Уголок читателя - 2

Страница 23 из 40 Предыдущий  1 ... 13 ... 22, 23, 24 ... 31 ... 40  Следующий

Перейти вниз

Уголок читателя - 2 - Страница 23 Empty Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор ПтичкаBY в Пн Дек 10, 2018 12:36 pm

mamusia пишет:Лена, скорее опечатки. Я даже в книгах Донцовой , и не только её, часто их нахожу. girl_pardon.gif

 А в книгах Донцовой и не только- это редактор виноват) или корректор
ПтичкаBY
ПтичкаBY
Платиновый счастливчик
Платиновый счастливчик

Сообщения : 5609

Вернуться к началу Перейти вниз

Уголок читателя - 2 - Страница 23 Empty Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор Лилёша в Пн Дек 10, 2018 6:08 pm

УЛИЦА

Александр Бирштейн

Сперва улица была маленькой. От ворот до моста в одну сторону и до угла в другую. Дорогу переходить категорически запрещалось. Причем, не бабушкой, видали мы эти запреты, не мамой, ее запрет, иногда можно и забыть, а самим папой. По дороге, именуемой мостовой, изредка проезжали автомобили и часто всякие конные телеги и экипажи. Лошади были гнедые, коренастые и унылые. Они покорно тянули телеги, нагруженные дровами, углем со склада на Бебеля, бочки с керосином. Бочки через три четыре квартала останавливались, лошадям надевали на морды торбы с сеном, а извозчик брал в руку колокольчик и шел орать по дворам:
- Карасин! Карасин!
Сбегались люди с бидонами. Керосин расходовался постоянно. Квартиры тогда освещали, в основном, им. Свет давали не каждый день. На комнату полагалась одна лампочка свечей в сорок, свисающая на длинном шнуре с потолка. Патрон лампочки, порой, был с так называемым «жуликом» - разъемом для вилки.
Старьевщики ездили на маленьких тележках, запряженных осликами. Они везли в этих тележках свои добычу, а также очень ценные для детей вещи: серебряные шарики на резинках, пробочники, петухи на палочках… Иногда на осликах ездили и артисты, показывающие представления прямо во дворе. Тогда ослики становились полноправными участниками спектакля. Ослики-артисты были куда ухоженней осликов-старьевщиков. А еще они умели благодарить за еду, очень даже благородно кланяясь и шаркая копытом.
Лошадки, везущие брички, конечно, вне конкуренции. Вычищенные, с расчесанными хвостами и гривами, они были прекрасны. Быстро и красиво везли они свои экипажи. Колеса у бричек на резине, поэтому, когда ехала бричка, слышен был только цокот подков. Старшие ребята цеплялись сзади бричек и катались. Я тоже хотел, но нельзя. Да и мал для таких дел.
Изредка по мостовой топали здоровенные кони-першероны с мохнатыми ногами у копыт. Они везли огромные повозки-биндюги, груженные мешками или ящиками. Кучера-биндюжники важно сидели высоко-высоко и лениво и снисходительно шевелили вожжами. Кнутом они не пользовались и он, воткнутый в сапог, ехал рядом.
Коней и их биндюгов мы побаивались.
Потом, уже лет в пять, разрешили ходить за мост. Но до угла. Правда, на углу располагалась засолка, где удавалось довольно вкусно поесть. Огурцы, помидоры, капуста добывались прямо из бочек. Бочки были высоки. Лазали друг к другу на закорки.
Улица была замощена желтым камнем-дикарем, а мостовая лавой. Рассказывали, что лава эта не простая, а с вулкана. Ее привозили в раньшие времена суда из Италии. Она там вместо балласта была. Ну, чтоб суда эти не перевернулись. Потом в порту лаву выгружали, а грузили зерно. Лава была серой и твердой. Старшие ребята играли прямо на улице в футбол, расшибая при падении коленки. Впрочем, вскоре на углу с Канатной на месте разрушенного бомбой дома построили спортплощадку. Но для того, чтоб на ней поиграть, надо было перейти дорогу.
- Папа! Я хочу в футбол играть! Проведи на спортплощадку!
И так каждый день, а если повезет, несколько раз. Так что, вскоре дождался:
- Ладно! Бегай сам. Но осторожно!
Ура? Конечно.
Но раз можно через дорогу к площадке, то можно и на Канатную. А по Канатной, грохоча, ходит трамвай номер двадцать три! На подножке кататься мне, пока, не очень хочется. Иди знай, куда трамвай завезет, но рельсы привлекают очень. Гвоздь, положенный на рельсы, становится ножом, а копейка расплющивается чуть не до пятака. Стреляют пистоны, причем, очередью, если их уложить в ряд. Вскоре наступает черед и настоящим патронам. А эксперимент с патронами чуть не закончился плачевно. Они, попадая под колеса, начали стрелять. Ума, хоть и куцего, хватило не повторять. Да и развалка, где добывались патроны, закончилась. Стала стройкой. Туда пленных привозят. Ну, чтоб трудились. Они и трудятся. А мы на них смотрим. Верней, подсматриваем. Забор ведь. Есть такие, которые их жалеют. А я, вроде, нет. Просто… Нет, надо сказать. Они для меня, как бы, не люди. Ну, как объяснить? Есть люди, а есть пленные. Немцы, румыны. Из трубочки горохом в них не стреляю, но и за людей не числю. Вот такой я. А что?
А, ну их этих фрицев, гансов, куртов. Неинтересно на них смотреть. Курты-каракурты…
Как выйти из ворот, чуть справа люк. В него мазут для бани сливают. А у люка смолы навалом. Берешь шарик смолы, лепишь к нитке и под мост. Там внизу кусты. Мы из них и картона себе халабуды ладим. Ну, чтоб кушать и нехорошие истории рассказывать. Но сейчас не до того. Будем пауков ловить. Не то каракуртов, не то тарантулов. Как кто говорит. И еще говорят даже по радиоточке, что они очень опасные. Вот мы и боремся. Норки у них широкие, с горлышко бутылки шириной. Найдешь такую и смолу на нитке туда. Вверх-вниз, вверх-вниз. Аж пока паук не дернет. А как дернет, значит пойман. Из смолы, где когти застряли, не уйдет. Тащишь его гада, чтоб потом раздавить, и радуешься.
Вот интересно, змеи они ведь страшней пауков-скорпионов всяких, а я их, хоть побаиваюсь, но не ненавижу. В Азии, где трудился, змей валом. И опасные почти все. Страшно. Иногда очень. А ненависти нет.
А у нас под мостом только ужи и водились. Поймаешь такого, вокруг шеи обернешь и вперед – прохожих пугать. Задашь вопрос, но тихо, чтоб он, а лучше она, к тебе наклонился, ну и с ужом морда к морде. Крику… Отлупить, правда, никто не пытался. Мало ли…
А ужей мы потом выпускали.
В шесть лет улица необыкновенно удлинилась. За Кангуна были казармы пограничников, а напротив еще одна развалка. Потом шикарная улица Пушкинская, усаженная платанами. Там имелся новый дом с парикмахерской. А напротив был архив, который бабушка называла, почему-то, синагогой.
Дойдя до Пушкинской, можно повернуть направо, до роскошной, нарядной филармонии с портретом Утесова – у нас все знали, кто такой Утесов! – на афише. От филармонии до моста, прозванного Полицейским, потом по лестнице вниз и до нашего моста. А там тоже ступеньки, ведущие прямо ко двору, мимо двух входов в бани.
Ой, я ж про бани не рассказал. Вернее, про баню. Она одна была, но с несколькими отделениями. Мужское, женское и ванны. И парикмахерская, конечно. Окна ванн и женского отделения выходили к нам во двор. Едва стемнеет, к окнам прокрадывались мужики. Их гоняли, конечно. Помнится, прогонять их принимались и мы. Но они откупались рублями, которые у нас, мелкоты, часто забирали старшие ребята…
На улице, справа от ворот была бодега. Там кучковались, в основном, бывшие фронтовики. Они шумели и напивались.
Вскоре бодегу закрыли. И открыли молочную.
А меня повели в школу. Все трое: мама, папа и бабушка. Мимо магазина, который все называли «На углу». Он и был на углу. Я уже давно ходил туда за хлебом. Дорогу же переходить не надо. Хлеб взвешивали, а потом, почти всегда, отрезали к нему небольшой довесок, который я съедал по дороге. И очередей за хлебом уже не было. Зато были очереди за сахаром и постным маслом. Сахар продавали большими кусками – головами. Там тоже получались довески. Их откалывали ножом от целой сахарной головы. А на прилавке оставались кучки пудры и мелких осколочков. А я всегда мечтал стать продавцом - столько сладкого, столько сладкого…
Через дорогу улицы Бебеля на весь квартал – чайная фабрика. А бывшая чайная фабрика – Высоцкого, как говорила бабушка, - уже через улицу Ярославского. Но там, почему-то витаминный завод. Вообще загадок много. В основном, в названиях улиц. Учительницу спрашивать бесполезно. Она ругается и дерется толстым карандашом. Бабушка выкручивается и что-то лепечет про новые времена.
- Они хорошие? – настаиваю я.
- А как же! – утверждает бабушка и оглядывается без приязни на папу.
Папа молчит, значит, спрашивать бесполезно.
Бабушка знает несколько языков, даже пыталась мучить меня французским. Но когда нервничает, переходит на еврейский:
- Готыню! Готыню!
Кроме языков бабушка знает уймищу стихов. Впрочем, вскорости я тоже. Я уже не картавлю, поэтому барабаню их без остановки. Были бы слушатели. В принципе, бабушкина наука к ней же и возвращается. Она водит меня в школу и забирает оттуда. Ну и получает смесь Пушкина, Блока и Северянина по дороге. Она пытается исправить дело, читая мне Маршака, но получает взамен не «Рассеянного», а «Королеву Элинор».
- Подождите, - смеется папа, - он еще сочинять начнет!
Начал…
Но бабушка не дождалась…
А в школу я стал ходить с одноклассником и его папой. А когда мы с одноклассником ссорились, то и сам. И все чаще уклонялся я от привычной дороги домой и шел, как говорится, куда глаза глядят.
А глаза сначала глядели на прилавок на Чичерина и Пушкинской, где пирожками торговали. Такие тележки-сундуки. Летом там мороженное, а осенью-зимой пирожки. С повидлом, с мясом, с горохом… Я с повидлом любил. Денег только мало. Родители рубль давали на завтрак. А я в шестьдесят копеек укладывался. Булка и компот из сухофруктов. Так что, на пирожок оставалось. Брал его, кусал понемногу и шел, например, по Пушкинской. До бульвара доходил! А если в обратную сторону, то до вокзала. До вокзала лучше. Обратно можно зайцем на первом троллейбусе вернуться.
Настала интересная жизнь, но времени не хватало. Полдня уходило на школу, половина вечера на уроки. За этим папа следил. Ну, и что оставалось, особенно зимой? Пришлось… В общем, перестал ходить в школу. И жизнь стала необыкновенно интересной. С вечера намечал я себе маршрут и засыпал счастливый от предвкушения.
За несколько дней свободы я освоил от начала до конца нашу улицу Жуковского, добрел до парка…
Вы догадались, чем все закончилось. Пришлось учиться дальше.
Но подоспели каникулы…
Я не знал тогда слово: альтернатива. Но улица была именно альтернативой не дому, а, скорей, школе, которую я очень не любил. Почему? Трудно сказать. Учеба мне давалась. И друзья в классе были…
Ну почему, почему, почему я так возненавидел школу? Сколько лет задаю себе этот вопрос и не нахожу ответа.
Вот, вспомнил. Это не поможет, но расскажет, возможно, знающему человеку обо мне. Я наотрез отказался носить школьную форму. Как меня только не запугивали. А я не мог ее надеть и все. Не мог! И еще. Я тогда не удивился, но и это было: родители меня поддержали.
- Не хочет, пусть не носит! – сказал папа.
Особенно тяжело пришлось в старших классах. Иду в школу – настроение – хуже не бывает. Пытка какая-то.
Вспомнил. Так, точно-точно так, было со мной на Мангышлаке. Как только самолет касался земли в городе Шевченко – областном центре полуострова, у меня портилось настроение. Весь месяц, а то и больше, заезда жил я, как под гнетом. Но стоило на обратном пути самолету оторваться от взлетной полосы, как настроение становилось прекрасным.
Из школы я выходил просто вдохновенным. Забегал домой, что-то съедал и… Да, на улицу. Она манила, интересовала и никогда не надоедала. С одинаковой радостью бродил по Приморскому бульвару, склонам Отрады, забирался на Фонтан или в Лузановку. Я и сейчас это делаю. Но тогда во мне жил и радовался первооткрыватель. Улица. Она была верней и надежней школы, хотя и сама была школой, учившей всему.
Улица, переулки, площади, тупики, повороты, углы. Порой, за поворотом мелькнет проспект, а то и бульвар. Выскочить бы! Ан нет, не по пути. Так соблазнительно назвать жизнь улицей. А встречные? Тоже улицы, тоже переулки, тоже проспекты, тоже… Какой план какая карта вместит все это? Разве что, действительно жизнь…

___________________________________________________
Уголок читателя - 2 - Страница 23 Ada87910
Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem

Из дальних странствий возратясь (каталог Лилёша)
Лилёша
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы : Уголок читателя - 2 - Страница 23 03a89d11
Сообщения : 32205
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Уголок читателя - 2 - Страница 23 Empty Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор Лилёша в Пн Дек 10, 2018 6:18 pm

ЖИЗНИ НЕТ, ПОКОЯ НЕТ, НО ЕСТЬ ПАШТЕТ

Александр Бирштейн

Межбижеру приснилось слово паштет. Вернее, не так. Межбижеру приснился пьяный сосед из подъезда по имени Ёмкипуренко, бежавший за ним и оравший:
- Я из тебя паштет сделаю!
Межбижер не хотел быть паштетом. Даже очень. Тем более, паштет, рассказывали, штука вкусная и полезная. А он, Межбижер, точно не вкусный. И насчет полезности сомнения. Вот во дворе говорят, что вреднее Межбижера только холера.
Он пытался тормознуть Ёмкипуренко, объяснить ему это, но тот упрямо настигал, слушать не хотел и целился бутылкой, уже пустой, Межбижеру в лоб.
- Спасите! – заорал Межбижер и проснулся. Голова болела. Видать, все-таки угодил сволочь-Ёмкипуренко в лоб, тело ломило, что немудрено после такого вот забега. Короче, не так, так эдак ухайдакал его сосед по двору.
Он попытался встать, что далось с трудом.
- Не жилец я после такого! – горько подумал Межбижер. – А что хорошего в жизни видел?
- А что хорошего сделал? – вкралась наглая мыслишка.
- Кыш, проклятая! – погнал ее Межбижер, мостясь под одеяло. Он надеялся согреться, но не тут-то было. Била противная мелкая дрожь и голодные мурашки бегали по плечам.
- А паштет я так и не попробовал… - подумал он.
Сосед-Герцен, зайдя к Межбижеру часом позже, нашел того мечущимся по кровати и прямо-таки пышущего жаром.
- Грипп! – постановила вызванная из поликлиники № 5 доктор Фрактман.
Прошел день, другой, неделя. Межбижер болел. Вернее, не выздоравливал. Покорно глотал лекарства, которые ему выдавал Герцен, покорно сносил уколы, прописанные доктором. И… ничего. Температура не падала, не исчезал озноб и гнусный Ёмкипуренко тоже не унимался.
- Я не паштет! - еле слышно страдал больной, - Я даже его не пробовал!
При этом, от еды он отказывался наотрез. Только пил.
- Помирает Межбижер! – заговорили во дворе, но, почему-то, не с радостью, а даже с некой печалью.
Приходили соседи, смотрели на него, на смятую его скудным телом постель, качали головой и уходили, оставив на столе какое-то приношение. Толку? Даже мадам Берсон с тарелкой холодца рвалась к больному. Правда, ее не пустили.
- Сложный случай! – озадачено произносила доктор Фрактман. – Руки опускаются! – А она была очень хорошим врачом, Серафима, наша, Даниловна…
И еще шли дни. Без изменений. Двор страдал.
- Почему так? – спросил я как-то у тети Ривы, - когда был Межбижер здоров, его терпеть не могли, а сейчас так огорчаются?
- Отвечу, если поймешь. Дело в том, что он наш, из этого самого двора. Какой бы ни был, а свой.
Я не очень тогда понял. А сейчас… Сейчас и своих-то почти нет. Так… Полусвои.
- Ведь правда? – спрашиваю я мысленно некоторых своих читателей. А они молчат. И правда, что тут скажешь…
Но я отвлекся.
Однажды тетя Маруся задержалась у постели больного и долго слушала его полубред. А потом вышла в задумчивости и прямиком направилась к Семе Накойхеру. Я не знаю, о чем они говорили, но вечером, возвращаясь домой с ворованным мясом, Сема заглянул ненадолго к Марусе.
Уже настал вечер, когда Маруся принялась священнодействовать. Она очистила и вымыла печенку, а Сема принес именно ее, порезала на кусочки и отложила в сторону. Потом отрезала от большого куска несколько пластинок сала, мелко их порезала и положила на сковороду выжариваться. Затем почистила и натерла морковку, почистила и порезала две средние луковицы. Тем временем, сало вытопилось. Маруся отложила шкварки и с сомнением глянула на вытопленный жир. Его было мало! Пришлось добавить несколько столовых ложек смальца. Затем Маруся стала обжаривать печенку. Дело это недолгое, ибо печенка просто должна перестать выпускать жидкость.
Некоторые запахи Марусиной готовки стали проникать во двор и вызвали неоднозначную реакцию. Мадам Берсон, втянув носом воздух, квалифицированно доложила:
- Печенку жарит. Телячью!
Народ загудел.
- Бесчеловечная! – ляпнула тетя Ана. И обосновала: - Человек во дворе помирает, а ей бы жировать!
- Да-да-да! – подхватила тетя Сима, - Межбижерчик есть отказывается, а она…
Но ее перебила мадам Берсон:
- Теперь лук жарит! – доложила она обществу.
- Морковку в лук добавила! – отметила чуть поздней.
На этом кулинарное вынюхивание закончилось, ибо Маруся закрыла форточку. Затем Маруся забросила печенку к луку с морковкой, посолила, добавила чуток перца и плотно закрыла все крышкой, уменьшив огонь.
Дворовое общественное мнение, тем временем, переключилось на доктора Фрактман, только что вышедшую от больного. Доктор качала головой:
- Организм ослаблен, ничего не ест, как организму сопротивляться?
Сняв сковородку с огня, Маруся поставила ее остывать. Это не заняло много времени. Остывшую смесь печени, лука и морковки Маруся смолола на мясорубке раз, другой, третий. Потом добавила в смолотое кусок коровьего масла и хорошо все перемешала. Оставалось немногое.
- Кажется, в бутылке что-то есть! – сообщила она себе и полезла в буфет. Действительно в бутылке «Рислинга» плескалась жидкость.
- Не скисло ли?
Нет. На пробу вино оказалось вполне годным к употреблению. И пошло себе в паштет.
Да-да, именно его приготовила Маруся!
Нос мадам Берсон непроизвольно задрожал и напрягся. Информация приходящая к носу, ему очень нравилась. Нос и только нос управлял нынче телодвижениями мадам. Вот она повернулась к Марусиной двери, а вот уже и нос, и мадам вытянулись Марусе вслед.
Но не у одной мадам Берсон имелся нос…
- Я не паштет, не паштет, не па… - бормотал Межбижер, но осекся. Новый, лакомый, незнакомый запах проник в него и вызвал беспокойство и голод.
- Хочу! – прошептал он, и голос его зажигался, трепетал и гас. – Хочу…
Межбижер ел! Маленькими кусочками, но ел! Поев немного, он уснул, но Ёмкипуренко ему больше не снился. А снилось море, на котором он не был уже год, нет, скорее, два. Или три.

___________________________________________________
Уголок читателя - 2 - Страница 23 Ada87910
Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem

Из дальних странствий возратясь (каталог Лилёша)
Лилёша
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы : Уголок читателя - 2 - Страница 23 03a89d11
Сообщения : 32205
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Уголок читателя - 2 - Страница 23 Empty Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор mamusia в Пн Дек 10, 2018 11:20 pm

biggrin girl_in_love good 134942 kiss
mamusia
mamusia
Бриллиантовый счастливчик
Бриллиантовый счастливчик

Две победы : Уголок читателя - 2 - Страница 23 03a89d11
Сообщения : 28659
Откуда : Vilnius - London

Вернуться к началу Перейти вниз

Уголок читателя - 2 - Страница 23 Empty Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор Лилёша в Вт Дек 11, 2018 3:05 am

Последний трамвай. Мне 30 лет. Жизнь абсолютно не удалась. Я всё ещё не замужем, хотя пора бы и детей завести...


Сумерки. Очень холодно. Только одинокий фонарь тускло освещает остановку. Транспорт уже не ходит. Я тихонечко лежу на крышке люка. Немного теплее становится от неё. Сначала я трясся от холода, потом нашёл люк, лёг, поджав под себя лапы и укутав морду хвостом, согрелся. Когда я был совсем ещё маленьким щенком, меня грела мама. Потом её не стало. Мне было очень одиноко, приходилось самому лазить по помойкам в поисках хоть какой-нибудь еды. Ночами я тихонько скулил от холода, голода и одиночества. А когда подрос, стал выть, глядя на луну. Вот и сейчас хочется кушать, хочется согреться и заснуть. Раньше я мечтал, что меня увидит тот единственный человечек, который захочет взять меня в свой тёплый уютный дом. Я ждал долго, подбегая ко всем прохожим, заглядывая с надеждой в глаза, но, видимо никому не нравился. А что во мне могло понравиться? Большая неуклюжая собака с чёрной шерстью, давно сбившейся колтунами. Глаза грустные, бока ввалились от постоянного дефицита еды. Хвост висел жалкой мочалкой. Уши болтались, как лопухи. Ничего хорошего. Я и сам это понимал, но продолжал ждать. А люди проходили мимо. У многих были красивые начесанные шпицы на руках, бежали лохматые йорки на поводках, сияли голубыми глазами ухоженные хаски. И все надменно усмехались, глядя на меня. И всё же мне тоже было, кого ждать. Вот и сейчас я всматривался в даль, словно что-то должно было приятного случиться и в моей собачьей несчастной жизни. Вдруг я услышал лёгкий стук по рельсам. Вглядевшись, стало понятно – это последний трамвай неспешно приближался к остановке. Через несколько минут он остановился. Я вскочил, замер в ожидании и с надеждой смотрел на открывающиеся двери. И тут вышла ОНА. Самая милая, самая красивая, словно тепло исходило от неё. А как она пахла! Какими-то вкусными пирожками или булочками в смеси с тонким ароматом духов. Но пряный запах булочек с корицей всё же духи перебивал. Я подскочил к ней, завилял хвостом, что было сил, заглядывал в её глубокие добрые голубые глаза. Если вам кто-нибудь скажет, что цвета собаки не различают, не верьте! Глаза у неё именно голубые, как небо в ясную погоду. Она остановилась, ласково заговорила со мной. Так кроме неё никто никогда не делал. Все обычно с опаской обходили меня стороной, либо отгоняли, бросая камнями. Она улыбнулась и достала из сумки те самые булочки. Запах корицы был очень приятный. Я отступил от неё, немного опасаясь, не зная, что мне ожидать. Хоть я видел её уже не первый раз, всё же немного не доверял. Слишком часто меня обижали люди, замахиваясь, чтобы отогнать прочь. А она протянула мне угощение. Глазам своим не поверив, я отступил ещё дальше. Это мне? Это всё мне? Такую мягкую, такую пахучую булочку мне? Я осторожно потянулся, взял зубами и проглотил эту немыслимую вкуснятину. Она словно провалилась в пустой желудок, моментально растаяв. Девушка протянула руку и с опаской дотронулась до моего мокрого холодного носа. Мы оба немного боялись друг друга. Но будучи благодарным за угощение, я взвизгнул от радости и уже с полным доверием подставил голову под её руку. Она гладила меня, трепала за холку, а я жмурился и хотел, чтобы это никогда не кончалось. «Завтра я принесу тебе что-нибудь посущественней!» — сказала моя принцесса и быстро застучала каблуками прочь. Я стоял и смотрел в след. В воздухе всё ещё стоял чуть уловимый запах корицы и духов. Наступил следующий день. Теперь я боялся отходить далеко от остановки. Быстро добегая до ближайшей помойки и подкрепившись немного, я возвращался к трамвайным рельсам и садился, снова вглядываясь в даль. Так я сидел часами. Прохожие так же с опаской обходили меня, кто-то пытался пнуть, кто-то кидал камнями. Я отскакивал в сторону, стараясь уберечься, и вновь возвращался на прежнее место. Ждал долго, терпеливо. Казалось, что даже несколько дней жизни можно отдать за запах корицы и добрые голубые глаза. Стемнело, вот и последний трамвай уехал с остановки в депо, тихо стуча по рельсам. Её не было. Я вздохнул тяжело, положил голову на лапы и провалился в сон. Рассветало. Есть уже хотелось нестерпимо. Я долго пытался откопать среди отходов на помойке что-то стоящее, но безуспешно. Напившись грязной воды из лужи, я поплёлся на остановку. Тяжело плюхнувшись на крышку люка, задремал снова. Видимо был выходной. Не было сегодня той обычной спешки людей, бегущих на остановку. Можно было дремать спокойно, не боясь, что получишь пинка. Мороз был лёгкий, но от сырости я всё же продрог. Зубы слегка постукивали, а желудок свело от голода. Словно теряя сознание, я опять провалился в тяжёлую дремоту. Вдруг я услышал стук каблучков. Из последних сил я подскочил. Тело было каким-то тяжёлым, ватным, а лапы слегка подгибались. Последнее время удавалось найти совсем мало еды. То ли я не успевал за другими, то ли люди стали меньше выбрасывать съедобных отходов. От голода я совсем обессилил. И всё же я бежал к НЕЙ. Бежал так быстро, как мог. Я удивился, с какой радостью ОНА смотрела на меня. Никто ещё никогда так на меня не смотрел. Она достала пакет из сумки, и вдруг из него так запахло. Это был особенный запах, такого я не чувствовал никогда. Слюни предательски начали капать на снег. Я перебирал лапами от нетерпения и поскуливал. ОНА дала мне очень много еды. Столько, что, казалось, съесть это будет невозможно. Я быстро хватал всё это добро, проглатывал не жуя, страшно боялся, что оно исчезнет. Иногда озирался, ища глазами собак с соседних улиц, которые могли отнять мою еду. ОНА стояла и ждала, когда я поем и что-то очень ласково мне говорила. Слыша её голос, мне становилось так спокойно, как давно уже не было. Желудок наполнился, и я, наконец, согрелся. Она потрепала меня за холку и пошла к остановке. Я вилял хвостом, с благодарностью глядя в след. Сил стало гораздо больше. Еду сегодня не надо было искать. Мне было тепло, я кувыркался в снегу, ловил пастью снежинки и радовался солнечному морозному дню. Теперь я ждал её просто потому, что любил. Совсем не из-за её угощений, а просто любил её запах, любил её руки, её глаза и ласковый голос. Я хотел её видеть рядом всегда, чувствовать прикосновение рук. Мир стал для меня гораздо интереснее, жизнь наполнилась смыслом и ожиданием. С того момента я видел её часто, и каждый раз ОНА несла мне какое-либо угощение.
*****
Мне 30 лет. Жизнь абсолютно не удалась. Я всё ещё не замужем, хотя пора бы и детей завести. Но как-то не складываются отношения с мужчинами. Хотя я довольно хороша собой. Волосы светлые длинные, глаза голубые, большие. Да и фигура неплохая, спорт я люблю. Работы тоже хорошей нет. Еле устроилась в небольшую пекарню кондитером, хотя имею красный диплом института. Но не найдёшь у нас в городе нормальной работы без знакомств. А откуда им взяться, когда я в деревне выросла. Родители с огромным трудом купили мне крохотную однокомнатную квартирку 10 лет назад, когда я в институте ещё училась, и до сих пор платят кредит за неё. Так вот и бегаю на дежурства в пекарню. Живу от зарплаты до зарплаты. Друзей как-то нет особо. Ну, разве что Ленка из соседнего подъезда, когда с мужем поругается, прибегает поплакаться в жилетку, пропустить у меня стаканчик винца, да уходит навеселе мириться с благоверным. У каждого своя жизнь. Все мои ровесники давно обзавелись семьями, детьми, животными домашними. Ездят себе спокойно на юга каждый год со всем своим выводком и толстеют потихонечку от хорошей жизни. И разговоры у них одни и те же. То рассказывают, какие у отпрысков успехи в школе, жалуются на учителей, на мужей, то делятся рецептами консервации, мечтают похудеть, вновь и вновь садясь на очередную диету, не приносящую результатов. Сначала я немного завидовала, потом мне всё это надоело слушать от соседских домохозяек, и я предпочла быстро пробегать к себе в квартиру, ссылаясь на занятость и усталость. Тем самым избавилась от наискучнейших для меня разговоров. А как раздражает, когда очередная соседка вздохнёт с таким вот наигранным сочувствием и спросит: «Яна, ты всё одна? Так и детей рожать некогда будет. Пора бы уже и личную жизнь устроить». Выслушаешь, пожмёшь плечами, улыбнёшься виновато и заторопишься домой от этой навязчивой особы. А в душе так и хочется ответить ей что-нибудь ядовитое, мол не надо в чужую жизнь лезть. Где ж мне взять вторую половину, одни алкаши вокруг. В институте как-то не сложилось замуж выйти, хотя и ухажёры вроде были. Тех, кто мне нравился, как-то быстро расхватали институтские девицы, женили на себе и всё. А те, кому нравилась я, были совершенно не в моём вкусе. Так вот одна я пока и осталась. Собаку что ли завести? А то приходишь домой, и выть порой хочется. Никто не встречает, не ждёт. Дома холодина сейчас. Отопление слабое, в окна дует. С работы прихожу уставшая до ужаса, есть готовить неохота для себя одной. Перехватишь на работе булочек с корицей, попьёшь с ними чаю вечером и спать. Дни пролетают один за другим, все похожи друг на друга. Одна небольшая радость — появилась собака. Да, да, собака. Пока ещё бездомная, но вот о ней я всё чаще и думаю. Может пора её сделать домашней… Лохматая такая, чёрная, грязная вся, бока ввалились, шерсть в колтунах. Не доедает бедняга. Я ей стараюсь что-нибудь прихватить с собой вкусненького. Хотя почему ей? ЕМУ! Это мальчик. Он на остановке лежит постоянно, там, где трамвай мой останавливается, на котором я с работы добираюсь. Дома взять нечего часто бывает, так я ему булочку с работы несу. Мне даже стало казаться, что он меня специально ждёт. А я иду и радуюсь, если его вижу. Он такой большой! А какие у него глаза… В них прямо утонуть можно. Даже у людей таких не бывает. Грустные только очень. В детстве у меня точно такая собака была. Я так его любила, Пиратом называла. Он был моим лучшим другом, участвовал во всех играх, которые я придумывала, ходил со мной купаться на речку. Он плавал очень смешно, перебирая лапами и хватая пастью брызги воды. Потом он заболел. Мы не могли понять, что с ним, привозили местного ветеринара, он ставил капельницы, делал уколы. Но ничего не спасло Пирата. Он умер. Мне десять лет тогда было. Я помню, как я долго плакала. А папа взвалил на тележку его бездыханное тело и увёз моего Пирата в ближайший лес хоронить. И вот, когда я первый раз увидела эту собаку на остановке, то прямо обомлела. Один в один – мой Пират. И глаза такие же. Я их всю жизнь помнила, особенно грустные они были во время болезни Пирата. Первый раз я с опаской к нему подошла. Кто его знает, что ожидать от собаки. Кинула ему кусок булки, так он схватил её и, озираясь, слопал, словно боясь, что я передумаю и отниму. А в следующий раз он встретил меня уже, как большого друга, радостно виляя хвостом и показывая всё своё дружелюбие
Знал хитрюга, что булочки у меня всегда в пакете есть, когда с работы иду. Так вот я и стала немножечко подкармливать его. Зима же на улице. Бедные животные погибают на морозе, если голодные. Сегодня я проспала. Будильник не прозвенел. Подвёл меня колоссально. Я за пять минут умылась, быстренько парой движений мазанула ресницы, сделав вывод, что и без косметики я очень даже ничего, выпила залпом чашку крепкого кофе и бегом на остановку. Стоп! У меня же там Пират. В мыслях я давно уже его так называла. Ну, конечно же, надо же хоть косточку с собой захватить. Он же ждёт меня. И как я ему в глаза голодные посмотрю? Я быстро вернулась, кинула несколько косточек и макароны от вчерашнего ужина в пакет и бежать. Пират увидел меня издалека и понёсся на встречу. «На мой хороший, кушай. А вечером я тебе булочек из пекарни принесу тёплых. Ты жди меня», — приговаривала я, наспех вытряхивая еду из пакета. Ох, новый день начался. На работу вроде успеваю. А так в отпуск охота, на море куда-нибудь. Вот наступит лето, и я обязательно куда-нибудь уеду. Надо только денег успеть подсобрать, а это сложно с моей-то зарплатой пекаря. Ну да ладно, хоть помечтаю, пока в трамвае еду. Ехать долго, на другой конец города. Хорошо, хоть без пересадок. Сел и дремай спокойно. День пролетел незаметно. Вот и смена закончилась. Бегу на остановку, чтобы успеть на последний трамвай. Пирату набрала булочек. Наверняка он голодный ждёт меня. Уже давно без него я не хожу домой. Он встречает меня и плетётся рядом, провожая. А потом ещё долго стоит перед подъездом. Выйдя из трамвая, я нашла глазами Пирата. Он нёсся со всех ног меня встречать. Я смотрела на него и улыбалась. Вдруг раздался лязг тормозов… Какая-то легковушка на большой скорости выскакивала со двора из-за поворота. Я застыла как вкопанная, не веря своим глазам, ужас сковал моё сердце… Мой любимый мальчик, мой Пират оказался под колёсами машины. Я рванула к нему. Машина ударила пса бампером, он отлетел от удара в сторону и дико заскулил. Водитель выскочил и, виновато бормоча что-то под нос, подошёл к собаке. Мне хотелось его убить. Он краснел, бледнел, оправдывался, что собаку не видел. «Раз уж так случилось, едем в ветклинику, срочно!» — сказала я и попыталась поднять Пирата. Он скулил, рычал от боли. В аптечке водитель нашёл бинт, и мы, на всякий случай, перевязали пасть псу. Даже своя домашняя собака от боли может сильно покусать. Мы вместе с виновником происшествия подняли Пирата и аккуратно положили в его машину. Ехали молча. Меня одолевала злость, водитель виновато молчал, пёс слегка поскуливал. Мы быстро добрались и нас взяли без очереди. После обследования оказалось, что у собаки сложный перелом лапы со смещением, нужна операция. К счастью, позвоночник не пострадал, хотя сначала подозрения на его повреждения были. Наш водитель, представившийся Александром, дал мне свой телефон, сказал позвонить, когда Пирата надо будет забирать из больницы. Операция длилась два часа, врач вышел и сказал, что оставит собаку в стационаре как минимум до завтра. Пришлось уехать домой. Настроение было ужасным.
*****
Меня сбила машина. Мне было очень больно, плохо. Помню как ОНА грузила меня в машину, меня куда-то везли. Даже её мне хотелось укусить, только бы меня не трогали, оставили в покое, наедине с моей болью, пронизывающей всё тело. Потом ничего не помню, я закрыл глаза, провалился в беспокойный сон, и только голоса людей, склонившихся надо мной, доносились будто издалека. Когда я проснулся, очень хотелось пить. Я лежал в какой-то клетке, подняться не было сил. На лапе было нацеплено что-то белое, то, что мешало мне двигаться. Подошла милая девушка в белом халате. Она сказала мне что-то ласковое и протянула под нос миску с водой. Я обрадовался и начал жадно пить. Потом она пододвинула поближе посудину с какими-то сухими кусочками. Они приятно пахли. Я попробовал – очень вкусно. Чуть-чуть подкрепившись, я снова заснул.
*****
На следующий день я спешила в ветклинику. Меня там ждал мой Пират. Дома я всё приготовила для его проживания у меня. Купила две большие миски, мягкий лежак, поводок и ошейник. Мама, узнав, что я собралась взять домой бродячую собаку, была в шоке. Родные пытались меня отговорить. Только никто не мог понять, что это нелепое лохматое существо стало родным для меня за этот месяц. Да и не могла же я больную беспомощную собаку отправить зимой на мороз умирать. Я зашла в стационар, где стояли клетки для животных. Перед этим созвонилась с Александром, он уже ехал за нами. Пират увидел меня, заскулил от радости и завилял хвостом. Пришла медсестра, открыла клетку. Мы аккуратно освободили из неё Пирата. Он мог прыгать на трёх лапах. Я надела ему на шею новый ошейник ярко-красного цвета, прицепила поводок, расплатилась за услуги клиники, и мы медленно пошли к машине. Александр уже подъехал и ждал нас. С удивлением я отметила, что сегодня на меня уже смотрел не враг, а очень приятной внешности молодой человек. Он был прекрасно сложен и хорошо одет. Всё ещё чувствуя себя виноватым, он застенчиво поздоровался и помог нам забраться в машину. Пират лег на полу за сиденьем, а я гладила его и поглядывала на своего нового знакомого.
*****
Я тихонько сидел в клетке, абсолютно не понимая, зачем меня здесь закрыли. Хотелось оказаться на улице, тело всё затекло. Грустя и скучая, я вздохнул и прилёг. Утром человек в белом халате водил меня на улицу, но совсем ненадолго. Я только успел в туалет сходить, как меня опять закрыли в этой проклятой клетке. Вдруг я почувствовал еле уловимый знакомый запах. Открылась дверь и вошла ОНА. Как же только я обрадовался, чуть не визжал от радости. Это было моё спасение, я верил, что сейчас меня заберут и отпустят на улицу. ОНА прилепила на шею мне какую-то верёвку, но я не возражал. На улице все домашние собаки ходили с такими на шее. Поэтому я всё это позволил одеть и даже немного гордился, идя рядом с ней. Вернее ковыляя, наступать на одну лапу я почти не мог. Тут я увидел уже знакомую машину, остановился и зарычал, так как от неё исходила опасность. Но ОНА погладила меня, что-то ласково сказала, и я успокоился. Человек из машины вроде казался дружелюбным. Меня куда-то везли, но я ни капельки не волновался и не боялся, так как был с НЕЙ, и ничего плохого случиться не должно было. Мы вышли из машины. На улице была холодина ужасная. Мороз ударил сегодня довольно сильный. Я думал, что меня наконец-то отпустят, я посижу у подъезда, а потом на трёх лапах попрыгаю искать крышку люка, чтобы переночевать и не замёрзнуть. Но меня всё ещё вели куда-то. Мы зашли в уже знакомый мне подъезд, в который входила обычно ОНА одна. Открыв ключом дверь, мы все оказались в помещении. Там вкусно пахло, и было очень тепло. Незнакомца она пригласила пить чай, а он отказываться и не собирался. «Заходи, Пират, — это теперь твой дом». – услышал я её голос. «Пират. Это что меня так теперь зовут? Так красиво? Так мужественно?», — путались мысли в моей голове. «Дом, у меня есть ДОМ?». Никогда у меня не было ни дома, ни имени. Выходит теперь я домашний, как и те, кто с ухмылкой проходил мимо меня в красивых ошейниках. И зовут меня так красиво – ПИРАТ. У меня и миска была своя, вернее, даже две. И еда в них была, и вода. А ещё моя хозяйка показала мне, где я могу спать. Теперь я не буду трястись от холода, и никто не будет меня пинать. Незнакомец с хозяйкой пили чай, ели пирог и смеялись. Казалось, они не могли наговориться. Я наелся, дремал на мягком лежаке и был счастлив. Позже, когда моя лапа совсем зажила, меня искупали, обрезали колтуны на шерсти и расчесали. Купаться в тёплой воде было очень приятно. Прошёл год. Мы теперь живём вместе: Яна, моя хозяйка, хозяин Саша и малыш. Он недавно родился. Я пока ещё не понял, кем он будет для меня. Пока он только часто плачет и постоянно кушает. Иногда я подхожу к его кроватке, пытаясь лизнуть руку. Тогда он на время успокаивается. От него пахнет чем-то приятным, молоком что ли. Хозяйка теперь постоянно с нами дома. Мы с ней берём большую коляску и часами гуляем на улице. Я тихонько иду с ней рядом, боясь отстать, а она везёт коляску. Малыш на улице не плачет, он спит. Саша пропадает на работе, ведь ему надо теперь кормить всех нас. Работает он пока один, а кушаем то мы все. Я с гордостью иду рядом с Яной. Я очень красивый, ухоженный, заглядываю к ней в глаза. Она улыбается, с любовью глядя на меня. Моя лапа больше не болит, шерсть отросла и лоснится, свисая красивыми чёрными локонами. Теперь я свысока смотрю на мелких собачонок, пробегающих мимо со своими хозяевами. Я всегда сыт, бока больше не вваливаются, а, напротив, я, кажется, стал толстоват немного. Так иногда Яна меня и называет, трепля за холку: «Толстячок мой милый». А Яна у меня самая, самая красивая. Ни у кого нет таких хозяек! Я её очень люблю и боюсь потерять. А через два года мы все вместе ехали в машине куда-то далеко. Саша за рулём, а я, малыш и Яна сзади. Малыш подрос, лезет ко мне постоянно, суёт пальцы ко мне в пасть и обнимает за шею. Но я совсем не злюсь, напротив я люблю его не меньше, чем Яну и Сашу. А хозяйка говорит, что мы едем на море, и что там очень красиво, тепло, много еды и мы будем плавать. А мне совершенно не важно, куда мы едем, лишь бы всегда быть со своей семьёй.
@Нелли Попова

___________________________________________________
Уголок читателя - 2 - Страница 23 Ada87910
Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem

Из дальних странствий возратясь (каталог Лилёша)
Лилёша
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы : Уголок читателя - 2 - Страница 23 03a89d11
Сообщения : 32205
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Уголок читателя - 2 - Страница 23 Empty Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор mamusia в Вт Дек 11, 2018 8:39 am

Где то я это читала.. scratch_one-s_head.g girl_pardon.gif good 




Двадцать лет назад в деревне Афанасьево проживало больше пятисот человек. И скотины тогда по всем дворам было предостаточно. Со временем молодёжь разъехалась по городам, а старики доживали свой век, не надеясь на помощь уехавших в заготовке кормов для животных. Коров в деревне не стало, зато козы почувствовали себя полноправными хозяевами.
Их и не пасли толком, как прежде, – выпускали за околицу и не заморачивались с присмотром. Да его и не надо было: в стаде имелся свой сторож, лучше овчарки, – молодой козёл по кличке Борюха.
Сначала-то он был Борькой, как все козлы в округе, но за любовь к дракам и потасовкам со всеми подряд его как-то незаметно переименовали. Родился Борюха в другой деревне, но в двухлетнем возрасте его привезли в Афанасьево для улучшения породы местных коз. С обязанностями «мужа стада» он справлялся отменно, на досуге же любил похулиганить и подраться.
Поначалу деревенские собаки пытались осадить новичка, но тот быстро разобрался с несколькими из них так, что у остальных отпало всякое желание его задирать. Козлу было всё равно, с кем драться, – не обижал он только своих хозяев. Когда стадо возвращались в деревню, население предупреждало друг друга о приближении Борюхи выкриками:
– Козы пришли!
Вечером козёл всегда шёл позади стада с самым невинным выражением морды, но хитрые глаза зорко высматривали на улице очередную жертву. Ребятня и взрослые прятались за калитками и воротами, пережидая, пока боец прошествует к своему двору. Но Борюха не спешил, доводил до ворот двух коз, которые жили с ним под одной крышей, а сам шёл искать приключений.
По заслугам он получил только однажды, когда со всего маху боднул тракториста из соседнего села, приехавшего к тёще по делам. Мужик то ли не знал про козла, то ли забыл, но без опаски вышел из кабины трактора и уже двинулся к калитке, как получил под зад удар козлиным лбом. Правда, на ногах удержался. А в руках у мужика был моток провода – им-то он с размаху и врезал козлу по шее. Борюха издал боевой клич, принял свою любимую бойцовскую позу – на задних копытах, стал ростом с человека и направил на противника рога.
Напасть повторно не получилось: мужик шустро запрыгнул в кабину трактора. Почти час ему пришлось ждать, пока Борюха соизволит уйти. Но на следующий день трактористу просто так уехать не удалось. Козёл проводил стадо за деревню, вернулся к трактору, лёг неподалёку и уставился на калитку палисадника. Пришлось мужику откупаться сыроежками. Он бросил за забор несколько грибов, подальше от техники, Борюха побежал подбирать, а тракторист в этот момент успел заскочить в кабину.
С грибниками у козла были особые отношения. Топать полтора километра в березняк он ленился, но своим козлиным чутьём угадывал, что в лесу появились грибы. В эти дни Борюха промышлял мелким грабежом.
Ближе к полудню выходил на тропинку, ведущую к березняку, ложился и ждал «тихих охотников», которые возвращались домой с полными вёдрами и корзинами. Дойти до деревни живым-здоровым можно было, только откупившись от козла пятью-шестью грибами. В нужную минуту люди бросали грибы в сторону от тропинки, и пока разбойник их поедал, быстро прошмыгивали мимо.
Был у козла и свой любимый «мальчик для битья» (правда, бил его Борюха как-то без усердия) – 50-летний Паша Мухин, грузчик из магазина в соседнем селе, любитель выпить в большие и малые праздники. Трезвым Паша совершенно не интересовал козла; боец провожал его взглядом, но не двигался с места. Однако стоило грузчику принять на грудь, как Борюха начинал забавляться от души. Он издавал громкое «ме-ме», подбегал к мужику, валил на землю и вставал на него передними копытами. Постояв немного, отходил в сторону, а когда грузчик поднимался и делал несколько шагов, снова валил его. От околицы и до ворот дома Павел успевал кувыркнуться не меньше двадцати раз. Сильных побоев мужчина не получал, но рабочая спецовка впитывала всю дорожную грязь. По доброте душевной грузчик прощал козлу это безобразие.

Всё Афанасьево ругало рогатого бандита за его поведение, но жил на краю деревни старик, у которого с козлом сложились приятельские отношения. Борюха не ленился пройти с одного конца деревни на другой, минуя свой двор, к дому Василия Кондратьевича. Никто не мог понять, почему козёл его не трогает, а как-то затихает и смирно лежит возле скамейки, на которую старик вечером выходил посидеть.
А объяснение простое: Василий Кондратьевич курил исключительно табак-самосад. Одну самокрутку делал себе, а другую – козлу, свою раскуривал, Борюхе же отдавал просто так. Тот мгновенно её съедал, будто ему сладкой капусты дали. Слопает и лежит рядом с дедом. Отдохнув, Василий Кондратьевич возвращался в дом, а хулиган перед сном отправлялся прогуляться по деревне.
Но однажды с козлом случилась беда: наступил в поле на гадюку, и та его укусила за ногу. Вечером козы не вернулось в деревню, хозяева заволновались, пошли искать. А стадо за околицей стоит полукругом над лежащим Борюхой – и ни с места. Козёл пытается подняться, но боль сковывает. Кто-то побежал к его хозяевам, рассказал про беду, они привезли садовую тачку, погрузили страдальца – и бегом в деревню, вызывать ветеринара. Тот сделал Борюхе уколы, велел три дня держать бойца дома и почаще поить водой.
Вот тут вся деревня и поняла, что значит козёл – хозяин стада. Выходят поутру козы и стоят, ждут своего поводыря. Их отгонят за околицу, а они через час снова в деревне и всем стадом у ворот Борюхиного дома.
Намаялись деревенские со своими козами, пока козёл отлёживался «на больничном», вспомнили, что никакой пастух не нужен, если он при стаде. Да и приплода с его появлением стало намного больше: ни разу ни одна коза не принесла одного козлёнка – на свет появлялись только двойни и тройни.
Много хорошего говорили о Борюхе, как-то сразу позабыв о его тычках в спину, развороченных поленницах и обо всём, за что прежде ругали. А Паша Мухин даже набрал для козла в березняке полное ведро сыроежек.
На четвёртый день Борюха окончательно выздоровел, вышел за ворота, призывно мекнул козам и повёл свой гарем за околицу – утром он всегда шагал впереди стада.




Из окошек, из-за калиток жители деревни Афанасьево смотрели на незаменимого козла Бориса, а тот спокойно шествовал в сторону луга, не забывая примечать новые кладки полениц вдоль заборов.
mamusia
mamusia
Бриллиантовый счастливчик
Бриллиантовый счастливчик

Две победы : Уголок читателя - 2 - Страница 23 03a89d11
Сообщения : 28659
Откуда : Vilnius - London

Вернуться к началу Перейти вниз

Уголок читателя - 2 - Страница 23 Empty Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор ПтичкаBY в Вт Дек 11, 2018 4:36 pm

girl_in_love girl_in_love girl_in_love
ПтичкаBY
ПтичкаBY
Платиновый счастливчик
Платиновый счастливчик

Сообщения : 5609

Вернуться к началу Перейти вниз

Уголок читателя - 2 - Страница 23 Empty Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор mamusia в Ср Дек 12, 2018 7:12 pm

Иду сейчас, по темноте, домой. Сумки несу. Не тяжелые, но объёмные. Продукты купила, молока, овощей, макароны. Ничего толком не купила, а сумки полные.
Вижу — паркуется машина. Наша, девятка.
Вперед — назад. Вперед — назад. Вперед — назад. Никак не запаркуется в парковочный карман, а других мест во дворе вечером в спальном районе в воскресенье нет.
У меня большой водительский стаж. Я ловко паркуюсь. Но я устала. А впереди — куча дел. Я спешу, в конце концов. У меня нет с собой красных трусов супермена, я сейчас не хочу спасать мир.
Вперед — назад. Вперед — назад. Я прохожу мимо этих нелепых маневров. За рулем — женщина.
Охохо.

Правее бери, правее. Выворачивай, выворачивай, блин.
Нет, это не моя проблема. Прохожу мимо. Домой, Оля, домой.
И вдруг слышу смех. В десяти метрах — трое парней. Ржут в голос, снимают на айфоны, как эта женщина идиотски паркуется.
Взрослые парни, кстати, мужики. Стоят около своей открытой тачки — значит, умеют водить.
Во мне появляется злость. И женская солидарность жаждет расправы. Я останавливаюсь. Резко разворачиваюсь. Подхожу к тачке.
За рулем девчонка совсем. Молодая. Чуть не плачет уже. Я стучу по капоту. Выходи, подруга. Меняемся. Подержи пакеты.
— Ненавижу это корыто. Папа свою отдал. Сказал: учись на этой, после нее всё, что угодно водить сможешь…  — говорит девочка.
— Не ной. Сейчас решим.
Я сажусь3 за руль чужой машины. В салоне пахнет хвоей ароматизатора. Коробка механическая, а я последние лет 10 — на автомате. Ну ладно, разберемся.
Я выжимаю сцепление, отпускаю резковато, машину дергает, парни взрываются смехом. Я его слышу. Сссук…
Я выворачиваю руль — и за три маневра ставлю тачку в парковочный карман.
Идеально ровно.
Места и правда мало, вылезаю аккуратно, чтобы дверью девятки не поцарапать рядом стоящую мазду.
Девочка рассыпалась в благодарностях.
— Не за что, — бурчу я.
Девочка бросается обниматься.
Парни улюлюкают. Я мысленно показываю им средний палец, подхватываю пакеты, улыбаюсь девочке, иду домой.
Я прохожу мимо этих парней, не выдерживаю, оборачиваюсь. Присмотрелась.
О, это же Леха из соседнего дома.
С двенадцатого этажа. Ему двадцать четыре или что-то около того.
Он же местный Ди Каприо. Из серии: «Слышали про Волгу? Из-за него потекла…»
В него со старших классов массово влюбляются девчонки, звон их разбитых сердец установлен мелодией на его мобиле.
С ним даже участковый разговаривал, потом уже, после двух попыток суицида у брошенных им девочек, нежных, пубертатных цветочков, так рано столкнувшихся со взрослой жизнью.
Участковый ходил к нему не как должностное лицо, а как мужик. Объяснял, что с девочками так нельзя.
Тогда на этаж въезжали новые жильцы, и грузчики без устали таскали коробки, и на некоторых было написано: «Осторожно, хрупкое!». Участковый кивнул на эту надпись и сказал: «С бабами — также!»
В общем, Леха этот, местный казанова, такой Элджей из Зябликово. Сам себе он кажется сексуальным, и проходя мимо зеркала после душа, в полотенце, наверняка, сам себя успокаивает: «Ч-ч-ч, свои-свои».
Я мысленно ставлю сумки на асфальт, подхожу к нему и, сдувая челку со лба, и облизнув обветренные губы, говорю.
— Знаешь, парень, что такое секс? Я взрослая опытная женщина, я тебе расскажу. Я сейчас с тобой от имени всех женщин говорю.
Секс — это не когда ты сдернул полотенце с обнаженных бедер, поверь. Есть вещи посильнее этих физиологических процессов.
Мужик — это не слова и не то, что в штанах. Это не стрижка с твоим модным чубом из барбершопа, не кроссовки из лимитированной коллекции, не «лакост» на футболке, не музон, который качает в мягком салоне твоей иномарки.
Мужик — это поступки.
Ты видишь женщину в беде и хмыкаешь в ладошку? Снимаешь на телефон? Что ты за мужик после этого?
Запаркуй ее, парень. Молча.
Ну и что, что не твоя?
Быть мужиком надо в принципе, а не только со своими.
Не только с теми, кто может оценить.
Помощь и забота — это киты мужских поступков. Знаешь, как на математике, решаем пример: пять пишем, три в уме.
Вот твои поступки мы, женщины, пишем, а все остальное — в уме.
Помощь нужна в определенные моменты, не всегда, так вот помочь именно тогда, когда нужно — это бесценный талант.
Она просто совсем девчонка, она не умеет парковаться, ты же видишь, тебе что, сложно?
Запаркуй ей машину.
Проводи, если поздно.
Донеси тяжелую сумку.
Помоги спустить коляску.
Посмотри, почему заедает стиралка.
Переобуй в зимнюю резину.
Почини краны.
Вверни перегоревшую лампочку в общем коридоре.
Сделай это, не дожидаясь просьбы.
И эта лампочка, эти сумки, эта коляска — это чистый секс. Понимаешь?
Ты сильный, ты защитник, ты самец.
Я не знаю, что ты там такое делаешь в постели, но если ты будешь в жизни вести себя так, как я говорю, то потом , в спальне, я сделаю все сама, и поверь так, что ты окажешься на седьмом небе раньше, чем успеешь об этом подумать.
Это я тебе от лица всех женщин говорю, которых ты привык использовать как усладу своему избалованному телу, не подозревая, что в лампочке, вкрученной тобой на общей лестничной клетке больше секса, чем во всех стонущих под тобой женщинах.
Уже можно выключать Бибера, парень: все твои Бритни уже выросли, вышли замуж, родили, зацеллюлитили.
Быть мужиком в постели, чувак — это природа, а не твоя заслуга.
Быть мужиком надо за пределами спальни.
Если ты не мужик в спальне — это эректильная дисфункция, это лечится.
Если ты не мужик за пределами спальни — вот это настоящая проблема, и это не лечится.
А если смятые простыни и есть твои козыри, то это блеф, я выхожу из игры.
Потому что в наше время эрогенная зона — это голова. Это то, что ты делаешь в будничной жизни, а не лейбл на джинсе.
А пока ты просто избалованный смазливый ребенок, который не наигрался в свои гениталии. Беги, залей в ютуб видосик: «Баба паркуется, смотреть до конца».
Ты так и представляешь себе героизм?..
Но я так не делаю. Не говорю.
Я прохожу мимо молча, сдувая челку со лба, и облизнув обветренные губы.
Нельзя учить и лечить без запроса.


Автор: Ольга Савельева
mamusia
mamusia
Бриллиантовый счастливчик
Бриллиантовый счастливчик

Две победы : Уголок читателя - 2 - Страница 23 03a89d11
Сообщения : 28659
Откуда : Vilnius - London

Вернуться к началу Перейти вниз

Уголок читателя - 2 - Страница 23 Empty Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор Лилёша в Ср Дек 12, 2018 7:42 pm

good good good Точно! good good good

___________________________________________________
Уголок читателя - 2 - Страница 23 Ada87910
Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem

Из дальних странствий возратясь (каталог Лилёша)
Лилёша
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы : Уголок читателя - 2 - Страница 23 03a89d11
Сообщения : 32205
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Уголок читателя - 2 - Страница 23 Empty Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор Лилёша в Ср Дек 12, 2018 11:09 pm

Сказка о любви к себе

“Боженька, дай мне любви, мужа хорошего, работу интересную, денежки и здоровье! Сил нет жить такой жизнью... Никто меня не любит, на работе в грош не ставят, денег постоянно нет и болезни эти вечно лезут и лезут. Не живу, а существую. Помоги мне, пожалуйста...” - Мила долго смотрела на свечку и плакала о своей несчастной доле. “Ну все, хватит, пора домой идти, то опоздаю на электричку”.
Вечер был холодным, снежным, а вокруг много елей.
“Красота, Новый год скоро, но как-то совсем не радостно”, - думала Мила.
Вдруг на одной ёлочке она увидела яркий огонёк, как будто красивый фонарик или гирлянда. Миле стало интересно, она подошла ближе и обомлела от удивления. Это был вовсе не огонёк и не фонарик. На елочке сидела очень маленькая и невероятно красивая девушка, одетая в роскошное переливающееся платье. Её длинные волосы были украшены цветами и украшениями, а за спиной - прозрачные крылья. Словно ангел, нежная, милая, излучающая свет и тепло.

Уголок читателя - 2 - Страница 23 0434

“Привет, ты кто?” - спросила Мила.
“Привет, Мила, я - Фея Любви, Любава. Прилетела к тебе на помощь, спасать твою несчастную жизнь”.
“А ты можешь?” - удивилась Мила.
“Я могу показать и объяснить, как все изменить, а все остальное можешь ты сама”.
“Я? Ну и какая же ты фея, если я должна все сама делать”, - фыркнула Мила.
“Я - самая главная фея из всех фей. Но я не могу изменить жизнь того, кто сам не хочет и не идёт мне на встречу. Ведь выбор всегда делает сам человек, сам создаёт свою жизнь, а мы, феи, лишь помогаем. Если человек нас не слышит или не хочет слышать, то мы бессильны, улетаем к другим”.
“Ну и чем ты можешь мне помочь? Ты Фея Любви, а мне знаешь сколько всего надо... И денег, и работу, и здоровье, ты одна тут точно не справишься, целый отряд фей нужен. Так что можешь даже не заморачиваться, лети дальше, меня ты не спасёшь” - уныло возразила Мила и уже было собралась уходить.
“Постой, Мила! Ты не права! Без меня, без любви, ты ничего не получишь. Я могу помочь тебе получить все, что ты пожелаешь, только тебе тоже нужно потрудиться”.
“Интересно, как это? Как это любовь мне может дать все? Не понимаю...”
“Я сейчас тебе все расскажу, пойдём, я провожу тебя на электричку”.
Любава взмахнула крылышками и бережно приземлилась на ладошку к Миле.
“Как тепло с тобой”, - восхитилась Мила.
“Ну я же фея любви, а любовь согревает. Слушай внимательно и запоминай!
Каждому в момент рождения я дарю волшебный огонёк. Он размещается в самом сердце. Это огонёк любви. Когда он горит ярко, то человек чувствует себя счастливым. От этого огонька идёт очень сильная энергия и очень красивый свет. На этот свет слетаются все феи и дарят этому человеку много подарков. Фея Богуша дает изобилие, много подарков и денег, фея Здоровья и Красоты, Здравушка, - здоровье, красоту, молодость. Я дарю много любви и счастья. Фея Удачи и Везения, Даруша, - удачу, везение. Фея Чудес и Желаний, Чаруша, окружает чудесами и исполняет желания.
Жизнь таких людей наполнена радостью, любовью, удачей, счастьем, изобилием, красотой, хорошими людьми, добротой, здоровьем, успехом, смехом, чудесами”.
“Ого! А почему у меня такого нет? Забыли что ли про меня, не подарили?” - возмутилась Мила.
“Как не подарили? Подарили! Я всем дарю! Не перебивай.
Волшебный огонёк я дарю каждому человеку на этой планете, но к сожалению, большинство людей не сохраняют мой подарок, и огонёк гаснет.
Ни я, ни кто-то другой не может заново надолго зажечь этот огонь. Если даже и получится, без помощи человека он опять потухнет. А человек сам может разжечь этот волшебный огонёк и беречь его”.
“И что нужно делать?” - удивлённо спросила Мила.
“Волшебный огонёк - это огонёк любви. Он горит только в том случае, когда человек наполняется любовью. И начинать надо с себя, учиться любить себя. Чем больше любви, тем ярче огонёк.
Люди как думают? Они считают, что все их обязаны любить, что им все должны, постоянно ждут, что кто-то зажжет им этот огонёк, или требуют тепла и огонька от других. Но мало кто понимает, что все зависит от него самого, только он один может зажечь свой огонёк и сиять, излучать тепло, свет и на этот свет к нему будут тянуться такие же люди, с яркими огоньками в сердце. Они будут дарить друг другу это тепло, свет, счастье, любовь, и вокруг них будут всегда кружить феи со своими подарками.

Уголок читателя - 2 - Страница 23 1124

А когда внутри огонёк не горит или горит очень слабо, то притягиваются такие же люди. И вместе они начинают воевать друг с другом за это тепло, любовь и счастье, которого обоим не хватает.
Им нечем делиться, нет волшебной энергии, нет света, нет тепла.
Вы ждёте, когда вам кто-то это даст, и живёте в ощущении никчёмности, одиночества, невезения, бедности, усталости, несчастья и уныния. Вы словно все голодаете и ни у кого нет еды.
А представь, вот идёт девушка с ярким огонёчком в сердце. Она очень красивая, нежная, тёплая, сияющая, прямо как я. И она своим светом весь мир преображает.
Люди смотрят на неё, и чувствуют радость в душе, мужчины восхищённо сворачивают головы.
К такой девушке хочется прикоснуться, обнять её, чтобы погреться и зарядиться светом. Хочется весь мир бросить к ее ногам и подарить ей счастливые моменты, радостные события, любовь.
А знаешь, что в её глазах? А в её глазах невероятная красота. Она видит все не как люди без огоньков, она видит мир совсем другим, красивым, добрым, изобильным. Ощущение внутри у неё такое, как будто она окутана любовью.
От таких людей пахнет очень вкусно. Пахнет счастьем, любовью и волшебством.
Понимаешь?”
“Не совсем...” - грустно ответила Мила. - “Как это возможно?”
“Всего лишь нужно изменить отношение к себе и к миру. Смотри, почему гаснет огонёчек, как думаешь?”
“Не знаю...”
“А огонёчек гаснет от обид, негатива, злобы, страхов, непринятия себя и своих ошибок, непринятия своего тела. Многие сами надевают на себя платьице жертвы, выбирают страдания, лишают себя комфорта в угоду другим, ставят себя на последнее место, сравнивают себя с другими, ругают себя, зависят от чужого мнения, не разрешают быть собой, ищут в себе и в других недостатки, постоянно думают о проблемах, не разрешают себе мечтать, жалуются на свою жизнь, не верят в свои силы и в себя, унижают и предают себя...”
“Ох, мой давно погас безвозвратно”, - вздохнула Мила.
“Но ты все можешь изменить. Представь, что ты - это твой собственный маленький ребёночек. Ты - самая красивая и прекрасная дочка на свете”.
“Но я некрасивая!”
“Кто тебе сказал? Ты будешь считать свою дочь некрасивой? Представь, что она - это ты. Посмотри на себя со стороны глазами любящей мамы”.
“Нет, моя дочь будет самой красивой и умной”.
“Ну так посмотри на себя этим взглядом. Ты же красавица!
Что ты пожелаешь своему ребёнку?”
“Любимую работу, заниматься спортом или танцами, больше играть, не слушать никого, знать, что она самая лучшая, красивая, счастливая, замечательная.
Не угодничать другим, если самой не нравится.
Носить красивые вещи, не оставлять их на потом или для праздников, радоваться каждому дню. Не винить себя за ошибки, не оглядываться назад, не держать обид, не общаться с неприятными людьми. Посоветовала бы ей действовать, если она хочет чего-то, перестать всего бояться. Ещё бы я посоветовала ей любить своё тело. Я вот раньше не ценила свою фигуру, все она мне не нравилась, а сейчас вон какой толстой стала. Сказала бы ей заботиться о себе и о своём здоровье, я никогда этого не делала и сейчас болею постоянно.
Пожелала бы ей быть смелой, решительной, всегда позволять себе самое лучшее. Если вдруг ее какой-либо мужчина будет не уважать или еще хуже, издеваться над ней, не терпеть, а знать себе цену и уходить.
Не сравнивать себя с другими, не верить тем, кто говорит, что у нее что-то не получится, делать выбор в пользу своих желаний.
Не работать на нелюбимой работе ради денег, не жить, там где ей не нравится, не молчать, если некомфортно, не ставить себя на задний план, не пытаться быть для всех хорошей, не экономить на себе, не ныть.
Я хочу, чтобы она знала, что достойна счастья, любви, всего самого хорошего, что она очень умная, красивая, талантливая, что я все для неё сделаю, чтобы она была счастливой”.
Мила даже заплакала.
“Вот, смотри сколько нажелала, а сама ты это делаешь для себя?“
“Нет!”
“А почему?“
“Не знаю, куда мне, поздно все это...”
“Мила, ты любимая дочь, вспомни об этом! А ну ещё раз взгляни на себя и скажи, почему?”
“Я себя не люблю...”
“Значит, пора начать разжигать наш огонёк!
А начать нужно с благодарности.
Напиши себе письмо, как самой любимой девочке. Напиши, почему ты самая любимая, что прекрасного есть в тебе, что есть прекрасного в твоей жизни. Напиши благодарности себе любимой, я знаю, тебя точно есть за что благодарить. Каждого человека есть за что благодарить.
Напиши список пожеланий для себя, как для самого любимого и дорогого человека, и начни их воплощать в жизнь. Чем больше любви и заботы ты будешь проявлять к себе, тем ярче будет твой огонёк, тем счастливее и изобильнее будет твоя жизнь.”
“Напишу, Любавушка, обязательно напишу!”
“Ну все, мне пора. Приехала твоя электричка, помни мои слова!”
“Ты ещё прилетишь ко мне, Любава?”
“Вот начнёшь огонёк разжигать, и я обязательно прилечу и своих подружек, фей богатства, здоровья, удачи, чудес, захвачу, обещаю!”
“Я все сделаю! Честно-пречестно!” - сказала Мила и поцеловала Любаву на прощание.
Она ехала в электричке и все думала о разговоре с феей. Тепло от Любавы до сих пор окутывало её, и было так радостно на душе. Надо же, она никогда не думала, что любить себя так важно. Всё ждала любовь, похвалу, внимание от других, пыталась заслужить все это, и очень больно ей было, когда ничего не выходило, никто не хвалил, никто не любил или потом предавали, обижали, унижали.
А ведь она сама столько раз предавала себя... Сколько раз жертвовала своим комфортом ради интересов других... а может, просто из страха.
Терпела пьяных мужчин, скандальных клиентов, то и дело говорила себе “не сейчас, потом как-нибудь, поздно мне”.
С самого детства, когда ей исполнилось восемь, она перестала считать себя красивой, способной. И все это время жила с ощущением, что никому не нужна, что её судьба - быть несчастливой, бедной и одинокой. Уже в восемь лет она запретила себе мечтать. Сложно сейчас вспомнить, из-за чего это произошло. Наверное, родители ее тоже погасили когда-то свои огонечки и не слышали Любаву, наверное, они тоже не могли поделиться любовью, светом и теплом, нечем было.
“Правильно сказала Любава, от людей с огоньком пахнет любовью и счастьем, а от меня только жалостью к себе и нытьём, бедностью, неудачами и разочарованиями. Наверное тот ещё зловонный запашок...” - думала Мила. - “Все, начну все менять! Хочу пахнуть счастьем!”
С той встречи Мила совершенно изменилась, она стала совсем иначе относиться к себе.
“А что бы выбрала женщина, которая любит себя? А что бы я посоветовала любимой дочурке?” - эти вопросы Мила постоянно задавала себе, делая выбор.
В свои 38 она бросила нелюбимую работу и уехала в город своей мечты. Там нашла новую интересную работу, вышла замуж, родила двойняшек, дочурку Любаву и сынишку Макара. А потом и вовсе открыла свою студию красоты и собственную выставку кукол - сказочных фей. Её феи дарили счастье людям и излучали яркий свет волшебных огоньков любви.
Исчезли её болезни и лишний вес, она стала выглядеть потрясающе.
Мила стала именно той женщиной, которую описывала Любава. Красивой, нежной, сияющей, преображающей мир, с ярким огоньком в сердце, пахнущей счастьем, любовью и волшебством. Её обожали все вокруг, окружали ее любовью, добром и заботой. А Любава и её подружки феи постоянно прилетали в гости с подарками и вкусными конфетами с названием “радость”.

___________________________________________________
Уголок читателя - 2 - Страница 23 Ada87910
Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem

Из дальних странствий возратясь (каталог Лилёша)
Лилёша
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы : Уголок читателя - 2 - Страница 23 03a89d11
Сообщения : 32205
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Уголок читателя - 2 - Страница 23 Empty Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор mamusia в Чт Дек 13, 2018 12:04 am

JC_cupidgirl.gif  JC_cupidgirl.gif JC_cupidgirl.gif
mamusia
mamusia
Бриллиантовый счастливчик
Бриллиантовый счастливчик

Две победы : Уголок читателя - 2 - Страница 23 03a89d11
Сообщения : 28659
Откуда : Vilnius - London

Вернуться к началу Перейти вниз

Уголок читателя - 2 - Страница 23 Empty Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор mamusia в Чт Дек 13, 2018 11:56 pm


А вот и Костя из школы пришёл! Мы с Мишуткой тебя уже заждались! — ласковый голос мамы, радостное сопенье трёхлетнего братика, аромат маминых шанежек.
Как хорошо с мороза вбежать домой, бросить в прихожей заснеженный портфель и пальтишко, погреть замёрзшие руки под горячей водой в ванной и сесть за стол на уютной кухне, где светло и тепло, и так вкусно пахнет. И мама наливает душистый чай в большую чашку с цветочками, это его, Костика, чашка, и накладывает на тарелку румяные шанежки с пылу с жару—ждала мама своего сыночка. А за окном —метель, синие сумерки спускаются на заснеженный город. Ничего, пускай спускаются—дома светло и тепло! И под ногами уже ползает Мишутка со своей любимой машинкой.
— Сынок, ты чего такой задумчивый? Кушай, а то остынет!
— Мам, а к нам сегодня приходил ом… нет, об… нет, мудсмен, короче!
— Омбудсмен?
— Ага… У нас это… пилотный… не помню. В общем, что-то пилотный такой…
— И что?
— Мам, мы неправильно живём! Совсем неправильно!
— Почему?
— Ну вот, смотри: дети —это на самом деле не дети!
— Как это?
— Ну вот! Они —люди! Понимаешь?! Такие же люди как взрослые! И у них тоже права есть!
Мама задумалась. Костик взволнованно продолжал:
— Вот меня, например, нельзя ругать, нельзя лишать меня моих прав на личную жизнь…
— На личную жизнь?!
— Да! Вот, например, я хочу гулять ещё, а ты меня уже домой зовёшь, или я хочу на компьютере поиграть, а ты меня в магазин за хлебом отправляешь… А у меня есть право на отдых! Или вот: у меня должно быть полноценное питание: фрукты, мясо! А у нас же не всегда фрукты бывают, так? Так вот — это нарушение моих прав! А помнишь, меня папа шлёпнул? Ну когда Мишка меня рассердил, и я это… ну как дядя Витя с первого этажа, ну выругался… Помнишь? А папа меня шлёпнул! Это вообще грубое нарушение моих человеческих прав! За это меня даже у вас отобрать могут! Ладно, мам, ты не переживай! Расстроилась, да?
Мама молчала.
— А ещё этот, как его… сказал, что мы свои права защищать должны! Вот, например, наша Марь Ивановна задержит нас после звонка, ну там объявление какое-нибудь сделать, а это нарушение прав человека! Или заругается она на нас, пригрозит выгнать из класса, а это тоже нельзя! Надо этому эсмену рассказать… И её даже уволить могут!
— Костик, а тебе не жалко будет любимую учительницу? Она ведь уже немолодая… Все силы вам отдаёт… Не жалко?
— Так жалко, конечно… Она добрая… Но ведь нужно, чтобы всё правильно было, так?! Как же права человека?!
Мама внимательно смотрела на Костю и молчала. Задумчиво как-то так молчала… Косте стало жалко маму: она у него очень хорошая всё-таки, и он очень её любит на самом деле. Но вот одну штуку нужно будет всё-таки сделать. Костя допил чай, порылся во всё ещё ледяном портфеле и вырвал из тетрадки листок в клеточку.
— Мам, ты не расстраивайся! Я всё понимаю! Я по-прежнему буду за хлебом… И с Мишуткой… только вот что… ом… об… В общем, нам рассказали о мотивации. Вот это, по-моему, правильно! А то я у вас с папой совсем немотивированный какой-то расту! А так нельзя! Подожди, я тебе покажу!
Мама стала мыть посуду, а Костя пошёл в комнату, сел за письменный стол, и пока Мишутка ползал рядом с ним на ковре, старательно расчертил листочек. Немного подумал, минут десять писал, от старания закусив губу, а потом, немного смущаясь, принёс маме. На листочке большими, неровными буквами было написано следующее:
«За прошлую неделю:
Играл с Мишкой — двадцать рублей.
Ходил два раза в магазин — тридцать рублей.
Убирал за Мишкой его игрушки — двадцать рублей.

Прибирался в детской комнате — тридцать рублей.
Итого: сто рублей денег».
Мама внимательно прочитала. Машинально отметила пару грамматических ошибок. «Двадцать рублей» за игру с Мишкой переправлялись несколько раз: сначала «тридцать», потом снова «двадцать». Мама грустно улыбнулась: сын колебался и написал поменьше. Потом мама вздохнула и спросила тихо:

— А у меня права есть?
— Мам, у тебя-то они всегда есть, ты же взрослая!
— Можно мне тоже кое-что записать?
— Можно…
Мама пошла к письменному столу, задумалась, и пока Костик увлечённо катал с ликующим Мишуткой машины, что-то писала. Сначала она улыбалась, как будто придумала какую-то шутку, а потом отчего-то расстроилась и, закончив писать, протянула листок сыну и ушла на кухню. Мишутка сосредоточенно пытался сделать караван из своих машинок, а Костя стал читать. Родным маминым почерком, круглыми красивыми буквами было написано:
«Стирка, глажка белья.
Уборка квартиры.
Варка обеда и стряпанье шанежек».
А потом почерк мамы перестал быть красивым, а стал немного кривоватым, как будто мама плохо видела, что писала:
«Тревога и волнение, когда я ждала тебя, сыночек.
Боль, когда ты появился на свет.
Бессонные ночи, когда у тебя резались зубки.
Слёзы и страх за тебя, когда ты болел.
Вечера, когда я помогала тебе с уроками, читала тебе твои первые книги.
Выходные, когда я водила тебя в зоопарк, в кукольный театр, на кружок.
Первая седина в моих волосах, когда мы с папой весь вечер искали тебя, а ты заигрался на стройке с мальчишками и упал в яму, и мы нашли тебя только поздно ночью.
Мои силы, мои труды, моя жизнь.
Всё это — бесплатно. Просто потому что я люблю тебя».
Костик стоял и держал листок в руках. Потом шмыгнул носом и медленно пошёл на кухню. На кухне было тихо и темно. Мама молча сидела на стуле. Костик подошёл к ней, уткнулся в старенький мамин халатик и заплакал. Он плакал как будто малыш. Как Мишутка. А мама тихо гладила его по голове.

Автор: Ольга Рожнева
mamusia
mamusia
Бриллиантовый счастливчик
Бриллиантовый счастливчик

Две победы : Уголок читателя - 2 - Страница 23 03a89d11
Сообщения : 28659
Откуда : Vilnius - London

Вернуться к началу Перейти вниз

Уголок читателя - 2 - Страница 23 Empty Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор Любава в Пт Дек 14, 2018 9:54 am

Спасибо!
Любава
Любава
Бриллиантовый счастливчик
Бриллиантовый счастливчик

Сообщения : 11595
Откуда : СПб-Тосно

Вернуться к началу Перейти вниз

Уголок читателя - 2 - Страница 23 Empty Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор mamusia в Пт Дек 14, 2018 6:14 pm

Тишину урока нарушил резкий скрипучий голос Зои Васильевны:– Голубев! Что это? Ты в своем уме?!
Мы все как один подняли головы от своих тетрадей. Класс писал сочинение на тему «Мой любимый герой». Я уже набросал первые слова: «Мой любимый герой – замечательный разведчик Николай Кузнецов». И вдруг…
– Голубев! Я тебя спрашиваю! Встань!
Из-за первой парты перед разгневанным классным руководителем поднялся Алеша Голубев – маленького роста, тщедушный, в очках с сильными линзами.
Он был объектом насмешек всего класса, мальчишек и девчонок, потому что никогда не участвовал в наших проказах, был тихим, застенчивым, немного неуклюжим. После уроков он всегда спешил домой (говорили, что у него была очень больная мама). Его тихий голос слышно было только у доски. В классе с ним никто не дружил, а напротив, часто обижали, дразнили «Голубком» и нередко прятали его вещи, пользуясь слабым зрением Алеши. Но он, к моему удивлению, никогда не злился, не огрызался, а только как-то беззащитно улыбался, как бы смеясь над собой. В такие минуты мне было очень жаль его, но из-за глупой солидарности с остальными я никогда не вставал на его защиту.
И вот теперь Алеша, понурив стриженую голову, стоял перед презрительным взором Зои Васильевны. Несмотря на недостаток времени, все с любопытством уставились на эту сцену, желая знать, что же вызвало такое возмущение классной. Но она сама ответила на наш немой вопрос:
– Вы только посмотрите на него! Как вам нравится, о ком он пишет?! Его любимый герой – Иисус Христос!
Класс зашумел. Кто-то засмеялся, радуясь, что несчастный Голубев сделал несусветную глупость. Кто-то присвистнул: «Во дает!» А кое-кто выразительно покрутил пальцем у виска. Действительно, выбрать себе такого героя в наше замечательное время! На дворе 1970 год, время прогресса, «эра светлых годов», а тут… Действительно, ненормальный этот Голубев!
Классная между тем продолжала свою обличительную речь:
– Теперь мне все понятно: и почему ты до сих пор не пионер, и почему абсолютно не участвуешь в общественной жизни класса. Не стыдно – всегда ссылаешься на больную мать! Оказывается, вот в чем дело, вот у тебя какие герои! Какая уж тут общественная жизнь!
В ответ раздался еле слышный голос:
– Зоя Васильевна, у меня правда сильно болеет мама…
Классная спохватилась: сцена затянулась, а время урока неумолимо идет. Да еще почти все перестали писать и уставились на нее и на беднягу Голубева.
– Так, все продолжаем писать, время идет! А ты, Алеша, – сменила она гнев на милость, – немедленно зачеркни эту… это, и пиши, как все ребята: о настоящем герое, настоящем, замечательном человеке! Сколько их, замечательных людей! Подумай и пиши.
Она вернула Алеше тетрадку, и, посчитав инцидент исчерпанным, вернулась за учительский стол. Мы тоже вернулись к своим «опусам», торопясь наверстать упущенное время. Но Алеша почему-то продолжал стоять, все так же опустив голову. Не заметить это классной было невозможно.
– В чем дело, Голубев? – тон ее был недовольным. – Тебе что-то неясно? Учти, мы теряем драгоценное время!
И вновь я с трудом разобрал тихий ответ:
– Извините, Зоя Васильевна, я не могу… о другом герое.
– Что-о? Что такое?
Зоя Васильевна поднялась со своего места, не успев утвердиться на нем, и всей своей величественной фигурой надвинулась на Алешу. Он казался таким маленьким и невзрачным перед ней! Классная была раздражена непредвиденной заминкой, к тому же все мы опять подняли головы от сочинений, с удивлением глядя на строптивого Голубка.
– Что значит «не могу»? У тебя нет другого любимого героя?
– Нет… другого нет.
– Это не герой, а выдумка невежественных, темных людей. В наше время смешно даже говорить об этом. Но мы с тобой поговорим отдельно, а сейчас, будь добр, садись и пиши, как все ребята. Ясно?
– Да… ясно.
Алеша сел и вроде бы стал что-то писать. Зоя Васильевна вернулась на свое место, несколько раз взглянула на него с подозрением, но успокоилась. Все пошло своим чередом. Я легко набросал красивые предложения о том, как хотел бы во всем быть похожим на героя-разведчика, и закончил раньше всех. Оглушительно зазвенел звонок, заставив вздрогнуть отстающих. Но вот, все сдали, наконец, свои тетради, и класс опустел. Но история с Голубевым на этом не кончилась. Я уже был в коридоре, как вдруг услышал:
– Голубев, а ну-ка, вернись! – тон классной был повышенным и не обещал ничего хорошего.
Алеша вернулся в класс, и через полуоткрытую дверь я видел, как он встал у стола Зои Васильевны, так же понурив голову и ссутулив узкие плечи. До меня донеслось:
– Значит, вот ты как! Назло учителю, назло всем! Все-таки написал об этом… о своем… Решил показать упрямство! Так, я спрашиваю?
Казалось бы, мне не было никакого дела до несчастного Голубка. Пусть получит за свою глупость, за своего героя, или как его назвать…
Ребята уже разбежались (урок был последним), но мне что-то не давало уйти. Любопытство или какое-то иное чувство влекло меня к полуоткрытой двери. Сам не зная почему, я подошел и прислушался.
– Нет, Зоя Васильевна, я не назло… – голос у Алеши был слабым и дрожащим.
– Нет, именно назло! Именно! Тебе было сказано: писать, как все ребята, – о героях войны, пионерах-героях, да о ком угодно! Мало ли у нас замечательных людей, на которых нужно равняться, на которых стараться быть похожими. А ты? Кто такой этот Иисус Христос? Это даже не сказочный герой! Ну ладно, я поняла бы, если бы ты написал об Илье-Муромце, о русских богатырях. А он кто? Да пойми ты, что такого человека никогда не было! Это все поповские выдумки, в которые верят необразованные, серые люди! И ты, советский школьник, повторяешь басни неграмотных, обманутых старушек? Эх ты! А я считала тебя неглупым мальчиком. Стыдись!
Зоя Васильевна прервала свой монолог, очевидно, чтобы набрать воздуха для продолжения. Но тут раздался дрожащий голос Алеши:
– Это неправда! Иисус Христос… Он жил, потом умер, Его распяли… Но Он ожил… То есть, воскрес… Он и сейчас живет. Все герои умерли, а Он живет!
Наступила пауза. Я мог только представить лицо Зои Васильевны, но и сам был поражен. Так возражать классной, которая самим взглядом могла заставить «проглотить язык» любого! И кто – тихоня Голубок!
Но вот Зоя Васильевна опомнилась, и голос ее загремел в тишине пустого класса:

– Ты соображаешь, что говоришь? Твое счастье, что тебя никто не слышит! Ты где живешь, Голубев? В какой стране? В какой школе учишься?
Дыхание Зои Васильевны начало срываться, голос перешел почти на визг.
– «Он живет», – передразнила она. – Да ты знаешь, что наши ученые давно доказали, что Бога нет?! Иисус Христос – просто вымысел, понимаешь? Вы-мы-сел! А сочинили это все хитрые люди, чтобы обмануть таких простаков, как ты. Чтобы ты, вместо того чтобы учиться и строить светлое будущее, бормотал всякие молитвы со старухами. Может, ты и в церковь ходишь?
Вопрос требовал ответа. И он прозвучал, такой же тихий, но твердый:
– Да, хожу… С бабушкой. А Бог есть, и Иисус Христос – Божий Сын, и Он умер за наши грехи, и в третий день…
– Хватит! Классная громко хлопнула чем-то по столу. – Не желаю слушать эти бредни! Не собираюсь терпеть в своем классе мракобесия! Собирайся, идем к директору, пусть он решает, что с тобой делать. Хоть бы мать пожалел!
Я решил, что они сейчас выйдут, и отпрянул от двери, собираясь сбежать. Но к моему удивлению, никто не вышел, а из-за двери вдруг раздался совсем другой голос учительницы – мягкий и какой-то вкрадчивый.
– Алеша, послушай! Ради твоей мамы, давай решим этот… эту ситуацию по-другому. Здесь только ты и я, пусть все останется между нами. Ведь если все узнают, твоей маме будет тяжело, а ведь она так страдает, бедная… – Голос стал совсем мягким, задушевным. – Давай так: ты мне сейчас кое-что пообещаешь, и мы все забудем, хорошо?
– Хорошо, – обрадовано ответил Алеша. – А что нужно пообещать?
– Скажи мне так: Зоя Васильевна, простите меня, пожалуйста… Это ты можешь?
– Да, могу. Зоя Васильевна, простите меня, пожалуйста.
– Ну вот, молодец. И еще скажи: я очень ошибался, никакого Иисуса нет, и я даю Вам честное пионер… честное слово, что больше никогда не буду писать или произносить это имя. Вот и все, что я от тебя хочу услышать. Договорились?
Алеша молчал. Видимо, решив, что он сдается, классная прибавила:
– Подумай. Здесь только ты и я, нас никто не слышит. Если ребята спросят, скажи, что я тебя как следует отругала и простила. А с твоим сочинением… я что-нибудь придумаю. Только скажи мне эти слова, и пойдем, а то уже поздно.
Я приготовился слушать Алешкино извинение. Сам я, честно говоря, легко отрекся бы от всего и сделал бы так, как хотела классная. Подумаешь, делов-то! Ведь никто не слышит, а это главное! Но услышал я совсем не извинения.
– Нет, Зоя Васильевна, – голос Алеши неожиданно окреп и совсем не дрожал. – Нас здесь не двое! Здесь еще Он Сам, Иисус Христос! Он жив… и Он слышит все, и видит все. Он умер за меня, Зоя Васильевна! Как же я скажу, что Его нет? Я тогда буду предателем, как Иуда. А я не хочу быть предателем… и не буду. Простите меня… – и Алеша все-таки расплакался.
У меня самого комок к горлу подкатил – жалко было Голубка, что же ему теперь будет? «Ну, Зоя теперь ему устроит», – думал я. И в то же время я сознавал, что сам бы никогда не осмелился на такое. Ну ладно, за себя борешься или за кого-то родного, а то – за какого-то Иисуса Христа, Которого, может, и правда не было никогда! А если и был, неужели из-за Него нужно ссориться с самой классной, а то и с директором школы? Даже подумать страшно.
То, что произошло дальше, ошеломило меня, как внезапный удар. К тихому всхлипыванию Алеши прибавилось рыдание… Зои Васильевны! Это было так неожиданно, что я просто потерял голову и перестал что-либо понимать. Мне стало казаться, что все это происходит не по-настоящему, а просто я слышу радиопостановку, где все плачут, и я тоже. Через какую-то пелену я слышал прерывающийся осипший голос Зои Васильевны:
– Алешенька, милый мальчик мой… Ты прости меня, старую, глупую… Я ведь не знала… Я сама ничего не знаю… Алеша, ты даже не понимаешь, какой ты хороший… Прости…
Она помолчала несколько секунд и добавила:
– Ты верь. Без веры нельзя в этой жизни… А я… прости меня!
Я был мальчишкой, но понимал, что мне нужно уйти, свидетели здесь больше не нужны. В задумчивости я даже не заметил, как вышел из школы и побрел домой, придя в себя уже у двери своей квартиры. В тот день я многого не понял, но отчего-то щемило сердце и не хотелось играть и дурачиться. Я смутно понимал, что прикоснулся к чему-то такому, чему нет объяснения, к какой-то тайне, светлой и чистой, как слезы тех двоих, в классе. Тогда я, конечно, не понимал, что у тайны этой нездешнее, неземное происхождение. В тот день для меня приоткрылась дверь в неведомое…
С тех пор минуло много лет, почти человеческая жизнь. Я не знаю, где сейчас Алеша Голубев, жива ли еще наша классная Зоя Васильевна Вербицкая. Да и я уже немолодой, «повидавший виды» человек, попусту растративший десятки лет своей жизни, заработавший тяжелую болезнь, но все же счастливый. И я отчетливо помню, как впервые услышал Имя, которое для меня теперь дороже всех имен. И как впервые стал свидетелем твердого исповедания этого Имени из уст маленького невзрачного мальчишки. И как это Имя оказалось способным пробить броню черствости и безбожия в сердце человеческом, растопив в нем многолетний лед лжи.
Спасибо тебе, Алеша! Слава Тебе, Господи!
Андрей Маершин
mamusia
mamusia
Бриллиантовый счастливчик
Бриллиантовый счастливчик

Две победы : Уголок читателя - 2 - Страница 23 03a89d11
Сообщения : 28659
Откуда : Vilnius - London

Вернуться к началу Перейти вниз

Уголок читателя - 2 - Страница 23 Empty Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор Любава в Пт Дек 14, 2018 7:24 pm

Спасибо!
Любава
Любава
Бриллиантовый счастливчик
Бриллиантовый счастливчик

Сообщения : 11595
Откуда : СПб-Тосно

Вернуться к началу Перейти вниз

Уголок читателя - 2 - Страница 23 Empty Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор Лилёша в Пт Дек 14, 2018 7:30 pm


Сейчас всё  измеряется деньгами, но, как можно деньгами измерить человеческие чувства счастье, радость, любовь, боль, гнев, нежнось и многое другое!
Спасибо, Танюша!_____________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

Да... без веры нельзя, я не призываю верить в Бога, хотя бы в справедливость, но верить надо!

___________________________________________________
Уголок читателя - 2 - Страница 23 Ada87910
Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem

Из дальних странствий возратясь (каталог Лилёша)
Лилёша
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы : Уголок читателя - 2 - Страница 23 03a89d11
Сообщения : 32205
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Уголок читателя - 2 - Страница 23 Empty Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор Лилёша в Вс Дек 16, 2018 1:41 am

16 реальных историй из детства, от которых одновременно стыдно и смешно

Детство — самый прекрасный период в жизни, когда нет забот и проблем. Можно вдоволь гулять с друзьями во дворе, бегать по лужам, прыгать на скакалке. Эти моменты запоминаются на всю жизнь.
Каждый из нас трепетно хранит фотографии из детства. Каждая из них для нас что-то значит, вызывает положительные эмоции.
В этой подборке — самые яркие моменты, запечатленные на пленке. Они впечатляют своей непосредственностью и жизнерадостностью.
Предлагаем вам ими насладиться.

Уголок читателя - 2 - Страница 23 Fullsize

Уголок читателя - 2 - Страница 23 Fullsize

Уголок читателя - 2 - Страница 23 Fullsize

Уголок читателя - 2 - Страница 23 Fullsize

Уголок читателя - 2 - Страница 23 Fullsize

Уголок читателя - 2 - Страница 23 Fullsize

Уголок читателя - 2 - Страница 23 Fullsize

Уголок читателя - 2 - Страница 23 Fullsize

Уголок читателя - 2 - Страница 23 Fullsize

Уголок читателя - 2 - Страница 23 Fullsize

Уголок читателя - 2 - Страница 23 Fullsize

Уголок читателя - 2 - Страница 23 Fullsize

Уголок читателя - 2 - Страница 23 Fullsize

Уголок читателя - 2 - Страница 23 Fullsize

Уголок читателя - 2 - Страница 23 Fullsize

Уголок читателя - 2 - Страница 23 Fullsize

___________________________________________________
Уголок читателя - 2 - Страница 23 Ada87910
Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem

Из дальних странствий возратясь (каталог Лилёша)
Лилёша
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы : Уголок читателя - 2 - Страница 23 03a89d11
Сообщения : 32205
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Уголок читателя - 2 - Страница 23 Empty Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор Лилёша в Вс Дек 16, 2018 3:10 am

Те люди, что звонят...

Час пик... А в переполненной маршрутке:
"Ты позже не могла б перезвонить?..
Что значит?.. жалко выделить минутки?!
Что значит?.. меньше стал тебя любить?!
Ты так спала... ну прям как ангелочек...
Будить тебя такую было жаль...
Едва успел хлебнуть кофе глоточек...
И сразу на работу.., слышишь.., зай?..
Что значит?.. мало ли куда ты едешь?!
А что по мне не видно.., что люблю?..
Завистливым подругам снова веришь?..
Со всей маршруткой милая мучу!.."

Казалось бы.., банальный диалог,
А пара позади во всю смеялась:
"Один в один... как мы с тобой.., мой Бог...
Мне стыдно.., что тебя так доставала...
Ты тоже по утрам меня жалел,
Сам мазал бутерброд.., кофе глоточек,
Чтоб я поспала хоть чуток хотел,
А я звонила.., доводя до точек!.."

Мужчина пожилой лишь улыбался...
"Завидую по-доброму..." "Чему?.."
"Два года..как с женою попрощался...
Один совсем... Не нужен никому...
Детей нам Бог не дал... Удочерили...
Спустя пять лет... родители нашлись...
В роддоме деток просто подменили...
Они не виноваты... Мы сдались...
Ребёнка не бросали... так уж вышло...
При родах умерла чужая дочь...
В дом к нам вошли... и тишина повисла...
Она вся в маму... копия... точь-в-точь...
А ты не дуйся на свою... Ругает?..
Зато ты знаешь.., что ревнует.., ждёт,
А женщин... их сам Бог не поменяет...
Кто с ними спорит - круглый идиот..."

Сидевший рядом парень рассмеялся:
"Тебе ещё.., брат.., очень повезло...
Вот у меня... даже начальник сдался,
Когда звонит "оплот мой и крыло...":
"Ты пообедал?.. Точно пообедал?..
А к ужину что: рыбу или курочку?..
К семи как штык... чтоб дома!.."Непоседа...
Готовит... плохо!.. Но... люблю же.., дурочку!.."

А женщина напротив вдруг спросила:
"А почему не будишь по утрам?..
Я мужа просто бешенно любила!..
Совместный завтрак... душ напополам...
Будил меня.., целуя нежно в ушко...
Таких мгновений - не бывает много!..
Скучает за тобой твоя подружка...
Не злись... это любовь... не нужно строго..."

"Мой сын с подругой комнату снимает...
Нашел простую... нищую как мы
И у меня прям сердце замирает,
Без денег!.. быт разрушит рай.., увы...
Пусть говорят.., что счастье не в деньгах,
Но и без них... потом пойдут раздоры...
Особенно... с ребёнком на руках...
К разводу... муж ушёл... достали ссоры...
Она слезу пыталась утереть,
А телефон её вдруг зазвонил.
"Мам.., плащ забыли... можно заболеть.
Я занесу Вам.., Паша попросил.
Меня не затруднит.., я только рада
И сразу же от Вас пойду на пары..."
А женщина ответила: "Не надо...
Бог с тем плащём.., он как и я уж старый..."
"Мам.., решено!.. Сейчас же завезу.
Не спорьте... Мы ж теперь одна семья!..
Оладушек Вам тёплых принесу...
Спасибо Вам за Пашку... от меня!.."

Мужчина.., что с водителем сидел,
Сказал: "Сижу вот.., слушаю вас.., люди...
Как повезло.., что к вам в маршрутку сел.
Всё хорошо у всех нас в жизни будет!..
Сердца у вас живые.., люди славные.
Пускай ругают.., только бы звонили.
У нас есть те.., кто ждут... а это главное!..
Да... хоть и в съёмной... только бы любили!..
Я час назад решил бросить жену.
Теперь... послушал вас... нет... не сумею...
Пятнадцать лет живём с ней... почему?!
Женой своей я не переболею...
Ревнует!.. силы нет!.. А от звонков
Порой бывает.., что срывает крышу!..
А я и дальше всё терпеть готов.
Другую рядом... даже и не вижу!.."

Совсем не важно: будят иль не будят...
Ведь в сердце вашем свой нашли приют...
Подумайте... насколько же вас любят!..
Те люди... что звонят.., ревнуют.., ждут...
@Наталья Задорожная

___________________________________________________
Уголок читателя - 2 - Страница 23 Ada87910
Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem

Из дальних странствий возратясь (каталог Лилёша)
Лилёша
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы : Уголок читателя - 2 - Страница 23 03a89d11
Сообщения : 32205
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Уголок читателя - 2 - Страница 23 Empty Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор mamusia в Вс Дек 16, 2018 5:02 am

good good good





ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ.


Саша сидел на диване и с улыбкой смотрел на горку подарков. Здесь был и подарок от родителей, который он забрал последним на почте, когда возвращался домой с работы. Подарок от Лизы – его жены – выделялся яркой упаковкой и смешным бантом, завязывать который умела только она. Небольшой конверт с васильками, в котором лежала небольшая сумма – от коллег. А толстый пакет с медиаторами всех форм и расцветок – от лучшего друга Димки. Саша знал, что внутри пакета наверняка лежит маленькая коробочка с чем-нибудь ценным. Димка всегда любил дурачиться. Даже когда дарил подарки.
Вздохнув, Саша подошел к окну и, взяв со стола пачку, закурил сигарету, после чего осторожно пустил дым по стеклу. В детстве каждый из них овладевал этим искусством, но Саше оно далось сложнее, чем всем остальным. Хорошо, что Димка согласился повозиться с другом и уже вечером Сашка, тогда еще розовощекий, улыбчивый мальчишка, продемонстрировал умение всей дворовой компании. Он смеялся и наблюдал, как дым медленно стекает по стеклу, все больше и больше становясь похожим на маленький водопад с маминых открыток.
Докурив, Саша смял окурок в пепельнице и вернулся на диван. Медленно он принялся распаковывать подарки и улыбался, когда добирался до содержимого. Но в какой-то момент замер, зачем-то понюхал воздух и грустно вздохнул, вспомнив прошлое. Свой двенадцатый день рождения.
*****
— Санёк, ты чего не весел? Буйный нос до полу свесил, — пропел Димка, когда Сашка открыл другу дверь и меланхолично кивнул головой. – С днем рождения тебя, дружище!
— Спасибо, — протянул Сашка, пожимая руку друга. – Ты чего так рано?
— Ну как же, — заволновался Димка. – День рождения же. Айда на улицу, веселиться будем!
— Да у меня настроения нет.
— Как так «нет»? – переспросил Дима, и улыбка сползла с его лица, уступив место удивлению.
— Вот так, — буркнул Сашка. – Папка вчера злой пришел. Зарплату опять не дали. Так что сегодня у меня не собираемся.
— Тю… Нашел из-за чего киснуть, — ухмыльнулся Димка, наморщив веснушчатый нос. – Выползай давай из своей берлоги. Лето на дворе, а у тебя день рождения. Или ты думаешь, что с тобой все дружат только из-за того, чтобы раз в год торт и бананов поесть?
— Да как ребятам в глаза-то смотреть?
— Каком кверху, — авторитетно заявил Димка, снова вставив любимую отцовскую поговорку. –
Пошли на улицу. Сами будем день рождения праздновать.
— Ладно. Сейчас оденусь и спущусь, — нехотя кивнул Сашка и закрыл дверь. Он немного постоял, дожидаясь, когда стихнет Димкин топот на лестнице, а потом поплелся в свою комнату.
Выйдя на улицу, Сашка направился к городку, возле которого галдели приятели. Он прищурился и, прикрыв глаза от солнца, посмотрел в сторону детей. Увидев Димку, Сашка снова вздохнул и на ватных ногах медленно пошел к друзьям, тщательно подбирая слова. Еще вчера он тараторя и сбиваясь, обещал им огромный торт, жареную курицу и фрукты, а сегодня будет говорить о том, что никакого торта не будет. Но, подойдя ближе, Сашка вздрогнул, когда раздался радостный детский рев и к нему со всех сторон бросились друзья. Через пять минут Сашкины уши горели, а на лице сияла глупая улыбка, но поздравления продолжали сыпаться на него, как из рога изобилия. Пока Димка, состроив хитрую гримасу, не махнул рукой. Дети прыснули в стороны и на всех порах помчались к своим подъездам, оставив Димку и Сашку наедине.
— Куда это они? – растеряно спросил Сашка, посмотрев на друга. Тот пожал плечами и, ехидно усмехнувшись, сплюнул через дырку в зубах. Все мальчишки открыто завидовали Димке, что он так круто может плеваться, но на предложение лишиться зуба, тут же начинали несвязно мычать и менять тему разговора. Однако Сашка так просто сдаваться не собирался. – Твоих рук дело?
— Конечно. Это ты у нас памятник загубленной молодости изображаешь, — фыркнул Димка, снова вставив одну из любимых фразочек своего отца. Он не понимал всего смысла, но сказанное казалось ему невероятно смешным. — Сейчас вернутся. Не боись.
— Да я и не боюсь. Боюсь только, что меня треплом звать будут, — насупился Сашка. – Обещал торт, а теперь пятки показываю.
— Хорош ныть, Санёк, — поморщился Димка. – Ты, чё, думаешь? Мы дураки, что ли? Все всё понимают. У Лерки вон отцу третий месяц ничего не платят, да и мой папка только на такси что-то заработать умудряется. Не ты один такой. И ничего. Не ноем же и сопли не пускаем. Впрочем, у тебя же сегодня день варенья. Тогда тебе можно чуть поныть.
— Иди ты, — рассмеялся Сашка. На душе после слов друга немного потеплело. Но холодок вернулся, когда из подъездов снова потянулись вереницы детей. Лишь Димкино хитрое лицо хоть как-то поддерживало.
— Санька, я тут… это… короче, вот. Держи, — пробормотал пухлый ботаник Женька, которого между собой все звали Пупсом, протягивая Сашке потрепанную книжку. – С днем рождения.
— Ого. Спасибо, — Сашка округлил глаза, когда взглянул на обложку. Женька поджал губы и скупо кивнул, но потом расслабился и сподобился даже на улыбку, когда Сашка крепко хлопнул мальчишку по спине в знак одобрения. – Атлас-определитель насекомых. Но это же твоя любимая книжка.
— Ну… друзьям же надо что-нибудь особенное дарить. Вот… дарю, короче, — буркнул Женька и махнул рукой. – У меня папа часто в Москве бывает. Попрошу, чтобы другую купил. А эту тебе. Я там еще и заметки на полях сделал, для удобства.
— Спасибо, — только и мог сказать Сашка, листая драгоценную книгу. Драгоценной она была не только из-за названия, но и из-за множества цветных иллюстраций и фотографий пауков, жуков и прочей «мерзости», как говорили девчата из их компании. Одна из них – светловолосая Аня – вышла вперед, как самая храбрая и, не позоря звание «дочери капитана», выпалила поздравление и протянула Сашке альбом с марками.
Альбом был полупустым, но Сашка вдруг понял, что у него отчаянно чешутся глаза. Это понял и Димка, который тут же загалдел, привлекая к себе внимание, и попросил не тянуть с подарками, напомнив, что после поздравлений все играют в «выше-ноги-от-земли», а водит именинник. Сашка слабо улыбнулся в ответ, словно благодаря друга, а потом удивленно хмыкнул, когда к нему подошел Михась – крепкий мальчишка с колючим взглядом и бритой головой.
Он положил тяжелую руку на плечо Сашке, а потом, достав из кармана пластиковую коробочку, вложил её в его руку.
— С днюхой, Сань, — хрипло буркнул он. Ходили слухи, что Мишка уже давно курит и даже таскает у бабки водку из подвала. Но спросить напрямую никто не решался. Наверное потому, что у Мишки была слава хулигана и задиры. Однако сейчас он дружелюбно улыбался и что-то тихо бормотал растерянному Сашке. Сашка мотнул головой и прислушался. Но уловил только концовку речи. – Американская. Точно тебе говорю. Бате кто-то на рынок принес, а он домой. Только музыка там странная какая-то.
— Спасибо, Михась, — тихо ответил Сашка, разглядывая коробочку с аудиокассетой. Он открыл её и удивленно уставился на белую кассету, как на какое-то чудо. Мишка, заметив его удивление, рассмеялся.
— Говорю тебе – американская. Ты у нас умный, послушай потом. Может понравится. У меня от этой музыки башка болит.
— А тебя папка не вздует? – осторожно спросил Сашка.
— Не. Пусть попробует, — угрожающе рассмеялся Михась. – У него кассет этих куча. Одну и не заметит, а заметит и пусть. С днюхой, малой. Расти большой.
Через пять минут рядом с Сашкой возвысилась настоящая горка сокровищ. Каждый из ребят принес что-нибудь дорогое и личное. И без тени сомнений отдал тому, кто остался без подарков. Лерка подарила ему свой перочинный ножик – предмет зависти каждого мальчишки из их двора. Витя-Козлик – томик Жюля Верна и книжку «Республика ШКИД». Виталик из дальнего дома – потрепанный комикс и несколько монет из своей коллекции. Сопливая Юлька, как обычно шмыгнув носом, подарила Сашке ручку с тремя цветами, а её сестра Катя, бойкая и дерзкая девчушка, — пистолет и коробку пистон. В стороне стоял только Димка, на чьем лице все так же сияла хитрая улыбка. Когда поздравления закончились, Димка вышел вперед и, сплюнув, достал из кармана внушительную горбушку черного пеклеванного хлеба и небольшой пакетик, при виде которого у каждого ребенка рот наполнился слюной.
— Какой день рождения без торта, — усмехнулся он, присаживаясь на корточки и, положив хлеб на колени, надорвал пакетик, после чего посыпал содержимым ароматный мякиш. – Наш торт будет самым вкусным. Утром из бич-пакета приправку тиснул, когда мама из магазина пришла.
— О, ну ты мот, Дим Палыч, — загалдели ребята, широко улыбаясь и шумно сглатывая слюну. – А хлеб-то свежий?
— Наисвежайший, — заверил их Димка, после чего, посолив мякиш, протянул ломоть хлеба удивленному Сашке. – Виновник кусает первым.
— Да как так-то, — еле слышно промямлил Сашка, еле сдерживаясь, чтобы не зареветь.
— Давай, давай. Остальные тоже хотят, — крикнул Михась, жадно пожирая глазами хлеб. Сашка улыбнулся другу и, вздохнув, откусил от хлеба большой кусок. Приправа и кристаллики соли тут же захрустели у него на зубах, а желудок жалобно что-то буркнул. Но Сашке было все равно. Он наслаждался вкусом свежего хлеба и легкой кислинкой от приправы.
— В очередь, в очередь, — проворчал Димка, когда его обступили остальные. – По чуть-чуть кусайте.
Другим оставьте. Да не ломитесь. Вечером еще поедим.
— А что вечером? – спросил Сашка. Димка многозначительно хмыкнул и показал рукой в сторону бордюра, рядом с которым сиротливо стоял обычный пакет.
— Картошку печь будем. А Пупс сказал, что «Юпи» из дома притащит.
— Картошку? – переспросила Лерка. – О, круто. Тогда я из дома тоже чего-нибудь захвачу.
— И я. И я. Тоже принесу, — загалдели другие ребята, поглядывая на пакет с картошкой.
— Ну, решено. И соль не забудьте. Ладно. Ныкайтесь, давайте, — закричал Димка, когда увидел, что глаза Сашки слишком уж опасно поблескивают. – Санёк водит.
— Считаю до десяти! – рассмеялся Сашка и вся детвора тут же бросилась в разные стороны.
*****
— Ты чего тут в темноте сидишь? – Саша вздрогнул, когда в комнате раздался Димкин голос и зажегся свет. Повернувшись, он улыбнулся другу и молча показал пальцем на пепельницу, полную окурков. – А, понятно. Грусть опять съедает?
— Немного. Вспомнил, когда мы картошку вечером пекли на мой день рождения, — ответил Саша. Димка тут же закивал, поджав тонкие губы.
— Помню, помню. Михась еще Пупса из костра вытаскивал, куда тот свалился, — рассмеялся друг.
— Сколько мы картошки тогда съели-то? — спросил Саша.
— А я помню? – хмыкнул Димка. – Килограмм пять, не меньше. Даже на следующий день осталось.
О, чуть не забыл. Торт, блин, твой.
— Я не хочу сладкого. В ресторане объелся. Да и Лиза сейчас из магазина придет, вот вместе и попьем чай, — отмахнулся Саша, а потом замер, когда увидел в руке Димки горбушку черного хлеба. На мякише белела соль, а в воздухе витал тот самый вкусный запах.
— С днюхой, дружище, — улыбнулся Димка, протягивая горбушку Саше. Тот скривился, быстро вытер блеснувшую в углу глаз слезинку и с аппетитом впился в хлеб. Димка, увидев это, преувеличенно громко загалдел и замахал руками. – Эй, эй. Мне-то оставь. Единоличник, блин.
— Офтавлю. Не фомневайфя. Бофе, феклефанный. Тот фамый, — пробубнил с набитым ртом Сашка и, вытянув шею, посмотрел в коридор. – О, Лифа прифла.
— Мальчики! Ну вы чего?! – возмутилась Лиза, разуваясь в коридоре. – Потерпите, сейчас чай будем пить с тортом.
— Да мы так. Перекусили немного, — хитро улыбнулся Димка. – Чайник уже вскипел, кстати.
— Отлично. Я быстренько, — пропела Лиза, убегая на кухню. Димка покачал головой и повернулся к другу.
— Чуть не спалились. Ну, с днем рождения, дружище. Погодь, ты что, все сожрал?!
— Ага! – радостно кивнул Саша, заставив друга рассмеяться.
— Ладно. Будем считать, что это мой подарок, — хмыкнул Димка, взъерошивая волосы. – За это отдашь мне свой кусок торта.
— Дим!
— Да, шучу, я. Шучу. Пошли чай пить. Именинник.
— Знаешь, Дим Палыч. А тот торт был самым вкусным в моей жизни, — тихо буркнул Сашка, положив руку на плечо Димке. Тот улыбнулся в ответ и кивнул.
— Знаю, Санька. Знаю.
mamusia
mamusia
Бриллиантовый счастливчик
Бриллиантовый счастливчик

Две победы : Уголок читателя - 2 - Страница 23 03a89d11
Сообщения : 28659
Откуда : Vilnius - London

Вернуться к началу Перейти вниз

Уголок читателя - 2 - Страница 23 Empty Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор Любава в Вс Дек 16, 2018 9:58 am

Спасибо!
Любава
Любава
Бриллиантовый счастливчик
Бриллиантовый счастливчик

Сообщения : 11595
Откуда : СПб-Тосно

Вернуться к началу Перейти вниз

Уголок читателя - 2 - Страница 23 Empty Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор Лилёша в Вс Дек 16, 2018 5:02 pm

good Замечательно!
_____________________________________________________________________
История о доброте и радости...

Уголок читателя - 2 - Страница 23 0443


В пятницу подъезжаю к гипермаркету, затариться пивком да креветками. Смотрю - свободное место есть, рядом с офигенным харлеем.
Паркуюсь, выхожу из машины, начинаю рассматривать его, так как люблю мотоциклы такие. Рядом около машины копошится семья, укладывает покупки. Мама, Папа, и мальчуган, лет пяти.
И тут появляется хозяин харлея.

Классика - кожаные штаны, казаки, кожаная жилетка на голое тело, на одном предплече татуха ZZ Top, на другом - AD/DC. И... Огромная белоснежная шевелюра с кудряшками, и такая же белоснежная борода до пупа.

Мальчуган как заорёт - "Мама, смотри, Дед Мороз!!!".
А мама ему - "Нет сынок, это дядя-байкер".

У мальчонки начинает надуваться нижняя губа.

А дядя - байкер поворачивается к мальчугану, и говорит хорошо поставленным басом (дальше диалог с мальчиком):
- Да нет, я и есть Дед Мороз.
- А где твоя красная шуба и почему на мотоцикле?
- Так лето, у меня отпуск, катаюсь вот, заодно смотрю на деток, кто хорошо себя ведёт, а кто плохо, чтобы знать, кому дарить подарки на Новый год, а кому-нет. А на мотоцикле, потому что олени отдыхают, травку щиплют, сил набираются, ведь зимой сколько дел у нас будет.
- А Снегурочка где?
- А Снегурочка на юге, в Турции отдыхает.
- А она не растает?
- Да нет, сказки это, не таем мы от жары.

Далее открывает кофр, которые битком набит небольшими плюшевыми зайчиками.
Берёт одного, и дарит мальчонке со словами:
- Веди себя хорошо, слушайся Маму с Папой, и будет тебе на новый год хороший подарок.
У того, аж чуть не слёзы на глазах от счастья.

Потом он (байкер) поворачивается ко мне, подмигивает и шепчет - "Третий за сегодня".
Садится на моцык, и плавно отьезжает.

Мама улыбается, Папа улыбается, мальчонка обнимает зайчика.
Я смотрю на солнышко, и думаю - "Как же жизнь хороша!"

___________________________________________________
Уголок читателя - 2 - Страница 23 Ada87910
Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem

Из дальних странствий возратясь (каталог Лилёша)
Лилёша
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы : Уголок читателя - 2 - Страница 23 03a89d11
Сообщения : 32205
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Уголок читателя - 2 - Страница 23 Empty Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор Любава в Вс Дек 16, 2018 5:05 pm

Знакомо, но приятно. Спасибо!
Любава
Любава
Бриллиантовый счастливчик
Бриллиантовый счастливчик

Сообщения : 11595
Откуда : СПб-Тосно

Вернуться к началу Перейти вниз

Уголок читателя - 2 - Страница 23 Empty Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор Лилёша в Вс Дек 16, 2018 5:09 pm

Письмо Деду Морозу

Ну, здравствуй, Дед!
Пишу тебе не часто…
Ты много разных писем получал.
Не отниму я времени напрасно,
Там у тебя и без меня аврал.
Не попрошу ни Bentley, ни Armani
И даже Apple не нужно мне дарить…
А можно я к тебе залезу в сани
И до рассвета буду говорить
О том, чего хотелось в жизни этой?
Хотелось много… помнишь в 25,
Просила кольца, шубы и браслеты,
И в отпуск на Мальдивы улетать?
А в 27 хотелось мне карьеру…
Чтоб без проблем и сразу же на взлёт.
А кто в подарках нынче знает меру?
Ты бровь не хмурь, тебе же не идёт.
А помнишь в 30? Помнишь эти планы?
Огромный дом и баня во дворе…
Не бойся, я просить опять не стану,
Как я просила в прошлом декабре.
Ты знаешь… не хочу я на Мальдивы.
Да и в Armani некуда ходить…
Ты сделай так, чтоб не померзли сливы?
Я их старалась потеплей укрыть,
Но ты же знаешь русские морозы!
Помёрзнут — значит в том твоя вина.
Я в палисадник посадила розы,
Смотри, чтоб не погибла ни одна.
Не то чтоб я грешила на погоду…
Но полояльней можно хоть слегка?
Чтоб без дождей, без бурь и гололёда?
А видел во дворе снеговика???
Сама слепила.
Радостный и белый.
Старалась очень и спешила в срок.
Ты знаешь, я сказать тебе хотела…
А ты бы мне подарочек не мог…
Духи хочу! И платье! И помаду!
Шучу-шучу! Постой! Не убегай!
Ты знаешь, Дед, мне ничего не надо…
Ты только никого не забирай…
@Г. Черная.

___________________________________________________
Уголок читателя - 2 - Страница 23 Ada87910
Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem

Из дальних странствий возратясь (каталог Лилёша)
Лилёша
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы : Уголок читателя - 2 - Страница 23 03a89d11
Сообщения : 32205
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Уголок читателя - 2 - Страница 23 Empty Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор Любава в Вс Дек 16, 2018 5:20 pm

Лилёша пишет:Письмо Деду Морозу

...

Ты знаешь, Дед, мне ничего не надо…
Ты только никого не забирай…
@Г. Черная.
Самая главная просьба.....
Любава
Любава
Бриллиантовый счастливчик
Бриллиантовый счастливчик

Сообщения : 11595
Откуда : СПб-Тосно

Вернуться к началу Перейти вниз

Уголок читателя - 2 - Страница 23 Empty Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор Лилёша в Пн Дек 17, 2018 2:30 am

МОРВОКЗАЛ

Александр Бирштейн

Морвокзал, но не этот, с дебилом-младенцем на авансцене, с идиотским зубом отеля, с вечным ремонтом и пирсами почти без кораблей. Нет, заходят изредка на пару часов. Заходят… Забегают, точнее.
- Ура-ура! Кто к нам приехал!
А кто б ни приехал – Ура!
Ремонты, выставки, ремонты. Тоска…
А было время… Но об этом потом. А сейчас о морвокзале детства моего, юности ранней. О Крымской. Да, так его дразнили:
- Айда на Крымскую!
Почему Крымская? Наверное, из-за круизов. Целая круизная линия была. И ее тоже дразнили – Крымско- Колымская… Кто из одесситов по ней не катался? Не до Батуми, хоть до Ялты. Где тот Батуми, где та Ялта, где та Крымско- Колымская?
А катера-работяги где?
- Поедем на катере! – говорила мама. Нечасто. Когда мне как-то удавалось хорошо себя вести. И мы ехали на троллейбусе № 4 на морвокзал. Он тогда начинался там, где заканчивался Военный спуск. А спуск переходил в улицу Гаванную. Из гавани товары везли по спуску, потом по Гаванной на самый первый в Одессе базар на Греческой площади.
Но я о катере. Верней о катерах. Они возили не туристов, нет, скорей пляжников в Лузановку, на Ланжерон, в Аркадию, на 10 и 16 Фонтана и даже в Люстдорф, впоследствии обозванный Черноморкой. Как сейчас помню объявления по громкоговорящей:
- Внимание! Товарищи пассажиры! Теплоход «Генуя» ( «Оулу», «Сплит», «Варна»…) отправляется на 16 станцию Фонтана, с заходом на Ланжерон и Аркадию…
Белые катера детства. Труженики моря моего.
Заходишь по трапу. Дизель работает, судно слегка – приятно же! – покачивается… Но вот швартовы отданы, трап убран и в море. Вокруг суда, суда. Много их! Грузовые, пассажиры, танкеры на рейде. И флаги, флаги. Помню, долго удивлялись, обижались даже, увидев свастику на индийском флаге…
А потом выход за маяк и простор! Нет, не видел никогда простора тот, кто не выходил на белом катере в открытое море!
Вода, вода…
На старом морвокзале вода плескалась прямо у ног. Свесив ноги в воду, сидели на причале рыбаки – и не только мальчишки! – и ловили бычков. Большие бычки ловились, увесистые.
Рядом швартовались пароходы-теплоходы. Они не очень мешали…
Я даже помню колесный пароход «Киев». Лет шесть мне было или чуть меньше, когда мы с мамой и бабушкой поехали на нем в Херсон. Пароход шел медленно, останавливаясь на каждой пристани. Колеса молотили воду: чап-чап. Я потом долгое время считал, что слово чапать произошло из-за этих колес. Оказалось, не так.
- Синьорина фоки-фоки чап-чап! – говорили моряки индусы-греки-итальянцы проституткам, выходя на таможенную площадь.
Отвлекся, да?
Потом после «Киева» был «Прут». Пароход чуть помоложе, но постройки дореволюционной. Сын друга нашей семьи профессора Ивана Ивановича Пузанова, Борис Иванович рассказывал, как самолично перекрашивал трубу парохода и крепил к ней серп и молот из латуни.
Периодически, сколько помню, ходил «Прут» и в Люстдорф.
Еще в порту швартовались «Капелла», «Котовский» и «Крым». Последний был аристократом – его пускали в загранку. Он, кстати, в 1957 году привез в Одессу участников Всемирного фестиваля молодежи и студентов. Нас водили их встречать и размахивать флажками. Мы дарили им значки, они нам монеты и жвачку.
«Абхазия» еще потом была, «Котовский»… Работяги…
Лайнерами назначены были другие. Слушайте, вернее, читайте: их было довольно много!
Смотрите: «Грузия», «Петр Великий». Эти точно по Крымско-Кавказской. Или в Ялту. Одесса-Ялта – ночь – весь день в Ялте. И за ночь из Ялты в Одессу. Чем не отдых-приключение? Шезлонг на палубе совсем немного стоил. Не то трояк, не то пятерку. Даже студентам по карману был. Катались…
Помню, как мы, обложив родителей необременительной данью, собрались, было, отметить мой день рождения в море. Идея – люкс! Правда? Да вот позабыли, что 31 октября уже. И рейсов нет по поздней осенней поре. Приуныли, но ненадолго. И мы таки праздновали мой день рождения в «Море». Был такой ресторан на проспекте Шевченко. Хороший, кстати. Лариса Долина пела…
Выпили за меня, разумеется за тех, кто в море… Переночевали в общаге. А утром призадумались насчет, куда себя деть. Денег мало, а вчера так хорошо было… и… рванули на ипподром. Как нам везло в тот день. Поставили на пару – выиграли! Немного – рублей восемнадцать. Но уже возможности играть дальше появились. И играли. Аж дух захватывало. Даже помню имя черного жеребца, который нам куш в пятьдесят рублей принес. «Гольф» его звали… Так что вечером мы опять в «Море» пили.
Видите, и тут море. А где море, там морвокзал. Так что возвращаемся. Тем более, швартуется «Победа». О, это не просто судно. Это еще и киноактер. «Бриллиантовую руку помните»? Дурной вопрос, да? Так это «Победа» там снималась.
А главным судном была «Россия». По тем временам огромный пароход. От немцев нам достался. Я на нем с друзьями шикарно – до поры, до времени – плыл из Батуми, закончив свое и наше лейтенантство. Каюты классные, ресторан с яствами – да-да, именно! – и напитками. Хотя, напитки, верней, напиток и у нас был. Коньяк «Греми»! Целый ящик. Сухуми, Сочи, Ялта…
Под Севастополем прихватил нас шторм. Говорили девять баллов. Не знаю – правда ли? Но штивало изрядно. Невыносимо даже. Но вынесли. Кое-как…
Круизники были популярны не только среди одесситов и приезжих. Очень любили их и известные актеры. Выступил пару раз перед публикой и неделю катаешься, дышишь морским воздухом на всем готовом. Пожалуй, не было рейса без такой вот «изюминки». Ездили в круизы и Владимир Высоцкий с Мариной Влади. Я их сам там видел. Но они, вроде, были гостями капитана судна.
Мы на старом еще морвокзале. А у причала принимает пассажиров, собираясь в очередной рейс «Адмирал Нахимов». Несчастное судно. Невезучее. В сорок пятом, еще по имени «Берлин» затонул под Свинемюнде. Подняли его уже советские водолазы. И в док. А там, отремонтировав и назначив адмиралом, отдали в Одесское пароходство. И стал он плавать по Крымско-Колымской, иногда отвлекаясь на загранку. Кстати, именно «Адмирал Нахимов» в 1962 году привез на Кубу наших «воинов-интернационалистов».
31 августа 1986 года недалеко от Новороссийска «Адмирал Нахимов» столкнулся с балкером «Петр Васев» и затонул. На борту было 1234 человека. По официальным данным погибло 425…
В Одессе 50-60-х годов было два очень больших праздника. Чисто городских. Это 10 апреля – день освобождения от фашистов и день прихода китобойной флотилии. О, что творилось в Одессе! Ведь треть населения было так или иначе связано с морем. А из этой трети, наверное, половина – с китобоями!
Соседний с нами дом, № 5, на Жуковского был построен специально для моряков. Большая часть из них ходила на «Славе», а потом и на «Советской Украине». Как их встречали! Забитый «под завязку» нарядными женщинами и детьми причал, оркестр… Ожидание и вот возникает, еще вдалеке, а потом ближе, ближе белоснежная «Слава», а по бокам маленькие-маленькие по сравнению с гигантской «маткой» катера-китобойцы с гарпунными пушками на корме. Но первым входил в порт китобоец, команда которого добыла больше всех китов.
Слезы, цветы, объятия и – а как же! – речи. От обкома, горкома, министерства и главная от капитан-директора Алексея Соляника.
А вечером концерт в Филармонии! О, это был не концерт – концертище! И правительству во главе лично с товарищем Хрущевым такое и не снилось. Самые выдающиеся артисты того времени считали за честь выступить на том концерте. Конечно, Утесов, конечно, общий одесский любимец Марк Бернес… И остальные того же уровня популярности. Вели концерт неизменно Тимошенко и Березин – киевлянин и одессит – Тарапунька и Штепсель. Народные Союза – Пат и Паташон по-советски.
Отец Штепселя-Березина служителем в цирке работал и гонял нас – мальчишек – примостившихся на ступенях партера. Нас пускала за три рубля с носа – еще старыми деньгами – добрая тетя Оля – билетер.
Эх, время… Ворота в порт и морвокзал, рельсы и пирс. А слева двухэтажка. И управление. И ресторан, и кассы. Помню будки-киоски, стоящие вдоль причалов справа и слева. Их много было. Штук двадцать, наверное. Обойдя эти будки можно было разжиться всякой дефицитной всячиной. Консервы «Тресковая печень», апельсиновый сок в баночках, болгарское лече, сухая колбаса… Как повезет. А уже позже, вино «Мискет», «Мельник», «Морфотлер», «Токай»… Да мало ли! Еще продавалось дорогое марочное вино «Херес», «Мускат», крымский «Портвейн. Но мы крепляки не покупали.
А еще сигареты! Только там можно было добыть, пропавшие совсем «Джебел», «Дерби», «Пчелку». «Пчелка» душисто пахла медом, а «Дерби» - вишней. Еще имелись – но считались чепухой сигареты «Тройка» и дамские «Фемина».
Ресторан… Я уже о нем говорил мельком. Помню только его «народное» название – «Капитанский мостик». Поговаривали, что некоторые нетерпеливые моряки, вернувшись из дальнего плавания, дальше этого ресторана и не заходили. Более стойкие «швартовались» в ресторане «Волна» на Ласточкина угол Карла Маркса.
А ведь некоторым оставалось всего квартал пройти и дома. Для моряков флотилии выстроили «сталинку» на Дерибасовской угол Карла Маркса. В этом же доме получил квартиру и будущий Народный артист СССР Михаил Водяной, блестяще сыгравший роль Яшки-буксира в оперетте «Белая акация». Песня из этой оперетты на музыку И. Дунаевского стала гимном Одессы.
Видите, как все переплетено. А начало начал – старый морвокзал по прозванию Крымская. Он и в моей жизни свою роль сыграл.
Потому что на морвокзале были уютные полубеседки. Как-то ночью, много-много лет назад мы сидели там с будущей моей женой и, вдруг, решили пожениться. До сих пор обсуждаем это, так и не установив, правильно ли мы тогда поступили. Впрочем, за большой давностию лет…
А в 1968 году открыли новый Морвокзал. Чуть позднее, к нему приделали скульптуру, подаренную Эрнстом Неизвестным. Официальное название «шедевра» - золотое дитя Одессы. Неофициальных больше: - жертва аборта, дебил, выкидыш…
Лично мне новый Морвокзал не полюбился. Какое-то время мы ходили на второй этаж заведения, где делали коктейли – вещь тогда необычную. Потом и это приелось.

___________________________________________________
Уголок читателя - 2 - Страница 23 Ada87910
Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem

Из дальних странствий возратясь (каталог Лилёша)
Лилёша
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы : Уголок читателя - 2 - Страница 23 03a89d11
Сообщения : 32205
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Уголок читателя - 2 - Страница 23 Empty Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор Спонсируемый контент


Спонсируемый контент


Вернуться к началу Перейти вниз

Страница 23 из 40 Предыдущий  1 ... 13 ... 22, 23, 24 ... 31 ... 40  Следующий

Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения