, такое… Ну, словом, вдохновляющее, бодрое и оптимистичное! От чего хочется жить, а не утопиться в ванной. Я бы делала домашние дела и танцевала, а душа моя подпевала бы в унисон, или даже в терцию.

Если бы я была феей, мне бы на все хватало времени, потому что я бы умела им управлять. Запрягла время – и поехали! Захотела – пришпорила, захотела – приостановила…

И еще бы я решительно реорганизовала свое пространство. Да, я бы поменяла все! Я бы убрала строгие обои в полосочку и покрасила стены в разные цвета. Четыре стены – четыре цвета. А по потолку – радугу, едва заметную, как будто в дымке, но очень, очень красивую! И я бы убрала всю лишнюю мебель, чтобы у меня было много воздуха и света. А вместе с мебелью повыбросила бы все сувениры, которые годами копились, всю старую одежду (зачем она фее?), все то, что будет мешать мне в полете. Нет, не выбрасывать – дарить!!! Пусть эти вещи принесут еще кому-то радость.

А по вечерам я бы не сидела перед телевизором, а придумывала бы свою новую реальность. И, может быть, в ней бы вовсе не было ни работы, ни маршруток, ни «Макдональдса», а была бы она совершенно волшебной. Утром вскочила – и сразу в полет! В иные города, страны, а может быть, миры и галактики – почему нет? Вот сейчас же сижу и придумываю, и очень даже неплохо получается…

А собственно – в чем дело? Что мешает мне сделать это прямо сейчас? Ну и что, что сейчас вечер – я назначаю его самым волшебным утром в мире!

… И я решительно выключила телевизор, распахнула окно и сказала то, что так давно хотелось: «Здравствуй, мир! Здравствуйте, люди!  Давайте знакомиться, я – Фея, и я вас люблю!».

@ Эльфика

___________________________________________________
Уголок читателя - 3 - Страница 2 Ada87910
Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem

Из дальних странствий возратясь (каталог Лилёша)
Лилёша
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы : Уголок читателя - 3 - Страница 2 03a89d11
Сообщения : 31272
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Уголок читателя - 3 - Страница 2 Empty Re: Уголок читателя - 3

Сообщение автор Лилёша в Ср Июн 12, 2019 3:51 pm

«Три любителя игрушечного мира»

Уголок читателя - 3 - Страница 2 62210317_476576743163813_2798273980501327872_n.jpg?_nc_cat=104&_nc_ht=scontent.ftlv5-1

Все дело было в церкви. Есть церковь, значит быть «селу», нет церкви, значит останется «деревней». А если она еще и старообрядческая, то тем более, не быть в ней церкви. В такой старинной деревне перед самым началом войны и родилась мама. Несколькими годами ранее, в столичном городе, родился отец. А детство у них, по сути, было общее, дети войны. Папа успел попасть в оккупацию. И дедушка ходил в тыл врага, чтобы тайно вывезти бабушку с двумя детьми, третий у них будет послевоенным. Папа с мальчишками снимал с убитых фрицев ордена и медали, этих трофеев у пацанят были целые коллекции, ими они любили играть, и награждать друг дружку за победы в мальчишечьих баталиях. В это время мама жила в женском коллективе, с бабушкой, овдовевшей в Первую мировую, и мамой, овдовевшей в 41-ом. С подружками пропадала на речке, в лесу, и была младшей из троих детей помощницей по хозяйству.

В юности не догадалась о многом расспросить отца, очень об этом жалею. Зато мама однажды просто сказала мне, что у нее не было в детстве игрушек. Война, все-таки. И первые мои игрушки были одновременно и первыми игрушками моих родителей. И для них они были еще важнее, чем для меня.

Мой игрушечный мир начался с фото. Самостоятельно сфотографировав, проявив и напечатав мой портрет в двухмесячном возрасте, счастливые родители тут же повесили этот шедевр мне в кроватку. И весело вспоминали, что я много времени уделяла сосредоточенному изучению их творчества.

Когда подросла, появились малышковые игрушки, которые увлеченно покупали молодые папа с мамой. Помню свою резиновую лягушку на резиновом же трубчатом шнуре с грушей на конце. Как в старых флаконах с одеколоном. Под животом лягушки пряталась свернутая улиткой резиновая педаль. Давишь на грушу, лягушка очень натурально приподымается и смешно плюхается, что вызывает искренний восторг. Или неубиваемая железная юла, полосатая, яркая, разноцветная. Ее удобно было носить за ручку на блестящем спиральном стержне. Когда ее заведешь, она крутилась, покачиваясь и тихонько гудя. А во время торможения ее начинало нервно бросать в разные стороны. А вот пластмассовая аккуратная белая курочка с отверстием в боку, откуда выглядывал квадратный штырь для маленького ключа. Если до упора провернуть ключ, она начинала быстро клевать невидимое зерно, подпрыгивая на одном месте на неровных трехзубчатых лапках и лязгая внутренним механизмом. Гвоздь программы- жестяная Дюймовочка, спрятанная в лепестках лилии. Берешь этот железный шприц с бутоном на конце, начинаешь непрерывно нажимать на специальную педаль, лепестки раскручивались и раскрывались, показывая крошечную девочку. Из-за мелькания этих лепестков ее было плохо видно. Только остановишься посмотреть, цветок тут же плотно захлопывался. Можно было просто отогнуть лепесток, чтобы заглянуть вовнутрь.

Моя самая ранняя, самая первая кукла была гораздо старше меня. Мальчишечка с мягким телом и головой из папье-маше. В коричневых колготках и зеленом свитерке. Его рельефные волосы и рисованное личико были совсем из другого, старинного мира. Непохожестью на других кукол, неуловимой нежностью и милой одухотворенностью он трогал мое маленькое сердце.. Назвала его Андрюшей и горячо полюбила. Однажды он просто исчез, как я его ни искала. Хорошо помню, что пошла расспрашивать о нем маму, и в ответ услышала: «Его нет, у него сломалась ножка..» И хотя я тогда была от горшка два вершка, ни на минуту этому не поверила. Для себя решила, что родители его кому-то передарили, за ними такое наблюдалось. И горечь утраты появилась тогда в душе. В памяти почему-то сохранился затылок того мальчишечки, похожий на осенний глянцевый каштан.

Мне исполнилось четыре года, когда наша небольшая семья поселилась в частном секторе. У хозяев, кроме своего дома, в собственном саду стоял одноэтажный барак для квартирантов, в котором родители снимали комнату с печью, выложенной белыми изразцами. Посреди комнаты расположился наш собственный круглый стол, накрытый скатертью. Его центр часто украшала ваза с живыми цветами по сезону. Слева от моей железной кровати, с шишечками и сеткой безопасности, на простом гвозде, бесхитростно вбитом в стену, висел большой прозрачный кулек с белыми кеглями из плотной пластмассы. А за самодельной занавеской прятался уголок с игрушками, которыми я себя надолго занимала.

Однажды летом папа принес домой настоящие детские веревочные качели. Деревянные круглые стержни были разукрашены красным, желтым, синим, и ездили вдоль веревок. Мы с ним тут же отправились в сад на полевые испытания. Папа увлеченно приладил качели на толстую ветку старой яблони, торжественно усадил меня и начал раскачивать. Я полетела, выше, еще выше. Земля и небо задвигались. Зелень сада, густо запятнанная солнцем, полетела рядом со мной. Отец стоял сзади, я ощущала, как весело и старательно он толкал меня и качели своими сильными руками. И от каждого толчка, по чуть-чуть, я съезжала вперед. Понимая, что сползаю, стала попискивать, что, ой, ой, упаду. Папа же сильно увлекся процессом, убежденный, что его доча должна быть храброй девочкой. Наконец наступил момент, которого опасалась. Маленькая худышка, из-за чего очень переживала моя бабушка, я легко проскользнула сквозь перила и красивой дугой полетела вперед, приземлившись спустя несколько метров. Вот это я летела! Как воробушек! А как папа перепугался! Последствия этого полета стерлись из памяти, но думаю, что падение на мягкую землю не причинило мне тогда большого вреда.

Этот частный сад был огорожен со всех сторон старым штакетником, и родители смело отпускали меня на долгие прогулки во дворе. Я терпеливо исследовала там каждый куст и каждый камень, знала каждый гвоздь в заборе. Сменялись сезоны. В холодный зимний день я перегуляла и сильно замерзла. Только когда уже рук и ног не чувствовала от мороза, сообразила, что пора домой. Поднялась по трем ступенькам на деревянное окрашенное крыльцо, потянулась к металлической дверной ручке в форме скобы. А дверь открыть не получается, пальцы в мокрых варежках замерзли, не слушаются. И тут меня осенило, раз не могу открыть руками, открою зубами. Становлюсь на носочки и хватаю зубами ручку.. В эту же секунду чувствую, что приклеилась. Вишу. И растерянно думаю, как это можно приклеиться, с чего бы это? И позвать никого не могу, рот занят. Повисев некоторое время и случайно нагрев дыханием ручку, вдруг, так же неожиданно, отлипаю. Слегка испугавшись, и размышляя о непонятном происшествии, пошла в дом греться.

Прогулки на морозе, а может походы в детский сад, дали о себе знать, я заболела. Сильный кашель так встревожил родителей, что решили мне непременно ставить горчичники. Чтобы меня уговорить, пообещали показать мультфильмы. Тогда это было целое событие. Сначала надо было дождаться вечерней темноты. Моя кроватка упиралась изножьем в стенку печки, ее побеленная поверхность над изразцами служила хорошим экраном. В изголовье кровати папа устанавливал серый железный фильмоскоп. Целлулоидные перфорированные пленки с диафильмами продавались в алюминиевых коробочках. Картинки и тексты запоминались до последней буквы, и все равно оставались самыми любимыми. Мама ставила рядом с кроваткой табуретку, приносила тарелку с теплой водой, макала в нее желтые горчичники, прилепливала их на меня и плотно укрывала. Сначала было просто тепло и пахло горчицей. Постепенно начинало ужасно печь, и хотелось поскорее избавиться от мучений. В комнате выключали свет, папа в роли киномеханика заряжал фильмоскоп и проецировал световую картинку на стену. Высота и пропорции изображения регулировались вручную с помощью подложенных книжек, вручную наводилась и резкость, подготовка была неторопливой и слегка волнительной. Наконец, можно было смотреть и слушать сказку. Мама читала текст под картинкой, а папа прокручивал кадр за кадром. И было в этом событии что-то от чуда, когда в темной комнате в луче света с плывущими домашними пылинками, рождалось совместное кино. Вознаграждение за муки. Когда мама горчичники снимала, то потихоньку за уголок тянула бумажку. И невыразимое освежающее облегчение разливалось по клеточкам. Затем она протирала красные прямоугольники кожи теплой водой и смывала, наконец, ненавистную жгучую горчицу.

Через год мы снова переселились, на этот раз вновь к бабушке с дедушкой, на третий этаж пятиэтажного дома. Мне нравилась эта квартира с высокими потолками и широкими подоконниками, с парадным и черным входами, каменными лестницами и дубовыми перилами. Там за кухней была целая комната-кладовка с собственным окном. Во дворе у дедушки был гараж, любимое место папиного времяпровождения. В этом небольшом городском дворе уже не было фруктовых деревьев с удобными ветками. Зато ровными рядами росли старые тополя. Именно там у меня появился персональный гамак. Летним днем мы выходили с папой во двор, он привязывал к деревьям белую сетку гамака, застилал одеялом, а сам шел трудиться в гараж. В этом гамак я приносила игрушки, здесь я читала книжки, и даже спала днем. Иногда наведывалась к папе поглазеть, что он там делает. Возле гаража на утрамбованной земле собиралась после дождей большая лужа. В ней радужными пятнами растекался по поверхности бензин. Я удивленно рассматривала эти узоры, похожие на те, что в мыльных пузырях, вдыхала приятные бензиновые запахи гаража и говорила: «Папа, как же мне нравится этот запах! Когда ты будешь ехать на мотоцикле, я буду бежать за тобой и нюхать!» Чем несказанно веселила родителя.

Спустя год вновь переехали, уже в нашу новую квартиру. Я подросла. Теперь у меня своя комната, детская стенка, в которой помещались взрослая и детская библиотеки, просторное место для кукол и два закрытых отделения с игрушками. Наступило мамино время. Она привозит из командировок и поездок для меня все, что ей нравится, немецкие и советские разнообразные игрушки. Выбирает кукол с красивыми лицами и ровными ножками. Кукольную кухоньку и игрушечный холодильник. Кукольное пианино, на котором можно играть, и механическую швейную машинку в кожаном футляре. Пластмассовые часы с прозрачным циферблатом и металлическую кукольную кровать на пружинах. Мне всегда нравилась магазинная новизна игрушек, и я старалась на дольше ее сохранить.

На кровать мама на своей подольской швейной машинке сшила настоящую постель. Матрас был по всем правилам тех лет, приятная бежевая ткань прошита цветными ситцевыми лоскутами. Белые простынка, наволочка с запахом на подушку, пододеяльник с квадратной дырой в центре, и голубое одеяло. Иметь настоящую кукольную постель для девочки было верхом мечтаний. Все эти игрушки были доступны и всем подружкам нашего дома. Мы не только играли в комнате, летом мы девчачьей компанией вытаскивали из нашего шкафа понравившиеся игрушки во двор. Постепенно всех детей родители разбирали по домам, а я оставалась на улице с этим ворохом и ждала маму, чтобы она помогла мне все это затащить обратно. Ровно в девять вечера у меня был отбой, возражения не принимались, у родителей наступало свое время отдыха. Зато я могла всех своих кукол и зверей уложить спать в мою постель. Самой приходилось моститься с краю и засыпать. Потом приходила мама и разбирала всех по своим местам, кого в шкаф, кого, спящего, в постель.

Папа тоже включался в игрушечный мир со своими идеями и мечтами. Кроме трехколесного велосипеда, он осчастливил себя и меня настоящей детской педальной машиной. Мы хранили ее многие годы на лестничной клетке у наших входных дверей. С этой машиной ходили гулять всем семейством. Думаю, папа, страстно любивший скорость и технику, был счастлив, глядя как рулит и давит на педали его любимая доця. А через пару лет, вернувшись со школы, я изредка сидела в коридоре на капоте этой машины и коротала время, в ожидании родителей, если забывала дома ключи..

Папино увлечение мультфильмами привело к тому, что у нас дома появился настоящий взрослый, похожий на чемоданчик с ручкой, узкопленочный кинопроектор «Луч» для родителей. Мама приносила его с работы. К нему прикупили клеенчатый белый экран и две бобины 8-мм пленки: «Самогонщики» и мультфильм для взрослых «Шпионские страсти». Пленки были без звука. Когда в доме собирались гости и подходило время развлечений, папа включал мультфильм про шпионов. Озвучивать происходящее на экране приспособились, ставя на проигрыватель пластинку «Ночь в Европейском» с оркестром Джозефа Мазуркевича. Инструментальное сопровождение иногда так совпадало с сюжетом, что вызывало бурную радость у зрителей, впрочем, как и сам мультфильм за праздничным столом.

Повзрослев, с легким сердцем раздарила детворе все свои игрушки.. Оставила себе одну совсем маленькую немецкую куклу- любимицу с каштановыми волосами до пят, ровными ножками и красивым личиком. Только большую часть своей жизни прятала ее от самой себя и близких в самом дальнем ящике. Она до сих пор живет у меня. Она помнит меня еще семилетней девочкой.
@Марина Соболевская

___________________________________________________
Уголок читателя - 3 - Страница 2 Ada87910
Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem

Из дальних странствий возратясь (каталог Лилёша)
Лилёша
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы : Уголок читателя - 3 - Страница 2 03a89d11
Сообщения : 31272
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Уголок читателя - 3 - Страница 2 Empty Re: Уголок читателя - 3

Сообщение автор Лилёша в Ср Июн 12, 2019 4:19 pm

Двадцать лет его нет с нами. Представляете! Страшная, необратимая потеря! Потому что его песни во многом были нашей душой.

Уголок читателя - 3 - Страница 2 18953028_10213106092517892_3795509573676466266_n.jpg?_nc_cat=111&_nc_ht=scontent.ftlv5-1

ПОКА ЗЕМЛЯ ЕЩЕ ВЕРТИТСЯ...

Александр Бирштейн

Интересно, как получается. Окуджавы, Высоцкого, Бродского тексты знал, еще понятия не имея об имени автора. Правда-правда! Помню, как мы с ребятами в конце пятидесятых с удовольствием горланили:
…А мы швейцару: "Отворите двери!
У нас компания веселая, большая,
приготовьте нам отдельный кабинет!"…
Правда, мы тогда пели:
… У нас компания веселая, блатная…
Как-то ближе это было…
А имя такое – Булат Окуджава – узнал я году в 60-61-м, не помню уже точно, когда подошел ко мне на перемене товарищ мой Юрка Лынюк и показал журнал «Юность», где были стихи с такими строками:
…Плачьте, дети! Умирает мартовский снег.
Мы ему воздадим генеральские почести…
И я сразу чего-то подумал, что это стихи о Сталине. Тем более, там в конце и такие строки:
…Но останется снежная баба вдовой.
Будьте, дети, добры и внимательны к женщине…
Снежная баба. Вдова… Родина овдовела… Нет, я не мог это принять! И злился, и спорил с Юркой…
Странно. Вроде об Окуджаве пишу, а, на самом деле, о себе, о себе говорю… Хотя… Это же мой Окуджава!
«Примирила» меня с Булатом Окуджавой песенка, услышанная вскоре. Примирила… Да я его обожать стал! А песенка осталась на всю жизнь. В самые трудные-претрудные мгновения жизни я пою себе две песенки: «А в тайге по утрам туман…» Кукина и «Бумажного солдата» Окуджавы.
…А он, судьбу свою кляня,
не тихой жизни жаждал,
и все просил: "Огня! Огня!"
Забыв, что он бумажный.
Вот даже сейчас, отвлекся. Спел шепотом. Легче? Не знаю. Лучше – это точно!
И еще. Помните? Ну, конечно, конечно помните!
…Когда мне невмочь пересилить беду,
Когда подступает отчаянье,
Я в синий троллейбус сажусь на ходу,
В последний,
Случайный…
Правда же, и вы это пели, когда невмочь? Или будете петь…
А потом нахлынули, навалились, пленили его военные песни.
… Вы слышите: грохочут сапоги,
и птицы ошалелые летят…
Да, мы это пели. И слезы, смешные и мальчишеские, застревали в глазах.
…А где же наши женщины, дружок,
когда ступаем мы на свой порог?
Они встречают нас и вводят в дом,
но в нашем доме пахнет воровством…
У нас не было тогда еще женщин. Откуда? Но мы понимали и не понимали. И, наверное, сострадали и предчувствовали.
…А мы рукой на прошлое -- вранье!
А мы с надеждой в будущее: свет!..
Задумался. А сколько, сколько же раз приходилось, махнув рукой на прошлое, снова верить и надеяться. Спасибо, Булат! Ведь это так важно, хоть раз в жизни, махнуть рукой на прошлое.
А ведь и это уже бывало в жизни, еще такой короткой.
Я говорил ему об этом очень много лет спустя, душной сентябрьской ночью 1969 года в городе Баку, когда после его и других поэтов концерта в местной филармонии мы пошли покорять город. «Покорение» закончилось, кажется, в местном центральном парке, в ресторане «Дружба» под памятником Кирову… Мы, юные офицеры, пили с поэтом коньяк «кёль-кёль» и пели ему его песни.
Но это потом.
А тогда… Нет, надо опять о себе. И о Соколове… У Олега Соколова бывали все! Художники, писатели, поэты, гебешники, конечно. Однажды я пришел к Олегу и застал огромную там компанию. На полу были расстелены два байковых одеяла, на них стояли бутылки с вином и закусь.
Человека с гитарой я сначала не узнал. А он взял и спел:
… Я знаю: ты всё умеешь, я верую в мудрость твою,
как верит солдат убитый, что он проживает в раю,
как верит каждое ухо тихим речам твоим,
как веруем и мы сами, не ведая, что творим!...
Ребята! Вы понимаете, что эта песня навсегда! Для меня точно! Как «Сода-Солнце» Анчарова, как «Повести Белкина», как «Тамань», как «Гамлет» и «Ричард Ш», как «Зимняя ночь», как «Николас Никльби», как «До свидания, мальчики» …


Последний раз редактировалось: Лилёша (Ср Июн 12, 2019 4:21 pm), всего редактировалось 1 раз(а)

___________________________________________________
Уголок читателя - 3 - Страница 2 Ada87910
Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem

Из дальних странствий возратясь (каталог Лилёша)
Лилёша
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы : Уголок читателя - 3 - Страница 2 03a89d11
Сообщения : 31272
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Уголок читателя - 3 - Страница 2 Empty Re: Уголок читателя - 3

Сообщение автор Лилёша в Ср Июн 12, 2019 4:19 pm

…Господи, мой Боже, зеленоглазый мой!
Пока Земля ещё вертится, и это ей странно самой,
пока ей ещё хватает времени и огня.
дай же ты всем понемногу... И не забудь про меня…
Говорят, на слете католической молодежи в Польше эту песню пели хором более миллиона человек…
Ох, Булат! Мы все-все тогда стали «дежурными по апрелю».
… Из конца в конец апреля путь держу я.
Стали звёзды и круглее и добрее.
— Что ты, мама! Просто я дежурю,
я — дежурный по апрелю…
Вдруг вспомнил, как мы с друзьями, прихватив три бутылки «Шипучей» поперлись в санаторий Чкалова, где Булат с Петром Тодоровским писали сценарий фильма «Верность». Конечно, нас не пустили. Санаторий Чкалова был номенклатурным. Мы пытались проникнуть туда через забор, но, повторяю, санаторий был для номенклатуры, поэтому нас скрутили в один миг. Вечер закончился в отделении милиции, где мы с милиционерами распили нашу шипучую под песни Булата, которые мы самозабвенно орали.
…А если что не так — не наше дело.
Как говорится, Родина велела.
Как славно быть ни в чём не виноватым,
совсем простым солдатом, солдатом…
На крик наш заходили новые менты, их начальство и… присоединялись.
…Мне нужно на кого-нибудь молиться.
Подумайте, простому муравью
вдруг захотелось в ноженьки валиться,
поверить в очарованность свою!..
А потом нас в «раковой шейке» развезли по домам. Машина мчалась по Пролетарскому – тогда! – бульвару, а из кармана для арестованных неслось:
… Мостовая пусть качнётся, как очнётся!
Пусть начнётся, что ещё не началось!
Вы рисуйте, вы рисуйте, вам зачтётся...
Что гадать нам: удалось — не удалось?..
А мостовая действительно качалась.
А мы пели. И нам было славно. И завтра был выходной. И нас не арестовали, а вот, везут домой. И…
Мелодия как дождь случайный
Гремит и бродит меж людьми,
Надежды маленький оркестрик
Под управлением любви.
Надежды маленький оркестрик
Под управлением любви.
Знаете, я только сейчас, проверяя себя, вернее, свою память, узнал, что одна из моих самых любимых окуджавских песен посвящена Борису Балтеру, чью повесть «До свидания, мальчики» очень люблю. Нет, даже не так. Я с этой повестью не расстался, прочтя ее. Она со мной. И окуджавские строки тоже…
…Ах, война, что ж ты, подлая, сделала:
вместо свадеб - разлуки и дым.
Наши девочки платьица белые
раздарили сестрёнкам своим…
Мы редко пересекались. Еще разок в Одессе, в тот вечер в Баку… Ах, да, еще в ЦДЛ на каком-то сборном вечере, когда Булат Шалвович пел тоже любимую мою:
…По Смоленской дороге метель в лицо, в лицо.
Всё нас из дому гонят дела, дела, дела.
Может, будь понадежнее рук твоих кольцо -
покороче б, наверно, дорога мне легла…
Странно, был период, когда Булат Окуджава подписывал письма в защиту Синявского и Даниэля, был период, когда печатался за границей, говорил смелые вещи. Но… У Окуджавы, как, кстати, у Высоцкого, нет ни одной антисоветской песни. И, при этом, если у меня и были символы сопротивления совку, то, конечно, среди них был Окуджава.
Потому что, он был совестью и душой! Он не указывал путь. Он просто говорил, что путь этот есть…
… — А где ж этот ясный огонь? Почему не горит?
Сто лет подпираю я небо ночное плечом...
— Фонарщик был должен зажечь, да, наверное, спит,
фонарщик-то спит, моя радость... А я ни при чём.
Потому что, он дарил надежду.
…Но если целый век пройдет, и ты надеяться устанешь,
Надежда, если надо мною смерть распахнет свои крыла,
Ты прикажи, пускай тогда трубач израненный привстанет,
Чтобы последняя граната меня прикончить не смогла…
И еще. Смысл жизни, в понимании Булата Окуджавы, был в дружбе, откровенности, любви и тепле. И мы приникали к нему, как к источнику. Я читал, что некоторые называют его слабым поэтом, а песни его простенькими. Бог этим людям судья. Только, наверное, Бог. Потому что, Бог зачем-то лишил их душевной чуткости и глубокого ума. Но это им не мешает, наверное. Как и мне, нам, не мешает их брюзжание. Потому что, мы взялись за руки и негромко поем:
… Виноградную косточку в тёплую землю зарою,
и лозу поцелую, и спелые гроздья сорву,
и друзей созову, на любовь своё сердце настрою.
А иначе, зачем на земле этой вечной живу?..

___________________________________________________
Уголок читателя - 3 - Страница 2 Ada87910
Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem

Из дальних странствий возратясь (каталог Лилёша)
Лилёша
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы : Уголок читателя - 3 - Страница 2 03a89d11
Сообщения : 31272
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Уголок читателя - 3 - Страница 2 Empty Re: Уголок читателя - 3

Сообщение автор Лилёша в Ср Июн 12, 2019 6:39 pm

Cовершенно изумительный рассказ

- Ну что мне вам сказать? Вы, конечно, можете не верить, но меня, Розу Абрамовну, во время войны спасли немцы, чтоб они сгорели! Точнее, немецкая бомбардировочная авиация. Если б это чертово Люфтваффе вовремя не налетело - я бы погибла. Думаю, перед вами уникальная личность, которая осталась жить благодаря бомбежке.
Если вы жили в Ленинграде, то должны знать, что до войны я была Джульеттой. Семь лет никому этой роли не поручали, кроме меня. Перед самой войной Джульетта влюбилась, - нет, не в Ромео, это был подонок, антисемит, а в Натана Самойловича, очередного режиссера, - и должна была родить. Аборты в то время, как, впрочем, и все остальное, были запрещены. Что мне было делать - вы представляете беременную Джульетту на балконе веронского дома Монтекки?.. Нет повести печальнее на свете...
Я кинулась в "абортную" комиссию к её председателю, удивительному человеку Нине Штейнберг. Она обожала театр, она была "а менч", она б скорее допустила беременного Ромео, чем Джульетту, и дала мне направление на аборт. Оно у меня до сих пор хранится в шкафу, потому что Натан Самойлович пусть земля ему будет пухом, сказал: "Пусть я изменю искусству, но у меня будет сын, Шекспир не обидится..." И играла беременной. Впрочем, никто этого не замечал, потому что Джульетта с животом была худее всех женщин в зале без живота. Вы можете мне не верить - схватки начались на балконе. Я начала говорить страстно, горячо почти кричать - мне устроили овацию. Они, идиоты думали, что я играю любовь, - а я игрaла схватки. Натан Самойлови сказал, что это был мой лучший спектакль... Схватки нарастали, но я все-таки доиграла до конца, добежала до дома падре Лоренцо и бросилась в гроб к Ромео.

Прямо из гроба меня увезли в родильный дом. Измена Натанa Самойловичa искусству дала нам сына. Чтобы как-то загладить нашу вину перед Шекспиром, мы назвали его Ромео. Но эти черти не хотели записывать Ромео, они говорили, что нет такого советского имени Ромео, и мы записали Рома, Роман - еврейский вариант Ромео...

Я могла спокойно продолжать исполнять свою роль - взлетать на балкон, обнимать, любить, но тут.... нет, я не забеременела снова - началась война. Скажите, почему можно запретить аборты и нельзя запретить войну? Всегда не то разрешают и не то запрещают. Натан Самойлович ушел на войну, уже не режиссером, а добровольцем, - у них была одна винтовка на семерых, "и та не стреляла", как он писал в первом письме. Второго письма не было...Мы остались с Ромео.

Я продолжала играть, но уже не Джульетту. Я играла народных героинь, солдаток, партизанок. И мне дали ружье. Я была с ружьем на сцене, он в окопе - без. Скажите, это нормальная страна? Весь наш партизанский отряд на сцене был прекрасно вооружен. У командира был браунинг. В конце мы выкатывали пушку. Вы представляете, какое значение у нас придавалось искусству? Мы храбро сражались. В конце меня убивали. Со временем партизанский отряд редел: голод не тетка - пирожка не поднесет. Командира в атаку поднимали всей труппой - у него не было сил встать. Да и мы шли в атаку по-пластунски. Политрука посадили: он так обессилел, что не мог произнести "За Родину, за Сталина!", его хватало только на "За Родину..." - и он сгинул в "Крестах". Истощенные, мы выходили на сцену без оружия, некому было выкатить пушку, некому было меня убить... И, чтоб спасти своего Ромео, Джульетта пошла на хлебозавод. Вы представляете, что такое в голод устроиться на хлебозавод?
Это примерно то же, что в мирное время устроиться президентом. Туда брали испытанных коммунистов, несгибаемых большевиков с большой физической силой. Вы представляете себе Джульетту несгибаемой коммунисткой с железными бицепсами? Но меня взяли, потому что директор, красномордый, несмотря на блокаду, очень любил театр, вернее, артисточек. Вся женская часть нашего поредевшего партотряда перекочевала из брянских лесов на второй хлебозавод. Я могу вам перечислить, кто там пек хлеб: Офелия, Анна Каренина, все три чеховские сестры, Нора Ибсена, Укрощенная Строптивая и Джульетта...

Мы все устроились туда с коварной целью - не сдохнуть! Каждое утро я бросала моего Ромео и шла на завод. Я оставляла его с крысами, моего Ромео, они бегали по нему, но он молчал - он ждал хлеба. И я приносила его. Я не была коммунисткой и у сердца носила не партийный билет, а корку хлеба. Каждый день я выносила на груди хлеб, я несла его словно динамит, потому что, если б кто-то заметил, - меня б расстреляли, как последнюю собаку. Чтобы расстрелять, у них всегда есть оружие. Меня бы убили за этот хлеб - но мне было плевать на это. Я несла на своих грудях хлеб, и вахтер, жлоб из Тамбова, ощупывая меня на проходной, не решался прикоснуться к ним. Он знал, что я Капулетти, и сам Ромео не смел касаться их... И потом, даже если бы он посмел!.. Вы знаете, актрисы умеют защищать свои груди.

Я выходила в ночной город. Я шла по ночному Ленинграду и пахла свежим хлебом. Я боялась сесть в трамвай, шла кружными путями, Обводным каналом. От меня несло свежим хлебом - и я боялась встретить людей. Я пахла хлебом и боялась, что меня съедят. Даже не то что меня, а хлеб на моей груди. Я вваливалась ночью в нашу комнату с затемненным окном, доставала хлеб - и у нас начинался пир. Я бывала в лучших ресторанах этого мира - ни в одном из них нет подобного блюда. Ни в одном из них я не ела с таким аппетитом и с таким наслаждением. Ромео делил хлеб ровно пополам, при свече, довоенной, найденной под кроватью, и нe хотел взять от моей порции ни крошки. Он учил меня есть -- Жуй медленно, -говорил он, - тогда больше наедаешься. Наша трапеза длилась часами, в темноте и холоде блокадной зимы. Часто я оставляла часть хлеба ему на утро, но он не дотрагивался до него, и у нас скопился небольшой запас. Однажды Ромео отдал все это соседу-мальчишке за еловые иглы.-- Твоей матери нужны витамины, - сказал этот подонок, - иначе она умрет. Дай мне ваш черствый хлеб, и я тебе дам еловых иголок. Там витамины и хлорофилл. Ты спасешь ей жизнь. И Ромео отдал. Он еще не знал, что такое обман. Я не сказала ему ни слова и весь вечер жевала иглы.
-- Только больше не меняй,- проговорила потом я. - У нас сейчас столько витаминов, что их хватит до конца войны...

Этот подонок сейчас там стал большим человеком - а гройсеp пуриц. Он занимается все тем же: предлагает людям иголки - витамины, хлорофилл.
Директор, красномордый жеребец, полнел, несмотря на голод. Какая-то партийная кобылица помогла ему комиссоваться и устроила директором. Он не сводил с меня своих глупых глаз.
-- Тяжело видеть Джульетту у печи, вздыхал он, - это не для прекрасного пола, все время у огня.
-- Я привыкла, - отвечала я, - играла роли работниц, сталевара.
-- И все же, - говорил он, - вы остались у печи одна. Офелия фасует, Дездемона - в развесочном и все три сестры - на упаковке.
-- Я люблю огонь, - отвечала я. Я не хотела бросать печь, потому что путь к распаковке лежал через его конюшню...

Однажды, когда я уже кончила работу и, начиненная, шла к проходной, передо мной вдруг вырос кобель и попросил меня зайти в свой кабинет. На мне был хлеб, это было опаснее взрывчатки. Он закрыл дверь и нагло, по-хамски начал ко мне приставать. Я вас спрашиваю: что мне было делать? Если б я его ударила - он бы меня выгнал, и мы бы остались без хлеба. Если б я уступила - он бы все обнаружил, - и это расстрел. Что бы я ни сделала - меня ждала смерть. Он пошел на меня. Отступая, я начала говорить, что такой кабинет не для Джульетты, что здесь противно, пошло... Он наступал, ссылаясь на условия военного времени. Я орала, что привыкла любить во дворцах, в веронских палаццо, и всякую чушь, которая приходила в голову, потом размахнулась и врезала ему оглушительную оплеуху. Он рассвирепел, стал дик, злобен, схватил меня, сбил с ног, повалил и уже подступал к груди. Я попрощалась с миром.

И тут - я всегда верила в чудеса! - завыла сирена - дико. оглушительно, свирепо. Сирена воздушной тревоги выла безумно и яростно, - наверно, мне это казалось... Он вскочил, побежал, путаясь в спущенных штанах, - как все подонки, он боялся смерти, - штаны падали, он подтягивал их на ходу на свою трясущуюся белую задницу, и я засмеялась, захохотала, впервые за всю войну, и прохохотала всю воздушную тревогу, - это, конечно, был нервный приступ: я ржала и кричала "данке шен, данке шен" славному Люфтваффе, хотя это было абсолютным безумием...До бомбоубежища он не добежал, его ранило по дороге шрапнелью, и вы не поверите - куда! Конечно, война - ужасная штука, но иногда шальная шрапнель - и все!..
Мы ожили - я, Дездемона, Офелия, Укрощенная Строптивая. Мы пели "Марш энтузиастов".. Он потерял к нам всякий интерес. И к театру. И вообще - к жизни. Он искал смерти - он потерял все, что y него было.. Вскоре он отправился на фронт. Рассказывают, что он дрался геройски, - так мстят за святое, причем, как утверждали, целился он не в голову...
Прорвали блокаду, мы выехали из Ленинграда через Ладогу, в Сибирь, после войны вернулись, жили еще лет двадцать на болоте, а потом вот приехали в Израиль. Я играла на иврите, уже не Джульетту - ее мать, потом кормилицу.

Живем мы втроем - я, Ромео и Джульетта. Вы не поверите, его жену зовут Джульетта. Сплошной Шекспир. Я как-то сказала ему, чтобы он женился на женщине, от которой пахнет не духами, а свежим хлебом, - и в кибуце он встретил Джульетту. Он был гений, мой Ромео - он играл на флейте, знал китайский, водил самолет. И вы не поверите, кем он стал - директором хлебозавода в Холоне.
Мне стало плохо - я все еще помнила того. Из этого вот шкафа я достала старинное направление на аборт и стала махать перед его красивым носом. -- Что это? - спросил он. -- Направление на аборт! На который я не пошла. Но если б я знала, кем ты станешь!.. Ты же все умеешь - стань кем-нибудь другим. Инженером. Философом. Разводи крокодилов! Но кто слушает свою маму? Иногда вечерами он приходит и достает из-под рубашки горячую буханку. -- Дай мне лучше еловых иголок, - говорю я, - мне необходимы витамины..

@maya1556 (ЛиРу)

___________________________________________________
Уголок читателя - 3 - Страница 2 Ada87910
Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem

Из дальних странствий возратясь (каталог Лилёша)
Лилёша
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы : Уголок читателя - 3 - Страница 2 03a89d11
Сообщения : 31272
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Уголок читателя - 3 - Страница 2 Empty Re: Уголок читателя - 3

Сообщение автор mamusia в Чт Июн 13, 2019 4:35 am

134942
Когда подросла, появились малышковые игрушки, которые увлеченно покупали молодые папа с мамой. Помню свою резиновую лягушку на резиновом же трубчатом шнуре с грушей на конце. Как в старых флаконах с одеколоном. Под животом лягушки пряталась свернутая улиткой резиновая педаль. Давишь на грушу, лягушка очень натурально приподымается и смешно плюхается, что вызывает искренний восторг. Или неубиваемая железная юла, полосатая, яркая, разноцветная. Ее удобно было носить за ручку на блестящем спиральном стержне. Когда ее заведешь, она крутилась, покачиваясь и тихонько гудя. А во время торможения ее начинало нервно бросать в разные стороны. А вот пластмассовая аккуратная белая курочка с отверстием в боку, откуда выглядывал квадратный штырь для маленького ключа. Если до упора провернуть ключ, она начинала быстро клевать невидимое зерно, подпрыгивая на одном месте на неровных трехзубчатых лапках и лязгая внутренним механизмом. Гвоздь программы- жестяная Дюймовочка, спрятанная в лепестках лилии. Берешь этот железный шприц с бутоном на конце, начинаешь непрерывно нажимать на специальную педаль, лепестки раскручивались и раскрывались, показывая крошечную девочку. Из-за мелькания этих лепестков ее было плохо видно. Только остановишься посмотреть, цветок тут же плотно захлопывался. Можно было просто отогнуть лепесток, чтобы заглянуть вовнутрь.
Словно в своё детство окунулась.  biggrin  Ведь все эти игрушки были и у меня. Про Дюймовочку и забыла, пока не прочитала рассказ. girl_blush.gif
mamusia
mamusia
Бриллиантовый счастливчик
Бриллиантовый счастливчик

Две победы : Уголок читателя - 3 - Страница 2 03a89d11
Сообщения : 28109
Откуда : Vilnius - London

Вернуться к началу Перейти вниз

Уголок читателя - 3 - Страница 2 Empty Re: Уголок читателя - 3

Сообщение автор mamusia в Чт Июн 13, 2019 4:41 am

Пост не хвастовства ради, и не поучающий, и не призывающий, да и не разжигающий. Скорее, пост для того, чтобы самому еще все «разобрать по полочкам» в собственной голове. Да просто поделиться, наверное.


Железная королева.
Год назад мы удочерили девчонку. Нет, начнем сначала. Два года назад мы задумались над темой усыновления детей. Год адского ада. ШПР (Школа Приемных Родителей), всевозможные справки, справочки, справулечки, из МВД, из Налоговой, из Тубдиспансера, Психушки и местного алкомаркета. Нет-нет, я считаю что все эти справки нужны, уродов-то полно. Самое жуткое – просмотр базы детей. Может я ссыкливое сыкло, поэтому я старался смотреть эту базу из-за плеча жены. Когда у жены начиналась истерика от бесконечного потока жутких историй детей, я захлопывал ноут и говорил – Ша, давай по коньячку.
— Так завтра же кровь (мочу, кал) сдавать.
— Хер с ним, с этим анализом – и мы мрачно смотрели на закрытый ноут.
Искали мы пацана. Ну, чтоб сказки про Илью Муромца там, «Люк, я твой отец», «пиу-пиу, ты меня как будто убил, а я как будто с последних сил». Рылись в базах, смотрели пацанов, и тут:
— ****, привет. Тут девчушка такая есть, хорошенькая, может приедете, глянете?

Приехали, глянули, маленькая ладошка коснулась руки… Читая личное дело этого маленького человека рука постоянно тянулась к сигаретам, а в голове только и мелькало – да не, не, так не может быть, не, мама такое не способна делать. Хотелось бы многое написать про дочку, но мы же тут не в формате «Войны и мира», но если вкратце – было всё. Была еда заныканная по карманам, были истерики с топаньем и битьем ногами по стене, и валялась она в снегу с криком – папа, я упала!
О, за последний эпизод я сильно переживал, что вот-вот появится машина ППС и меня препроводят в тюрьму за издевательство над детьми. Она в очередной раз начала пробовать границы дозволенного и разошлась не на шутку прямо посреди улицы. Знаете, тот момент, когда и домой мы не хотим, и доводов разума не слышим, и голоса папы или мамы никак не пробьются сквозь твою детскую ярость на всю «несправедливость» мира, ну вот такой очередной приход и случился. Я стоял в шаге от нее, курил спокойно и слушал её крики, а дочка лежала в снегу и орала благим матом на всю улицу. Когда очередная сердобольная женщина бросалась к ней, чтобы поднять и успокоить бедную девочку и попенять на отца-изверга, я рявкал – «стоять! Вы этого ребенка совсем не знаете, не мешайте воспитательному процессу!»
После 2-3 месяцев, когда мы все вчетвером (я, жена, старшая дочь и младшая дочь) обозначили некие границы, за которые нельзя выходить, всё более-менее устаканилось.
Почему я в шутку называю её «Железной королевой»? Потому что сила воли у нее из одного куска железа. Она может отказаться от чего-то вкусненького, чтобы угостить этим вкусным близкого ей человека. Очень много раз было такое, что я приходил с работы, а мне в руку давали кусочек печенья, весь замусоленный, завернутый в салфетку. Жена всегда рассказывала, она откусывала печенье, остаток складывала в салфетку и говорила – «не кокать (трогать)! Это папе!» И весь вечер бдила внимательно, чтобы никто «не кокал».
Или вот взять её спорт. Тренер говорит, что не получается у нее на скакалке прыгать. Что делает обычный ребенок? Слегка подзабивает на это, и учится прыгать только на самой тренировке. А как поступает Железная королева? Тащит домой эту скакалку, пытается дома на ней прыгать, тащит скакалку в садик, пытается там учиться. Кладет скакалку в пакет и идет на тренировку, там перед тренировкой еще пытается научиться прыгать на скакалке.


Красота и самолетики.
Я же понимаю, что тут все сплошняком брутальные альфы с сорокапятисантиметровым и им еще швеллеры гнут, нисколько не сентиментальные, а чтобы заплакать таким брутальным мужикам, это нужно чтобы температура поднялась до целых 36 и 9. У меня чуть поменьше, даже не 40 см, но зато я самый красивый мужчина на земле. Не, так-то, когда утречком выходишь в трениках за сигаретами, местная алкота за своего принимает и предлагает похмелиться. А в метро у полицейских я часто вижу сомнение в глаза – одет вроде ниче так, а все равно как злостный рецидивист выглядит. Поэтому довольно часто они давят сомнение в зародыше и проверяют у меня документы.
Зато, когда я пришел из парикмахерской, где мне в очередной раз уменьшили шевелюру до 3 миллиметров, и снял шапку, младшая дочь с придыханием в голосе и закатив глаза сказала – краси-ивы-ый!
Поэтому я самый красивый мужчина. Бывало так, что были накрашены губы у меня, здесь самое палево – это не забыть потом смыть всё. Или когда в раздевалке ты эдак носочек лихо снимаешь, а у тебя на ногтях симпатичный лак и закрашено добротно так, с захватом на пальцы. И ты видишь этот немой вопрос в глазах знакомых — ??? А то рассказываешь кому-то историю за кружечкой пива, рукой так – р-раз! – а на руке у тебя милый браслетик из резиночек мятного цвета и с сердечками. И ты смотришь на человека и говоришь ему – иди в опу, у меня две дочки!
Я хорошо разбираюсь в феях Винкс, смотрю мультики про пони. Вообще, живя с тремя «женщинами», я тихо капитулировал перед Винкс-Поннивиль-Дженифер-Энистон. И только уже когда все улягутся, я включал Джеки Чана и открывал бутылочку «Крушовице». Мы ходим в «Леонардо», где есть всевозможные резиночки, краски, нитки, вышивки с ангелочками и ромашками. И только проходя мимо стендов с самолетиками и кораблями я вспоминал, как мне не хватает иногда посидеть вечерком за расшивкой Ил-2 или «угадингом» Юнкерса, или каково это, снимать со стапеля готовую «Нинью». А уж про музыку и говорить нечего. Не, никто мне ничего не запрещает, но ты же не будешь врубать Сепультуру или Удо, когда большинство хочет послушать Нюшу.


Парень.
— Здравствуй, ****. Есть один мальчишка, хороший такой.
Первая лично МОЯ реакция – нет! И жены, кстати, тоже. Вторая реакция тоже мало чем отличается от первой – да не, не, больше не хочу.
Много мы думали. Я даже чертил на бумажке разные графики, смотрел математические справочники и безумно вскрикивал. Я прикидывал разные варианты, тут еще как назло, то статья о приемных детях на глаза попадется, то дочь старшая кино включит о мальчишке-сироте, а то на ЯПе мелькнет что-то про детдом. Мы каждую ночь перед сном с женой обсуждали нависший вопрос. Мы выстраивали вполне аргументированную версию нашего отказа, а потом это все рушили тем, что мальчишку надо все же брать. А потом чёт так всё быстро – хоп!

— Здравствуйте, меня зовут ****.
— А меня зовут ****, а это ****, а это ****.

Не стоит думать, что люди, решившие взять ребенка, потом не терзаются сомненьями. Еще какими, скажу я вам. На первый же день жена разрыдалась и сказала – прости меня, я не могу, наверное мы ошиблись, взяв мальчика. Хорошо, говорю, он побудет с нами 3 дня (по обстоятельствам не могли раньше вернуть), а потом мы отвезем его обратно.
Я сам эти ночи не спал, я прокручивал разные варианты, опять думал, выкурил, наверное, стопицот пачек сигарет. Когда пришел день Ч, сказал жене – давай, собирай его вещи, отвезу его обратно. Она ушла в комнату и очень долго не выходила оттуда. Когда я пошел следом за ней, в комнате на кровати лежали аккуратной стопочкой приютские вещи, новые вещи, которые мы купили ему, и плачущая (опять?) жена.
— А что мы скажем ему?..
— В том-то и дело, ему до наших «извини, ****, чёт как-то не задалось» дела нет.
— Мы же будем самыми последними предателями?
— Да, мы ими станем.
— Но ведь где есть две тарелки супа, там же и третья найдется?
— Конечно найдется. ****, сынок, ты уже оделся? Пойдем, погуляем, в магазин сходим.

Ну, вот сейчас поехали они к бабушке с дедом маленьким табором на все новогодние каникулы. Дальше будет еще много проблем и трудностей. Старшая дочь стала как-то враз взрослой, младшая испытывает ревность, и еще у нее страх, что будто мы ее решили заменить парнем. Ну а пацан, что пацан, он еще мал совсем. Сейчас я с полным правом рассматриваю настольный хоккей и футбол, прицениваюсь к металлическому конструктору. И да, перед их отъездом мы с парнишкой остались вдвоем дома и я включил музыку (Rebellion «Asgard»). Он долго слушал, а потом сказал – хорохая (хорошая) музыка!
Заранее хочется сказать, есть такая категория граждан, которые всё критикуют. На вот эти вот «о чем вы раньше думали?», «Это же не магазин», «так не делают, сначала взяли, потом передумали», хочу заметить – возьмите парочку детей сами.
P.S. Аэропорт «Пулково», огромное, на всю стену, изображение Стрелки Васильевского острова. Он застыл перед ним и не хотел никуда идти.
— Нравится?
— Да, красиво.
— Я покажу тебе потом это место.
— А оно есть?



Собственно, пока все.
mamusia
mamusia
Бриллиантовый счастливчик
Бриллиантовый счастливчик

Две победы : Уголок читателя - 3 - Страница 2 03a89d11
Сообщения : 28109
Откуда : Vilnius - London

Вернуться к началу Перейти вниз

Уголок читателя - 3 - Страница 2 Empty Re: Уголок читателя - 3

Сообщение автор Лилёша в Чт Июн 13, 2019 4:00 pm

Воспитание приёмных детей считаю подвигом!
Я бы так не смогла!
На соседней улице жила семья из Эстонии, Таня всегда брала мальчиков из приюта- у них взрослый сын, насмотрелась на её муки, нет, не моё! wacko girl_blush2

___________________________________________________
Уголок читателя - 3 - Страница 2 Ada87910
Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem

Из дальних странствий возратясь (каталог Лилёша)
Лилёша
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы : Уголок читателя - 3 - Страница 2 03a89d11
Сообщения : 31272
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Уголок читателя - 3 - Страница 2 Empty Re: Уголок читателя - 3

Сообщение автор Лилёша в Пт Июн 14, 2019 5:42 pm

Александр Бирштейн

Этот рассказик, посвященный когда-то Фиме Ярошевскому, я написал давно. Но я только вчера вернулся из долгой - по дням - и короткой - по счастью - поездки. Поэтому вот публикую...

ПРИЕЗД

Неказистое солнце показалось из-за угла. Ненормальное.
Нормальное когда-то высовывалось над крышами, потом поднималось по лестнице, видимой только ему одному. И застревало надолго.
Но нормальное солнце не видели давно. Полгода или больше… А это…
– Какое есть! – снисходили бессонные люди и подставляли белые, как у Пьеро, лица.
Или как у Арлекина… Какая разница!
Еще люди зажмуривали глаза. И становились похожими на бледнолицых китайцев. Бывают такие? Откуда я знаю? Вот гляжу, придумываю.
– Какое есть! – снисхожу, наблюдая за вороватой солнечной походкой.
Мало того что вороватое, это солнце было еще и трусливым. Оно не заходило в темные переулки, где гуляли мускулистые и бессовестные сквозняки.
Сквозняки перебирали форточки и задирали девчонкам платья.
Девчонки дружат со сквозняками. Иначе кто покажет всему миру их потрясающие ножки, тугие попки, а также трусики в горошек?
А солнце – это солнце! – боится сквозняков. Собственно, и девчонок оно тоже боится, потому что, когда девчонки спали, успело размалевать их симпатичные мордочки рыжими неуклюжими веснушками.
Солнце крадется по улицам, замечая и помечая перемены.
Луж стало меньше… Зато показался асфальт, горбатый, как Квазимодо.
Раздраженные воробьи подле луж. Запивать, так пожалуйста. Но что? Есть пока нечего. Воробьи ссорятся, обвиняя друг друга в бескормице.
Первые прохожие, как разведчики, занимают удачные места на остановке. Они пока еще молчат, но это ненадолго. Вот-вот кто-то встрянет со своим: – Ну как вам это нравится? – и начнется!
Солнце, осмелев, начинает карабкаться вверх. Попутно оно заглядывает в окна, будит людей и строит им рожицы. Люди заслоняются ладонями, чихают и начинают глупо улыбаться.
Умытые дворники приступают к своему ежеутреннему вредительству. Они тихо шаркают метлами, зато громко переговариваются. Под их неодобрительные комментарии первые собаки выводят погулять хозяев. Хозяева протирают глаза и крепко держатся за поводки. Спросонья и потеряться недолго.
Упорно задевая рогами провода, показался первый троллейбус. Пассажиры входят в него вальяжно. Мест хватает. Троллейбус отчаливает.
На остановке остаются окурки и разгневанный дворник.
Солнце наконец добралось до крыши, уютно прислонилось к трубе и заигрывает с деловитыми котами. Котам не до солнца. Они сварливо орут серенады.
Мне недалеко.
Мимо синагоги, где кадровые евреи, не снимающие ермолки даже когда моют голову, собираются на утреннюю медитацию.
Мимо магазина «Цветы», куда сегодня завезли кактусы.
Мимо супермаркета, названного, видимо, из-за цен, «Космосом».
Мимо.
Мимо.
Мимо…
И… вот оно! Сверкающее бликами, как бубенчиками, просторное, как память о светлом, море.
И я понимаю, что, наконец, дома.

___________________________________________________
Уголок читателя - 3 - Страница 2 Ada87910
Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem

Из дальних странствий возратясь (каталог Лилёша)
Лилёша
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы : Уголок читателя - 3 - Страница 2 03a89d11
Сообщения : 31272
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Уголок читателя - 3 - Страница 2 Empty Re: Уголок читателя - 3

Сообщение автор Лилёша в Сб Июн 15, 2019 3:18 pm

Восьмидесятилетняя старушка с синими волосами

Уголок читателя - 3 - Страница 2 148972491_3925311_Vosmidesyatiletnyaya_staryshka_s_sinimi_volosami

Восьмидесятилетняя старушка с синими волосами сидела у нотариуса и болтала ногами.

– По какому вопросу вы к нам?

– Дык, завещание писать.

– Хорошо.

– Записывайте, – бабушка устроилась поудобнее на стуле и начала диктовать.: «После смерти прошу передать мой мозг на изучение в НИИ. Если НИИ не захочет брать, пусть скажут, что от Клавдии Петровны. Всех своих котов, которые будут у меня на момент смерти раздать моим друзьям. Если таковых не останется (друзей, а не котов) тогда коты переходят в собственность моего сына. Все книги, если они будут никому не нужны, отдать в библиотеку. Но я настоятельно рекомендую хотя бы пролистать их. Года три назад я забыла – в какую из них положила деньги. Завещаю своему сыну развеять мой прах на холме в Новой Зеландии…»

Нотариус поперхнулся. – Простите, где?

– В Новой Зеландии, в Новой Зеландии…

– Но это так далеко! К чему такие сложности?

– Сложности – это работа пять через два и час обеда. Он никуда не выезжает из-за нее. Весь в делах. Сама такой же была. Теперь жалею. У него еще всё впереди. А в путешествиях жизнь ярче становится. Человека меняет. Он уже не вернется тем, кем был. Пусть преодолеет пол земли. Посмотрю я, как он обратно в свой офис сядет! Его туда ни за что не затащить будет. Вот только помочь ему надо, показать, что другая жизнь есть. Чем я и займусь после смерти…Да и я не хочу в земле гнить. Всяко лучше в Зеландию слетать…

– Хм… – нотариус поджал губы.

– Далее, – продолжала старушка, – хочу, чтобы кошку мою любимую Маруську со мной сожгли, ну это, как в древности было… Шучу! Шучу! Просто у вас вид странный, вот и решила вас немного…

– Испугать?

– Встряхнуть, – старушка улыбнулась.

– Получилось. Хорошо, а имущество? Движимое? Недвижимое?

– Ах, ну квартиру и мотоцикл сыну. Правда у меня еще мотоцикла нет. Но я уже на курсы записалась и скоро куплю, так что запишите и его… А вот самокат мой завещаю Степану Никифоровичу, коль жив еще будет. Он давно на него заглядывается. Мы когда с ним катались, он свой сломал, в дерево влетел… »

Уголок читателя - 3 - Страница 2 148809864_FB_IMG_1558780049352

После того, как старушка ушла, нотариус объявил перерыв. Посетительница с синими волосами не выходила из головы. Он еще раз перечитал завещание, потер глаза, чтобы убедиться, что все это было взаправду, посмотрел на большую стопку бумаг, а потом взял телефон.

– Маш, привет, хотел спросить, не хочешь ли ты куда-нибудь съездить? Знаешь, я всегда мечтал побывать в Африке…

@ Наталья Обухова

___________________________________________________
Уголок читателя - 3 - Страница 2 Ada87910
Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem

Из дальних странствий возратясь (каталог Лилёша)
Лилёша
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы : Уголок читателя - 3 - Страница 2 03a89d11
Сообщения : 31272
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Уголок читателя - 3 - Страница 2 Empty Re: Уголок читателя - 3

Сообщение автор mamusia Вчера в 12:34 am

Умница какая!!!! lol good





Платочек в конвертике


Ехал я из Красноярска в Москву, и вот ночью на какой-то маленькой, глухой станции в купе, где до тех пор никого, кроме меня, не было, вваливается огромный краснолицый дядя в широченной медвежьей дохе, в белых бурках и в пыжиковой долгоухой шапке.
Я уже засыпал, когда он ввалился. Но тут, как он загромыхал на весь вагон своими чемоданами и корзинами, я сразу очнулся, приоткрыл глаза и, помню, даже испугался.
«Батюшки! — думаю. — Это что же ещё за медведь такой на мою голову свалился?!»
А великан этот не спеша разложил по полочкам свои пожитки и стал раздеваться.
Снял шапку, вижу — голова у него совсем белая, седая.
Скинул доху — под дохой военная гимнастёрка без погон, и на ней не в один и не в два, а в целых четыре ряда орденские ленточки.
Я думаю: «Ого! А медведь-то, оказывается, действительно бывалый!»
И уже смотрю на него с уважением. Глаз, правда, не открыл, а так — сделал щёлочки и наблюдаю осторожно.
А он сел в уголок у окошка, попыхтел, отдышался, потом расстегивает на гимнастёрке кармашек и, вижу, достаёт маленький-премаленький носовой платочек. Обыкновенный платочек, какие молоденькие девушки в сумочках носят.
Я, помню, уже и тогда удивился. Думаю: «Зачем же ему этакий платочек? Ведь такому дяде такого платочка небось и на полноса не хватит?!»
Но он с этим платком ничего не стал делать, а только разгладил его на коленке, скатал в трубочку и в другой карман переложил. Потом посидел, подумал и стал стягивать бурки.
Мне это было неинтересно, и скоро я уже по- настоящему, а не притворно заснул.
Ну, а наутро мы с ним познакомились, разговорились: кто, да куда, да по каким делам едем… Через полчаса я уже знал, что попутчик мой — бывший танкист, полковник, всю войну воевал, восемь или девять раз ранен был, два раза контужен, тонул, из горящего танка спасался…
Ехал полковник в тот раз из командировки в Казань, где он тогда работал и где у него семейство находилось. Домой он очень спешил, волновался, то и дело выходил в коридор и справлялся у проводника, не опаздывает ли поезд и много ли ещё остановок до пересадки.
Я, помню, поинтересовался, велика ли у него семья.
— Да как вам сказать… Не очень, пожалуй, велика. В общем ты, да я, да мы с тобой.
— Это сколько же выходит?
— Четверо, кажется.
— Нет, — я говорю. — Насколько я понимаю, это не четверо, а всего двое.
— Ну что ж, — смеётся. — Если угадали — ничего не поделаешь. Действительно двое.
Сказал это и, вижу, расстёгивает на гимнастёрке кармашек, суёт туда два пальца и опять тянет на свет божий свой маленький, девичий платок.
Мне смешно стало, я не выдержал и говорю:
— Простите, полковник, что это у вас такой платочек — дамский?
Он даже как будто обиделся.
— Позвольте, — говорит. — Это почему же вы решили, что он дамский?
Я говорю:
— Маленький.
— Ах, вот как? Маленький?
Сложил платочек, подержал его на своей богатырской ладошке и говорит:
— А вы знаете, между прочим, какой это платочек?
Я говорю:
— Нет, не знаю.
— В том-то и дело. А ведь платочек этот, если желаете знать, не простой.
— А какой же он? — я говорю. — Заколдованный, что ли?
— Ну, заколдованный не заколдованный, а вроде этого… В общем, если желаете, могу рассказать.
Я говорю:
— Пожалуйста. Очень интересно.
— Насчёт интересности поручиться не могу, а только лично для меня эта история имеет значение преогромное. Одним словом, если делать нечего — слушайте. Начинать надо издалека. Дело было в тысяча девятьсот сорок третьем году, в самом конце его, перед новогодними праздниками. Был я тогда майор и командовал танковым полком. Наша часть стояла под Ленинградом. Вы не были в Питере в эти годы? Ах, были, оказывается? Ну, вам тогда не нужно объяснять, что представлял собой Ленинград в это время. Холодно, голодно, на улицах бомбы и снаряды падают. А в городе между тем живут, работают, учатся…
И вот в эти самые дни наша часть взяла шефство над одним из ленинградских детских домов. В этом доме воспитывались сироты, отцы и матери которых погибли или на фронте, или от голода в самом городе. Как они там жили, рассказывать не надо. Паёчек усиленный, конечно, по сравнению с другими, а всё-таки, сами понимаете, ребята сытые спать не ложились. Ну, а мы были народ зажиточный, снабжались по-фронтовому, денег не тратили, — мы этим ребятам кое-чего подкинули. Уделили им из пайка своего сахару, жиров, консервов… Купили и подарили детдому двух коров, лошадку с упряжкой, свинью с поросятами, птицы всякой: курей, петухов, ну, и всего прочего — одежды, игрушек, музыкальных инструментов… Между прочим, помню, сто двадцать пять пар детских салазок им преподнесли: пожалуйста, дескать, катайтесь, детки, на страх врагам!..
А под Новый год устроили ребятам ёлку. Конечно, уж и тут постарались: раздобыли ёлочку, как говорится, выше потолка. Одних ёлочных игрушек восемь ящиков доставили.
А первого января, в самый праздник, отправились к своим подшефным в гости. Прихватили подарков и поехали на двух «виллисах» делегацией к ним на Кировские острова.
Встретили нас — чуть с ног не сбили. Всем табором во двор высыпали, смеются, «ура» кричат, обниматься лезут…
Мы им каждому личный подарок привезли. Но и они тоже, вы знаете, в долгу перед нами оставаться не хотят. Тоже приготовили каждому из нас сюрприз. Одному кисет вышитый, другому рисуночек какой-нибудь, записную книжку, блокнот, флажок с серпом и молоточком…
А ко мне подбегает на быстрых ножках маленькая белобрысенькая девчоночка, краснеет как маков цвет, испуганно смотрит на мою грандиозную фигуру и говорит:
«Поздравляю вас, дяденька военный. Вот вам, — говорит, — от меня подарочек».
И протягивает ручку, а в ручонке у неё маленький беленький пакетик, перевязанный зелёной шерстяной ниткой.
Я хотел взять подарок, а она ещё больше покраснела и говорит:

«Только вы знаете что? Вы этот пакетик, пожалуйста, сейчас не развязывайте. А вы его, знаете, когда развяжите?»
Я говорю:
«Когда?»
«А тогда, когда вы Берлин возьмёте».
Видали?! Время-то, я говорю, сорок четвёртый год, самое начало его, немцы ещё в Детском Селе и под Пулковом сидят, на улицах шрапнельные снаряды падают, в детдоме у них накануне как раз кухарку осколком ранило…
А уж девица эта, видите ли, о Берлине думает. И ведь уверена была, пигалица, ни одной минуты не сомневалась, что рано или поздно наши в Берлине будут. Как же тут было, в самом деле, не расстараться и не взять этот проклятый Берлин?!
Я её тогда на колено посадил, поцеловал и говорю:
«Хорошо, дочка. Обещаю тебе, что и в Берлине побываю, и фашистов разобью, и что раньше этого часа подарка твоего не открою».
И что вы думаете — ведь сдержал своё слово.
— Неужели и в Берлине побывали?
— И в Берлине, представьте, привелось побывать. А главное ведь, что я действительно до самого Берлина не открыл этого пакетика. Полтора года с собой его носил. Тонул вместе с ним. В танке два раза горел. В госпиталях лежал. Три или четыре гимнастёрки сменил за это время. А пакетик
всё со мной — неприкосновенный. Конечно, иногда любопытно было посмотреть, что там лежит. Но ничего не поделаешь, слово дал, а солдатское слово — крепкое.
Ну, долго ли, коротко ли, а вот наконец мы и в Берлине. Отвоевали. Сломали последний вражеский рубеж.
Ворвались в город. Идём по улицам. Я — впереди, на головном танке иду.
И вот, помню, стоит у ворот, у разбитого дома, немка. Молоденькая ещё.
Худенькая. Бледная. Держит за руку девочку. Обстановка в Берлине, прямо скажу, не для детского возраста. Вокруг пожары, кое-где ещё снаряды ложатся, пулемёты стучат. А девчонка, представьте, стоит, смотрит во все глаза, улыбается… Как же! Ей небось интересно: чужие дяди на машинах едут, новые, незнакомые песни поют…
И вот уж не знаю чем, а напомнила мне вдруг эта маленькая белобрысая немочка мою ленинградскую детдомовскую приятельницу. И я о пакетике вспомнил.
«Ну, думаю, теперь можно. Задание выполнил. Фашистов разбил. Берлин взял. Имею полное право посмотреть, что там…»
Лезу в карман, в гимнастёрку, вытаскиваю пакет. Конечно, уж от его былого великолепия и следов не осталось. Весь он смялся, изодрался, прокоптел, порохом пропах…
Развёртываю пакетик, а там… Да там, откровенно говоря, ничего особенного и нет. Лежит там просто платочек. Обыкновенный носовой платочек с красной и зелёной каёмочкой. Гарусом, что ли, обвязан. Или ещё чем-нибудь. Я не знаю, не специалист в этих делах. Одним словом, вот этот самый дамский, как вы его обозвали, платочек.
И полковник ещё раз вытащил из кармана и разгладил на колене свой маленький, подрубленный в красную и зелёную ёлочку платок.
На этот раз я совсем другими глазами смотрел на него. Ведь и в самом деле, это был платочек непростой.
Я даже пальцем его осторожно потрогал.
— Да, — продолжал, улыбаясь, полковник. — Вот эта самая тряпочка лежала, завёрнутая в тетрадочную клетчатую бумагу. И к ней булавкой пришпилена записка. А на записке огромными корявыми буквами с невероятными ошибками нацарапано:
«С Новым годом, дорогой дяденька боец! С новым счастьем! Дарю тебе на память платочек. Когда будешь в Берлине, помаши мне им, пожалуйста. А я, когда узнаю, что наши Берлин взяли, тоже выгляжу в окошечко и вам ручкой помашу. Этот платочек мне мама подарила, когда живая была. Я в него только один раз сморкалась, но вы не стесняйтесь, я его выстирала. Желаю тебе здоровья! Ура!!! Вперёд! На Берлин! Лида Гаврилова».
Ну вот… Скрывать не буду — заплакал я. С детства не плакал, понятия не имел, что за штука такая слёзы, жену и дочку за годы войны потерял, и то слёз не было, а тут — на тебе, пожалуйста! — победитель, в поверженную столицу врага въезжаю, а слёзы окаянные так по щекам и бегут. Нервы это, конечно… Всё-таки ведь победа сама в руки не далась. Пришлось поработать, прежде чем наши танки по берлинским улочкам и переулочкам прогромыхали…
Через два часа я у рейхстага был. Наши люди уже водрузили к этому времени над его развалинами красное советское знамя.
Конечно, и я поднялся на крышу. Вид оттуда, надо сказать, страшноватый. Повсюду огонь, дым, ещё стрельба кое-где идёт. А у людей лица счастливые, праздничные, люди обнимаются, целуются…
И тут, на крыше рейхстага, я вспомнил Лидочкин наказ.
«Нет, думаю, как хочешь, а обязательно надо это сделать, если она просила».
Спрашиваю у какого-то молоденького офицера:
— Послушай, — говорю, — лейтенант, где тут у нас восток будет?
— А кто его, — говорит, — знает. Тут правую руку от левой не отличишь, а не то что…
На счастье, у кого-то из наших часы оказались с компасом. Он мне показал, где восток. И я повернулся в эту сторону и несколько раз помахал туда белым платочком. И представилось мне, вы знаете, что далеко-далеко от Берлина, на берегу Невы, стоит сейчас маленькая девочка Лида и тоже машет мне своей худенькой ручкой и тоже радуется нашей великой победе и отвоёванному нами миру…
Полковник расправил на колене платок, улыбнулся и сказал:
— Вот. А вы говорите — дамский. Нет, это вы напрасно. Платочек этот очень дорог моему солдатскому сердцу. Вот поэтому я его с собою и таскаю, как талисман…
Я чистосердечно извинился перед своим спутником и спросил, не знает ли он, где теперь эта девочка Лида и что с нею.
— Лида-то, вы говорите, где сейчас? Да. Знаю немножко. Живёт в городе Казани. На Кировской улице. Учится в восьмом классе. Отличница. Комсомолка. В настоящее время, надо надеяться, ждёт своего отца.
— Как! Разве у неё отец нашёлся?
— Да. Нашёлся какой-то…
— Что значит «какой-то»? Позвольте, где же он сейчас?
— Да вот — сидит перед вами. Удивляетесь? Ничего удивительного нет. Летом сорок пятого года я удочерил Лиду. И нисколько, вы знаете, не раскаиваюсь. Дочка у меня славная…


 Леонид Пантелеев
mamusia
mamusia
Бриллиантовый счастливчик
Бриллиантовый счастливчик

Две победы : Уголок читателя - 3 - Страница 2 03a89d11
Сообщения : 28109
Откуда : Vilnius - London

Вернуться к началу Перейти вниз

Уголок читателя - 3 - Страница 2 Empty Re: Уголок читателя - 3

Сообщение автор Лилёша Вчера в 2:20 am

Очень люблю Леонида Пантелеева, его душевные рассказы и повести, особенно "Республика ШКИД"!

___________________________________________________
Уголок читателя - 3 - Страница 2 Ada87910
Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem

Из дальних странствий возратясь (каталог Лилёша)
Лилёша
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы : Уголок читателя - 3 - Страница 2 03a89d11
Сообщения : 31272
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Уголок читателя - 3 - Страница 2 Empty Re: Уголок читателя - 3

Сообщение автор mamusia Сегодня в 2:25 am

Разговаривающий попугай чуть не довел свекровь до инфаркта

Уголок читателя - 3 - Страница 2 1-36810

Короткое предисловие
Попугай-амазон по имени Гриша у нас завелся нечаянно. Муж с сыном пошли в зоомагазин покупать хомячка, а вернулись с большой клеткой и зеленой птицей в ней.
Спонтанную покупку объяснили тем, что хомяки все были несимпатичные, а попугая им стало очень жалко. Бывшие хозяева уехали жить за рубеж, а птицу сдали на продажу.
Грише было лет десять и прожить он мог еще лет сорок. Муж за него отдал всю свою месячную зарплату, но ему не жалко, да и мне тоже.
Гриша оказался очень веселым, дружелюбным, но говорить не собирался — молчал, как партизан. Хотя в магазине моих заверили, что Гриша — птичка говорящая.
Но мы не сильно расстраивались — попугай и так развлекал нас как мог. Скоро Гриша стал всеобщим любимцем. В него втрескался даже наш кот Маркиз, который раньше не любил ничего, кроме себя красивого и пожрать.
А вот и история
Наш сын занимается шахматами, он чемпион города среди школьников его возраста. Выиграл один турнир, и его пригласили на чемпионат школьников в столицу. Я, конечно, поехала с ним — все-так в 8 лет ребенка одного не отпустишь. Папа с Гришей и Маркизом остался дома.
Ромка — молодец, занял 3-е место, получил шикарный приз. Мы вернулись домой, и вечером к нам пришли свекровь и свекор — порадоваться за внука и посмотреть видео с его состязаний. А муж хотел похвастаться, как он ремонт на балконе сделал.
Я наготовила, выставила на стол столичные вкусняшки, сидим, радуемся.
Уже под конец застолья чуть-чуть веселенький свекор решил пообщаться с попугаем и спрашивает его:
— А что ваш папа делал дома, пока мама с Ромкой уезжали?
Гриша, наклонив голову, посмотрел на него, потом на папу, потом отвернулся к стенке и выдал женским голосом:
— Убийствo! Женщина 27 лет. Юля зовут… Звали. Он ее снял в ночном клубе, привез домой. Они поссорились из-за денег и он ее придyшил. Тело в кустах у озера спрятал.
В комнате полная тишина и шок!!! Муж побелел! Свекровь стала медленно сползать со стула.
Следующие 15 минут нам было не до Гриши! Ждали и встречали скорую помощь, приводили маму мужа в чувство. Мужу тоже вкололи успокоительное.
Дальше Гриша молчал, а муж пошел в несознанку.
Потом мы выяснили: пока муж обшивал балкон, он включал телевизор, чтобы нескучно было.
Накануне он целый день крутил сериал про Машу Швецову «Тайны следствия». Вот в одной из последних серий и был сюжет про убитyю и спрятанную в кустах у озера Юлю. Наш Гриша буквально дословно повторил реплику героини фильма.
С ситуацией, стоившей нам всем нескольких лет жизни, мы разобрались. Но сейчас у нас новая проблема — как заткнуть Гришу?!
Попугай говорит без перерыва и, в основном, пересказывает сюжеты фильмов, которые он постоянно смотрит по телику. Тишина в доме наступает только тогда, когда Гриша засыпает. Днем же выключить чудо-ящик или сделать звук потише нереально — птица устраивает настоящий попугайный скандал.

Зато ребенок уже терпеть не может телевизор и предпочитает гулять с друзьями.
mamusia
mamusia
Бриллиантовый счастливчик
Бриллиантовый счастливчик

Две победы : Уголок читателя - 3 - Страница 2 03a89d11
Сообщения : 28109
Откуда : Vilnius - London

Вернуться к началу Перейти вниз

Уголок читателя - 3 - Страница 2 Empty Re: Уголок читателя - 3

Сообщение автор Лилёша Сегодня в 2:34 am

ch2_13 ch2_13 ch2_13 ch2_13 ch2_13

___________________________________________________
Уголок читателя - 3 - Страница 2 Ada87910
Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem

Из дальних странствий возратясь (каталог Лилёша)
Лилёша
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы : Уголок читателя - 3 - Страница 2 03a89d11
Сообщения : 31272
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Уголок читателя - 3 - Страница 2 Empty Re: Уголок читателя - 3

Сообщение автор Спонсируемый контент


Спонсируемый контент


Вернуться к началу Перейти вниз

Страница 2 из 2 Предыдущий  1, 2

Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения