Уголок читателя - 2

Страница 13 из 23 Предыдущий  1 ... 8 ... 12, 13, 14 ... 18 ... 23  Следующий

Перейти вниз

Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор Лилёша в Вт Сен 25, 2018 4:18 pm

БАБА МАНЯ

Александр Бирштейн

Работала баба Маня на мелькомбинате, и вся мишпуха была с мукой. К нам домой муку приносил папа, раз в неделю навещавший тетку. Ну, и мадам Гоменбашен, конечно. Старухи жили рядом – через двор всего. Но я о муке. О, она тогда была более, чем необходима. Пироги, торты пекли сами, не унижаясь до магазина.
- Церабкоповский торт – говорили о торте из гастронома.
Вот сейчас вспомнил сливовый штрудель с орехами от мадам Гоменбашен, и рот наполнился слюной.
Маня была мне двоюродной бабушкой, сестрой папиной мамы бабы Софы. На меня она не кричала никогда. Только рассуждала:
- Этот мальчик! Это тот мальчик! Он вырастет и станет, конечно, гицелем, я вас уверяю! А кем еще может стать мальчик, покрасивший с йодом кошку, прямо в полоску. И он имеет говорить, что это тигр. Нет, он определенно будет гицель и опозорит всю нашу семью. И что это будет? Хорошие девочки – моя Зоечка, Гришина Аллочка и Женина тоже Аллочка - никогда не выйдут замуж за приличного еврейского мальчика. Кто возьмет себе на голову девочку из семьи гицеля?
Гицелем я быть не хотел и назло Мане говорил, что буду коммунистом.
- Погромщик! – кричала Маня – но тихо! – Бандит со Слободки! Сегодня он знущается над бедной кицеле, а завтра над весь народ!
В общем, с патриотическим воспитанием у нас в семье было все в порядке.
Но это еще что! Полная политинформация случалась, когда тетя Маня встречалась с мадам Гоменбашен. Мне кажется, обе старухи ревновали меня друг к друг и поэтому дополнительно старались.
- Как тебе нравятся ихние штучки? – неизменно, при встрече спрашивала мадам Гоменбашен. Баба Маня отвечала столь же неизменным: - И не говори!
Дальше следовал подробный разбор внешней и внутренней политики партии и правительства, сдобренный такими важными словами, как провокатеры, аферисты, бандиты и халамидники.
Это, пожалуй, единственное, в чем старухи были абсолютно согласны друг с другом. Хотя, нет. Еще они единодушно считали, что меня дома плохо воспитывают и еще хуже кормят. Дай им волю… Иногда давали… Я уже говорил, что они жили по соседству, так что, попадая к одной, я автоматически навещал и другую . Чем и пользовался. На любое, с моей точки зрения, притеснение тут же заявлял, что ухожу к сопернице Что, обычно, приводило к капитуляции. Мане меня доставалось меньше, так как она работала. Соответственно, я ещё с бОльшим успехом вил из нее веревки. Попадал я к старухам довольно часто, ибо за мной надо было присматривать, причем, бдительно. Иначе, возникала неминуемая угроза для окружающих. Попав к старухам, первое время робел, но потом стал наверстывать упущенное да так, что от суда Линча меня спасал только их общий авторитет.
Например, однажды, я справедливо решил, что если, после того как затыкаешь картошкой выхлопную трубу «Победы» дяди Миши Шпринцеля машина стоит, как вкопанная, то той же картошкой можно забить и трубу дворового крана, а это избавит от умывания.
Вообще, с умыванием были проблемы, причем с детства. Дело в том, что мама брала меня в баню, находившуюся в нашем же доме. Я был дворовым мальчиком. Причем, самым младшим. Остальные ребята были, по сути, совсем дворовыми. Так что, лексикон у них был тот еще. А я оказался способным учеником, и как-то, будучи в возрасте трех лет приведен в баню, громко, с некоторым знанием дела и соответственными дворовыми выражениями, стал разбирать стати моющихся женщин. Скандал был тот еще. Больше меня в женскую баню не водили, но нелюбовь к мытью сохранилась надолго.
Вообще, дворовой общественностью было установлено и доведено до моих родителей, что выпускать меня во двор без присмотра категорически не рекомендуется.
- Только на цепи! – настаивали соседи. Так что, сбагрить меня на Молдаванку было милым делом. Тем более, что страдальцам с Жуковского надо было дать передышку. Но и на Молдаванке моя слава взошла, как на дрожжах. Это ведь я уговорил всех окрестных детей податься в пираты. Народу набралось на две бригантины. Поймали нас, между прочим, с милицией в районе Ланжерона.
Зато я отучил дворового аидише шикера Леву пИсать на дверь парадной! Я обклеил ее портретами его папаши Лазаря, которые стырил со стендов «Их разыскивает милиция».
Эх, светлое славное время, золотые минуты, когда я радостный выходил во двор, предвкушая грядущие дела и приключения, а за мной семенила баба Маня, упрашивая:
- Шурик, дай ручку!
Я снисходил, отдавал ей свою царственную руку, и мы шли себе по Молдаванке, ступая на рыжий камень дикарь привычно и осторожно, а солнце светило нам в глаза.

___________________________________________________

Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem

Из дальних странствий возратясь (каталог Лилёша)
avatar
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы :
Сообщения : 28353
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор mamusia в Ср Сен 26, 2018 2:05 pm

lol lol lol lol lol 134942
avatar
mamusia
Бриллиантовый счастливчик
Бриллиантовый счастливчик

Две победы :
Сообщения : 25966
Откуда : Vilnius - London

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор Лилёша в Ср Сен 26, 2018 8:09 pm



ФАМИЛИЯ ДЮКА

Александр Бирштейн

ДОРОГОЙ ДЮК! С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ! РАДУЙ НАС, НАШИХ ДЕТЕЙ, ВНУКОВ И ДАЛЕЕ, ДАЛЕЕ...

Мадам Берсон пришла с бульвара не одна, а с новостью.
- Ви тут ничего не знаете, а у нашего Дюка есть фамилия!
- У нашего Дюка есть только хороший перчик. И то, если смотреть слева! – поправила ее тетя Сима.
- Сима, ты всегда смотришь только слева! Особенно на мужчин! – вступила тетя Маруся.
- Ты хочешь сказать, что я косоглазая и голодная? – обиделась тетя Сима.
Маруся именно это и хотела сказать, но решила, что до настоящего скандала еще рано, поэтому сменила тему.
- Ой, Сима, вечно ты забегаешь спереди паровоза, как какая-то недоделанная Каренина! Дай послушать, что Роза про Дюка нам вжучивать будет!
Мадам Берсон решила не обижаться, а поделиться новостью, которая ее буквально распирала. А при габаритах мадам, это было таки да опасно.
- У Дюка есть фамилия! – еще раз, но громче, сообщила она.
- А как же? – удивилась тетя Аня. – У всех есть фамилии. У тебя – Берсон, у Дюка – Дюк!
- Дюк – это не фамилия, а должность при царизме! – уела ее мадам Берсон.
- Ага, а индюк – это должность при Привозе… - как бы про себя, молвила тетя Рива.
- Шо ты вечно Дюка с индюком путаешь? Это ж разные люди! То есть, животные!
- Дюк не животное, а статуй! – встряла тетя Бетя.
- Памятник… - попытался поправить ее Герцен.
- Памятники на кладбище! – поправила, в свою очередь, Герцена тетя Аня.
Герцен поправку принял и замолчал.
- Так, какая же фамилия у вашего Дюка? – вернул разговор в русло Межбижер.
Мадам Берсон сверилась с бумажкой и гордо произнесла: - Ришелье!
- В смысле – Ришельевский? – уточнила тетя Бетя.
- Нет, просто Ришелье! – стояла на своем мадам Берсон.
- Так что, он не наш человек? – испугался Межбижер.
- И даже не член партии! – еще больше огорчил его Герцен.
- Как это? – возмутился Межбижер. – Так не бывает! Памятники не на кладбище ставят только членам партии и героям Советского Союза!
- А пушка на бульваре тоже член партии? – ехидству тети Ривы сегодня не было предела.
- Нет, она, наверное, герой… - предположил Герцен.
- А как насчет Пушкина? – пристала Маруся к Межбижеру.
Но Межбижера выручила мадам Берсон, сообщившая, что тоже видела его на бульваре. И что у Пушкина совсем не целый памятник.
- А, так, кусочек с головой! – уточнила она.
- Наверное, партвзносов не платил, вот и наказали… - специально для Межбижера уточнил Герцен.
- Нет, за это Пушкина из Одессы выгнали! – изложила свою версию тетя Рива. И тоже специально для Межбижера.
- При Пушкине партии не было! – напрягся и вспомнил Межбижер.
- А при Дюке?
- А кто такой ваш Дюк, чтоб при нем целая партия была?
- Раз партии не было, значит, некому было решать за памятник! А он стоит…
Тут уж Межбижеру крыть было нечем. Но он еще трепыхался.
- Ну, и какой подвиг совершил ваш Дюк? – подковырнул он Герцена.
- А вы не знаете? – стал собираться с мыслями Герцен.
- Понятия не имею! – пер, как на буфет, Межбижер.
- А вот это – большая политическая ошибка! – посуровел Герцен. – Я бы даже сказал: - Чреватая…
Межбижер испугался, поэтому сделал морду, что его осенило.
- А-а, Ришельевич? Так это же герой гражданской войны!
Тетя Маруся представила себе Дюка в бурке и папахе и тихо обрадовалась.
Все, как всегда, испортила тетя Аня.
- А почему тогда его переименовали? – спросила она.
- Кого переименовали? – не понял Герцен.
- А этого Ришельевского?
- Как это переименовали?
- А так: была улица Ришельевская, а стала Ленина!
Тут уж крыть было нечем. И незачем. Разве что, Межбижер уточнил:
- Ленин – самый великий вождь!
- Правильно! – согласились с ним почти все присутствующие.
- И памятник у него больше, чем у Дюка в десять раз! – добавила тетя Сима.
- В двенадцать и шесть десятых! – уточнил Герцен.

___________________________________________________

Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem

Из дальних странствий возратясь (каталог Лилёша)
avatar
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы :
Сообщения : 28353
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор mamusia в Ср Сен 26, 2018 11:12 pm

И ведь, всему верят.... lol lol lol
avatar
mamusia
Бриллиантовый счастливчик
Бриллиантовый счастливчик

Две победы :
Сообщения : 25966
Откуда : Vilnius - London

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор Лилёша в Чт Сен 27, 2018 5:41 pm

ЧТО ВКУСНЕЕ?

Александр Бирштейн



В каждом дворе должен быть свой алкоголик. Это аксиома. Хотя бы один. Чтоб было кого осуждать, кого жалеть, кого ненавидеть, над кем смеяться и на кого писать кляузы в партком, профком и общество защиты животных.
В нашем дворе было целых три алкоголика: тихий и приветливый Жора-одеколон, прозванный так из-за пристрастия к коньяку-три резьбы – тройному одеколону. Еще был мрачный и нелюдимый Ёмкипуренко. Он напивался строго конспиративно в своей комнате, смелел, шел скандалить в коммунальную кухню, был бит соседом Накойхером, а потом и своей женой Феней. В общем, безопасный тип.
Но был еще Стеклотаренко. Кстати, уверен, что опять начнутся вопросы насчет фамилий. Зачем де такие придумывать? Но не стану же я, граждане хорошие, читатели любезные, выбалтывать фамилии настоящие. А назови я героев своих банальными Иванов, Петров и так далее, меня осудили бы еще пуще.
Да, так я о Стеклотаренко. Хороший был мужик. Трезвым окончательно он не бывал. Выпив слегка, был добр необыкновенно, но по мере опьянения свирепел и мог ни за что, ни про что, и в чан вставить оппоненту, что приводило – и не раз – к приводам в милицию и пятнадцатисуточному отдыху для всего двора, избавленного на это время от ожидания типа «кому на этот раз…» и выслушивания вокала на тему «По долинам и по взгорьям».
Единственный человек - из мужчин, конечно, женщин Стеклотаренко не обижал никогда! - который алкоголика не опасался, был Герцен. Наоборот, Стеклотаренко побаивался Герцена и относился к нему с неизменным почтением.
Так вот, при мне дело было, повстречав Герцена, Стеклотаренко спросил вдруг:
- Герцен! Что вкуснее: водка или бубочки?
Герцен опешил. Он никак не мог сопоставить водку с бубочками. Но человек ждал ответа. Очень! И Герцен обещал подумать, а потом только ответить.
Процесс размышлений Герцена чуть было не сломал Межбижер, задавший в общем-то дельный вопрос, но не вовремя.
- А какие бубочки – от семечек или от абрикос?
Стеклотаренко такое вмешательство в важный разговор не принял и попытался поймать Межбижера, чтобы, как он выразился, глаз на что-то там натянуть. Межбижер оказался проворней и спрятался за спину мадам Берсон, которую тоже заинтересовала дискуссия.
Герцен, между тем, сообразил, что бубочки от семечек не канают, так как Стеклотаренко семечки никогда не лузгает, а жует целиком. Стало быть, речь шла о соленых абрикосовых бубочках, которыми торгует на Привозе узбек Абраша.
- Если употреблять с пивом, - ответил Герцен, - то вкуснее бубочки!
Стеклотаренко ответ принял, поблагодарил и решил, было, следовать, но какое-то сомнение его, видимо, грызло. Опять же, шкалик у него был, а бубочек не было.
Масло в огонь подлила мадам Берсон, вспомнившая, что в бубочках есть какая-то вредная синяя кислота.
- Синильная… - поправил Герцен, но это было воспринято, как полное подтверждение, даже, в каком-то смысле, освящение версии.
Но тут во дворе появился дядя Петя, причем, что радовало, без тети Ривы.
- Петя! – бросился к нему, как к родному, Стеклотаренко, - Что вкуснее: водка или бубочки?
- Водка! – рубанул воздух ладонью дядя Петя. – Бубочки в стакан не нальешь!
- Верррррно! – рявкнул Стеклотаренко. – Пшшшли! – и он повлек счастливого дядю Петю к пивной будке, что против дома.
Но счастье было недолгим. Навстречу друзьям выдвинулась тетя Рива. Ее тоже интересовал вопрос, что вкуснее.
- Бубочки! – тут же струсил дядя Петя. Тандем распался.
Стеклотаренко растерянно огляделся. Но в пределах досягаемости маячила только мадам Берсон. Ах да, за ее спиной тасовался Межбижер.
- Пошли выпьем! – устало махнул ему рукой Стеклотаренко.
- Рубль! – оценил ситуацию Межбижер.
- На! – пошел на жертвы жаждущий.
- Два! – повысил таксу Межбижер.
- И один раз дам в морду! Бесплатно! – разозлился Стеклотаренко. – Спекулянт!
Выпить было решительно не с кем. Но это полбеды. Он вдруг понял, что ему и не хочется уже выпить. Как-то противно даже. И содрогнулся. Ибо мир, его заветный мир рушился на глазах. Не будет больше легкого опьянения, когда мир прекрасен, не будет следующей стадии, когда душа распахнута навстречу любому, не будет состояния, когда жаль всех, не будет угрюмой задумчивости над судьбами мира, не будет раздражения от «не того» взгляда, а в конце не будет – представляете! – замечательной драки!
Бесполезный теперь шкалик дрожал в его руке. Он замахнулся, было, чтоб разбить его вдребезги, но какая-то сила еще сильней сжала ладонь, готовую разжаться.
- Герцен! – слабым голосом позвал Стеклотаренко. – Герцен!
И Герцен услышал и пришел.
- Мне не хочется выпить! – пожаловался на жизнь Стеклотаренко. И испугался, - Что теперь будет?
- Это пройдет! – совсем, как его покойный тезка, утешил Герцен.

___________________________________________________

Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem

Из дальних странствий возратясь (каталог Лилёша)
avatar
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы :
Сообщения : 28353
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор Лилёша в Чт Сен 27, 2018 5:48 pm

СВОЛОЧНОЙ ДВОР

Александр Бирштейн

Зина со Слободки переехала во двор мадам Гоменбашен. Нет, она не в больнице лежала, а на джутовой фабрике в фабкоме трудилась. А теперь ее комсомолкой на какой-то завод назначили. Вот она и поменялась.
Как это – поменялась? Ясно как – по объявлению! В раньшие времена можно было дать объявление в газету или на Успенской угол проспект Мира узнать и меняться. Однокомнатную самостоятельную на две в коммуне… И так далее.
Вот Зина и поменялась. Чтоб к работе ближе.
Конечно, для обитателя Слободки, этого рая частных домиков, переезд на Молдаванку с ее огромными общительными дворами – это шок. Все открыто, все шумят, здороваются и по очереди пасут всех детей, если даже своих, пока, Бог не послал.
В общем, запаниковала Зина.
А тут еще выяснилось, что полдвора – евреи! Да какие полдвора, почитай, все на непонятном языке разговаривают. А раз непонятный – ясное дело, откуда к нам пришел!
Если бы Зина что-то понимала, то завопила бы:
- Азохен вэй! – и, извините за рифму, стала бы своей.
Но она только губы поджимает и идет не здороваясь.
- Агройсе пуриц! – сказал о ней мастер чебуречных дел Муртазалиев.
Однажды утром пошла Зина за водой. Не баре же, чтоб в квартирах водопровод был. Стоит колонка во дворе, поставь ведро и через пару минут полное. Вот люди к этой колонке и ходили. И воду набрать, и новости послушать. В общем, народ толпится. Глянула на это Зина и, ни к кому не обращаясь, произнесла:
- Если бы только знала, сколько тут евреев, ни за что б ни менялась!
А мадам Гоменбашен рядом стоит. Не с ведром – куда ей! – с бидончиком и отвечает:
- А до война евреев еще очень больше было!
Тут Зина возьми да и ляпни:
- Хоть что-то хорошее война дала!
Что-то люди сильно насторожились.
- Деточка, вам Гитлер привет передавал! – сказала мадам Гоменбашен.
А некоторые еще дальше пошли:
- Фашистка, - говорят, - гестаповка!
Оторопела Зина.
- Ответите! – кричит. - Я не гестаповка, а освобожденный секретарь комитета комсомола и кандидат в члены партии.
Ну, сначала хотели по-простому – ведро на голову и настучать по ведру. Но мадам Гоменбашен не позволила:
- Не трогайте! – велит. – Ви ж знаете, что бывает с дрек, когда трогают!
Люди и вняли. Стоят молча, на Зину зырят.
- Что уставились? – серчает, растерявшись, Зина.
А ей никто и не отвечает. Между собой люди гутарят, на Зину поглядывая.
- Да, надо бы в зоопарк сходить! – еврей Андрющенко говорит.
- Зачем? Ты что гиен давно не видел? – еврей Куперман возражает.
- Ну, а, зачем далеко ходить? – еврейка Петрова добавляет.
Набрала в сердцах Зина воду и домой подалась. Но для нее с тех пор во дворе тишина настала. Никто с ней не говорит. Например, сидят женщины у ворот… Скамеечки-табуретки вынесли и сидят, семечками питаются. И разговорами, конечно. Зина к ним. Сиденье свое берет, здоровается. А они – невоспитанные хамки – в ответ ни слова. Подхватят, кто, на чем сидит, и во двор. Молча!
Или веревка, например. Чтоб белье вывешивать. У каждой хозяйки, ясное дело, своя. Ссоры, конечно, бывают, когда кто-то на чужую веревку позарится. Поэтому спрашивают:
- Мадам Замберг, мадам Замберг, вы сегодня белье сохнете?
- Нет, мадам Шубова, я сегодня Привоз делаю!
- Тогда я сегодня вашу веревку поимею!
- Тольки не всю! Я кусочек тете Кате обещала…
А Зинину веревку не трогают. Представляете, как ненавидят, если даже навозом от коня Персика эту веревку ни разу не измазали. Висит никому не нужная. Обидно! Но не придерешься. Не поскандалишь, чтоб хоть так пообщаться.
Раз во двор шоколад принесли. В кусках. Ворованный, конечно. Но кто интересуется. Цена хорошая. Качество. Что еще надо? Вот и шум во дворе.
- Мадам Гоменбашен, шоколад нада?
- Мадам Гевелюк, а ви?
Услыхала Зина, кошелку наперевес:
- Мне, мне надо!
А ей, вместо шоколада, дулю. И молча.
Тогда Зина участкового Гришу призвала. Мол, воруют, спекулируют. Раньше, при вожде за такое…
Походил Гриша по двору, покурил с мужиками, к мадам Гоменбашен поднялся…
А Зина ждет. Чтоб протокол подписать. Как свидетель.
Только вышел Гриша от мадам Гоменбашен, посмотрел на Зину косо и молча за ворота пошел.
Зина так это не оставила. Помаялась еще пару месяцев и в другой двор поменялась. Там, вроде, у нее сложилось. Даже замуж вышла. За цыгана, кажется. Теперь живет… Чего ж не жить? Не все ж дворы такие сволочные, как у мадам Гоменбашен!

___________________________________________________

Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem

Из дальних странствий возратясь (каталог Лилёша)
avatar
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы :
Сообщения : 28353
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор mamusia в Пт Сен 28, 2018 12:36 am

heat yahoo good kiss
avatar
mamusia
Бриллиантовый счастливчик
Бриллиантовый счастливчик

Две победы :
Сообщения : 25966
Откуда : Vilnius - London

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор ПтичкаBY в Пт Сен 28, 2018 2:21 pm

НЕ ПАРА
Сказка

Филин не был старым, он был многомудрым и много видевшим. Жил он в лесу, рядом с озером, и лес этот был – его лесом. Ничто не ускользало от его внимания; он знал всё и обо всём. Вечером, облетев свои владения, он усаживался на ветку старой раскидистой сосны, росшей возле этого берега уже давно, вдвое дольше, может быть, чем сам Филин прожил на этом свете. В его воспоминаниях – она всегда стояла здесь, на пригорке, чуть в стороне от озера. С неё обозревалась не только водная гладь, но и шуршащие камыши вдоль берега, и стоящие поодаль ивы, склоненные к воде… Филин всегда знал, кто из пернатых под какими ветками нашел себе сегодня приют и ночлег.


Самого Филина мало кто видел; днём он прятался в темной, прохладной чаще леса, а вечером и ночью эта мягкокрылая птица передвигалась настолько неслышно и невидимо, что казалось: просто тень скользнула по небосклону и утонула в темноте леса.


И вот однажды, когда солнце показало свой край из-за горизонта, когда его восходящее золото растеклось багровой полосой рассвета, над которой неторопливо всплывал огромный бело-желтый диск, когда Филин собирался уже в привычном, чуть падающем движении скользнуть вниз, покидая свой наблюдательный пункт, его внимание привлек необычный звук – звук полёта, какого Филину слыхать ещё не приходилось: никто из здешних обитателей не звучал так. 


Он повернул голову как раз в тот момент, когда большая белая незнакомая птица упала на воду. Это её полет порождал такой громкий и характерный свист воздуха между перьями крыльев.


- Очень большая, очень шумная, - подумал Филин, покидая свою ветку, чтобы вернуться на неё только вечером.


А большая и шумная птица сложила свои снежно-белые крылья и заскользила по глади озера, но этого Филин уже не видел. 


Лебедь двигалась вдоль берега незнакомого озера; при её жадном молодом любопытстве – всё ей было интересно. Перед ней простирался новый, совершенно незнакомый мир, открывшийся ей случайно: горя нетерпением опробовать свои едва окрепшие крылья, она всё время пыталась заглянуть за горизонт, ей так хотелось узнать: а что же там, за этим лесом, за этим полем, за этой речкой и косогором… Она вставала на крыло, и мир распахивался перед ней в безбрежности своих далей, соблазняя собой, обещая всё новые и новые открытия.


Озеро так понравилось Лебеди, что она решила подольше задержаться в этом месте, где небо так доверчиво падало в воду, растворяясь в глубинах озера, переливаясь голубизной – расступающейся перед ней, струящейся в складках рассекаемой ею воды. День, как долго он ни тянулся, шёл уже к своему завершению, сопровождая клонящееся к закату солнце, когда по воде скользнула, уводя за собой взгляд Лебеди, быстрая и плавная тень. На разлапистой ветке сосны сидел Филин; он смотрел в её сторону.


- Какая странная, ни на кого непохожая птица, - подумала Лебедь и двинулась поближе рассмотреть его.


Филин, тоже разглядывавший незнакомку, находил её необычность интересной. Ему нравилось созерцать что-то новое.


Лебедь сделала полукруг по озеру и подумала:


- Он уже видел, как хорошо я плаваю; возможно, его заинтересует и мой полёт…


Для неё, осваивающей крылья, растущая их умелость казалась верхом совершенства, она гордилась той лёгкостью, с которой прямо с зеркала воды могла взмыть в небо. Ей очень хотелось показать это хоть кому-нибудь, пусть даже и этой вот, странно-пушистой необычной птице. И она взлетела.


- Опа, - мелькнуло в голове у Филина, - да эта дурочка еще и летать-то толком не умеет, и сейчас унесется в лес, где ей совершенно не место.


«Нырнув» со своей сосны, он догнал её, вышел вперед и, сделав круг, увел за собой на озеро. Так они и вернулись вдвоем: он на ветку своей сосны, она на воду. 


Последние отсветы Солнца гасли за горизонтом, Лебедь спряталась под склоненными ивами, а Филин сидел на ветке до утра, поглядывая в сторону ив и думая о необычной, но теперь уже знакомой птице.
Утром она успела увидеть только скользнувшую по воде тень и стала ждать вечера. 


Днем она занималась множеством разных дел, но к вечеру всегда возвращалась на озеро. Ей хотелось увидеть эту необычную птицу, продемонстрировать свои новые умения… и знать, засыпая, что она не одна, что огромные жёлтые глаза, всматривающиеся в темноту, – здесь, неподалёку, и что привычное уже глухое уханье их хозяина будет оповещать окрестности о его бдении. 


День шёл за днем. Филин видел, как крепнут её крылья, видел, что она становится сильной и красивой… но она так и оставалась для него необычной и непривычной. Иногда он позволял себе присоединиться к ней, делая пару кругов над озером, но это случалось редко. Он занимался своими делами, соответствующими его интересам, а эта птица, казалось, просто оказывается время от времени в его поле зрения, …не более того. Хотя, он радовался вместе с ней её успехам. 


А потом наступила осень. В небо поднялись стаи птиц, были среди них и лебеди. Начались какие-то суматошные перелёты туда-сюда. Стаи то собирались, чуть ли не в тучи, то распадались, чтобы снова собраться. Небо наполнилось кутерьмой и волнением. И только одна птица не спешила улететь, покинуть озеро, с которым сроднилась. Она всё кружила и кружила по глади воды, не в силах принять решение: как же ей поступить. 
В последний день она летала над озером до самого вечера, и когда Филин появился на своей сосновой ветке, он увидел уходящую от озера к горизонту птицу. Она вернулась, опустилась на воду, прошла полукругом под берегом перед его сосной и взлетела вдоль озера. Как она взлетела! … 
Долго ещё перед глазами Филина стояла картинка: уходящая за горизонт необычная, так хорошо знакомая птица… 


Зима тянулась долго, весна показалась еще длиннее. Филин всё всматривался в пейзаж со своей ветки, а снег всё не таял и не таял, хотя ушли уже на север гуси и прилетели утки. …Потом он решил, что она не вернется; он перестал ждать, он просто смотрел в ту сторону, куда она улетела, спрашивая себя:


- И что мне, в этой страной, необычной птице? 


Но однажды, когда на рассветном горизонте появилась вдруг точка, стремительно приближающаяся к озеру… он точно знал, что это она. Филин скрылся в чаще прежде, чем Лебедь могла его заметить. А Лебедь опустилась на воду, в предвкушении вечера. День выдался хлопотным, но она не раз успела подумать о том, что ещё сегодня увидит эти жёлтые, отражающие уходящее Солнце глаза, и что всю ночь в её сны будет вплетаться глухое уханье.
avatar
ПтичкаBY
Золотой счастливчик
Золотой счастливчик

Сообщения : 4840

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор Лилёша в Сб Сен 29, 2018 12:26 am

JC_cupidgirl.gif JC_cupidgirl.gif JC_cupidgirl.gif
__________________________________________________________________________
ТА НОЧЬ

Александр Бирштейн



Снилось, что провожаю родителей на перроне, заляпанном светом. И я просыпался с разлукой в сердце. Так было раз… два… три… Да-да, три раза подряд. И, наконец, вместо того, чтоб вновь заснуть, вместо попытки увидеть что-то смешное или доброе, я встал и прислонился к окну, к его крестовине, словно распяв себя в этой ночи.
Холодало. Луна примостилась на ветке акации неподалеку от моего окна. Она похожа на улыбающийся скворечник. Точно-точно, скворечник для облаков. И облака сбегались сюда, словно это было единственное пристанище. Черное ночное небо от этого становилось темно-серым. Правда, кое-где еще видны были звезды похожие на рыжие шляпки от гвоздей. Такими еще прибивают ткани…
Заболели плечи, и я снял себя с креста и усадил в кресло.
- Почему, почему уехали они именно этой ночью. Почему именно сейчас покинули меня?
Я-то считал, что родители уехали давным-давно, пусть не сразу после похорон, но вскорости, оставив меня жить, делать ошибки, а после их исправлять. Самостоятельно и непременно.
И это была весна. Или осень. Какая разница? И, разумеется, Одесса. Собственно, почему в прошедшем времени? Все, что происходит, происходит именно сейчас. А все, что было, воспоминания или фантазия. Хотя, и воспоминания – это тоже фантазия, но о том, что было.
Облака – это вам не народ! – объединяться умеют. Они стали тучами. И тогда окончательно стемнело. Фонари на улице упрямо смотрели вниз, освещая грязный асфальт мостовой и редкие машины, пробегающие мимо. Окна гасли, словно свечи, задутые появившимся ветром.
Люди за окнами спали, смотрели Гарри Поттера или новости, ели или выпивали.
Я тоже хотел выпить, но тоскливое «не с кем» останавливало меня. Останавливало, останавливало… но не остановило! Когда-то, улетая, обнаружил в одесском дюти-фри черную водку. О, я знал, как она прекрасна. Но не везти же нектар с собой. Сообразил: заплатил за напиток, взял телефон девушки-продавца, позвонил товарищу, продиктовал телефон и просьбу забрать напиток. Одну бутылку потом выпили вместе, вторую берегу и пью по чарочке-другой. Изредка…
Черная водка, черная ночь… Нет, ночь не черная, а темная. Как будущее. Ах, да, вместо будущего есть фантазии и мечты. Но они совсем не темны. Потому что пройдет ночь. Заживет потеря. Уймутся холода. И весна станет настоящей, и жизнь начнет готовиться к лету. А если нынче осень, то о лете можно вспоминать, вздыхая или улыбаясь.
Время года – всего лишь время надежд, побед или поражений. Счастье настигает неожиданно и, порой, смешно. Какое счастье было пить загустевшую на морозе водку из крышечек от термоса в купе бандитского поезда с окнами, заткнутыми подушками. Какое счастье, прилетев в июле из Каракумов, гулять под мелким дождиком, подставляя ему лицо. И любить - счастье. И понять, что, наконец, разлюбил, тоже. И когда играет скрипка, даже если она грустит. И строка, которая дорожит тобой…
Били часы. И ночь, глядящая в окна, все чаще стала оглядываться. Отступив от окна, и я оглянулся. Маленькая, проснувшаяся раньше других, надежда подглядывала за мной.
……………………………………………………………………………………………………………………………………………
А потом жизнь шла дальше. Разная… И, как мне казалось, без страховки.
Может, так оно и было?
И сны, приснившиеся в эту ночь, всего лишь сны? И они уйдут, как непременно уйдет и эта ночь, гася окна и раздвигая потемки?

___________________________________________________

Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem

Из дальних странствий возратясь (каталог Лилёша)
avatar
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы :
Сообщения : 28353
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор Лилёша в Сб Сен 29, 2018 12:30 am

МЯСНОЙ КОРПУС

Александр Бирштейн

– Почему я хожу сюда без жены? Потому что я люблю торговаться для удовольствия, а не из принципа и покупать то, что хочу, а не то, что меня уговорят. Вот вам, например, нравится торговаться?
– Я так и думал. А-а, конечно-конечно, это развлечение. И… Что? Квалификацию сохраняете? О, это уже практически научный подход.
– Работали в НИИ? Ведущим инженером?
– Нет, мадам, я не хочу смотреть на ваше мясо! Ни под прилавком, ни на прилавке, ни даже над прилавком! Что я хочу? Поговорить с человеком. Поговорить с вами? У меня нет для этого ни терпения, ни опыта. И желания тоже, извините!
– Да, так вы говорите в НИИ… Я сразу догадался, что место продавца копченостей не пик вашей карьеры!
– Ведущий инженер в какой, если не секрет, отрасли? Автоматизация процесса очистки в сахарной промышленности? Ну, для меня это темный лес. А что очистку сахара теперь не производят? Не производят сахар? А-а, все ясно. НИИ закрылось, а устроиться не удалось… Понимаю…
– Нет, мадам, я ничем у вас не заинтересовался, кроме, когда вы усохнете свой рот. Тут школа в двух кварталах, вы громко смущаете детей учиться! Те новые слова, что вы до них через эти два квартала все-таки доносите, директор школы им не простит!
– Вы не согласны? Ну, это как-то сразу слышно! И вообще, если вам скучно, наймите себе оркестр из похоронного бюро. Говорят там дешево и без претензий.
– Так на чем мы остановились? А, да-да, на том, что НИИ закрыли. Потом, наверное, грузчик на вокзале, челнок, реализатор…
– Все, кроме челнока? Почти угадал. Собственно, что там угадывать… Наверное, обидно?
– Теперь нет? Почему? Много зарабатываете? И пенсия? И совсем на прежнюю работу не тянет? Тянет? Рад это услышать. Не люблю в людях разочаровываться.
– Да, мне эту палочку балыка. Сколько? Кило двести? Тогда еще эту! Гулять, так гулять! Вторую не надо? Почему? Она для других людей? Ясно… Взять вот эту? Как скажете! Теперь еще окорок…
– Мадам! Мне скучно слушать ваши восклицания. И вы мешаете коллеге работать. Нет, он не калека! И не инвалид! Скорее инвалид вы, мадам, причем, не группы, а труппы!
– Нет, зельц не надо. А кровянку, пожалуй, возьму. Вот, пожалуйста, без сдачи! Спасибо! Буду заходить. А теперь представьте, что и как я бы купил, если б пришел с женой?
– Нет, мадам, я уже все купил! У вас? Я что себе враг? Нет, враги у меня есть. И я их с вами познакомлю! Приятной торговли, мадам. И никому не говорите вслух, что вы торгуете свининой. Люди решат, что вы торгуете собой! И станут вас называть плохим словом.

___________________________________________________

Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem

Из дальних странствий возратясь (каталог Лилёша)
avatar
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы :
Сообщения : 28353
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор Лилёша в Сб Сен 29, 2018 6:33 pm

УЛОВИМЫЕ МСТИТЕЛИ

Александр Бирштейн

Межбижер любил ходить, держа руки за спиной. При этом мелко перебирал ногами и шаркал подошвами.
- Не ходит, а канает! – определил кто-то.
Это прижилось.
- Межбижер, скоренько канай с отсюда без нещастя! – говаривала мадам Берсон. И угрожала: - Вот сяду на тебе и мокрый место не останется!
- Мокрое место как раз останется! – не согласилась тетя Маруся.
Они даже заспорили, но проверить аргументацию экспериментальным путем не удалось, ибо Межбижер сразу сбежал.
Еще Межбижер носил парусиновый пиджак, из кармана которого торчали две-три авторучки, а их зажимы напоминали всем и каждому, что надо быть начеку.
- Мое перо всегда наготове! – гордился вслух Межбижер.
Вообще-то, пером у нас во дворе называли обыкновенный финский нож, достаточно часто служивший неоспоримым аргументом в разного рода стычках и просто грабежах.
Хотя… Поди знай, какое перо тогда было опасней. Межбижер был уверен, что его.
- Если бы ты остался в оккупации, я б тебя выдал! – сказал как-то Межбижеру дворник дядя Федя.
И двор смолчал, несмотря на то, что в войну во дворе скрывали целых три еврейских семьи. Более того, ежели, что и пропало из еврейских квартир, то искать надо было в мешках квартировавших там румын. И это правда!
В какой-то степени, и Межбижер, и дядя Федя были коллегами. Но дядя Федя стучал в органы по службе, а Межбижер, наверное, по призванию.
- Хорошенький двор! – кто-то скажет.
- Обычный! – уверю вас.
В описываемое время я был ребенком, а нет на свете более совершенного звукозаписывающего устройства, чем детские уши. Все дворовые тайны были доступны и мне, и таким же, как я.
- Что они понимают? – рассуждали взрослые. Понимать-то понимали, конечно, мало, на принимали своими локаторами все. И сердечные тайны мадам Берсон, и мат дяди Коли Стеклотаренко. Нас было много… Все это в головах перемешивалось…Смысл выражений, которыми потчевали родителей и друг друга, был нам сперва неясен. Но репрессии явно дали понять, что за словами скрывается нечто. И это нечто будоражило и требовало истины. Истина заставляла краснеть и… интересоваться еще…
Но я ж не об этом!
Вот, подумал-прикинул. А взрослые-то Межбижера опасались. Кто-то заискивал, кто-то сторонился, кто-то, как папа, демонстративно не замечал. Зато Межбижер, казалось, замечал все. И писал… Не одно сердце сжималось, наверное, когда он канал по двору с пачкой писем в руке.
Мы – мелочь пузатая – его сильно не любили. И дело не в том, что он вечно ябедничал родителям. Просто он был мишенью. И все. Пакостили по-всякому. И… это, хоть и не поощрялось, но и наказывалось не так строго, как другие проделки. До травли дело не доходило. Пока…
В середине пятидесятых влияние Межбижера как-то сильно пошатнулось. Из активиста и помощника органов он превратился в пособника. Но этого не понимал. И зря. Боком ему это вышло. А сигналом послужило то, что его донос на тетю Веру, – мать шестерых детей – которая в сердцах обматерила власть «при которой можно с голоду подохнуть», вернулся из НКВД в дворовой комитете с просьбой принять меры.
Это и было отмашкой. Стартом, что ли.
Взрослые тут были не при чем. Они, как всегда, мудро отошли в сторону и, посмеиваясь, смотрели на наши проделки. Проделки…
Началось все с консервной банки. Пустой. Логика проста. Если такую банку можно – хоть это и преследуется! – цеплять за кошкин хвост, то почему нельзя на веревочке прицепить ее к Межбижеру? На веревочке крючок из булавки. Прошел мимо, ткнулся о пиджак и цепанул. И идешь дальше. И Межбижер тоже. Со звоном кандальным. Идет и гадает: что это сзади звенит? Оглянется. А подслеповат. Тем более, мы дратву использовали, которую тырили у сапожника Ицыка. А ее почти не видно. Ну, банка валяется. Так этого добра валом… В общем, пока дотумкает, что это он звенит-звонит, море удовольствия доставит.
Но это так, развлечение. Аж пока он жаловаться не стал. Сперва родителям. Ну, его за это в уборной закрыли. Оказалось неэффективно. Уборная одна, всего на три очка, а жильцов много. Минут двадцать всего и просидел, разоряясь. Потом кто-то очередной выпустил. И зря. Межбижер по школам, где мы учились, пошел жаловаться. А откуда директору школы или, допустим, завучу знать, что есть Межбижер. Видят старик, которого обижают. И давай… Меня даже на три дня из пионеров исключили. Трагедия! Мстить, мстить и мстить! Тем более, что Межбижер взорлил. Ему-то в школах полную пазуху сочувствия насовали. Даже каких-то тимуровцев ходить за продуктами наобещали. Ну, мы тем тимуровцам и объяснили, куда идут. Осознали… А Межбижер и губу раскатал. Мечтал – сидит дома, а ему на шару авоськи с кефиром несут. Принесли… На ручку двери повесили. Так он от того кефира прямо-таки в уборной прописался. Если б только это…
Да, тут надобно сказать, что в мир выходил Межбижер в парусиновых туфлях, чищенных зубным порошком, а в уборную рысачил в калошах.
Вот, значит, попил он шаровый кефир, минут десять поблаженствовал, а потом понял, что бежать надобно. А как убежишь, ежели калоши, которые он за порогом оставлял, приклеены к полу сапожным клеем намертво? Пока он пытался не упасть, пока соображал, пока в парусиновые туфли наряжался, необходимость бежать отпала самым позорным образом.
Так эта сволочь надумала кефир на экспертизу нести. О чем и похвалялся, правда, неуверенно.
- Ну, и что там экспертиза найдет? – спросил папа.
- Пурген! – признался я. Никогда не врал родителям.
- Это колония! – испугалась мама.
- Минимум! – поддержал ее папа, но лицо его как-то сильно кривилось. Слезы сдерживал, что ли?
На экспертизу кефир не приняли, и мы вздохнули с облегчением. Мы, но не Межбижер. Он вообще дышать не мог, потому что и в окно, и в замочную скважину ему проникли дымучки-вонючки. Из кинопленки с кадрами. Ну, той, которой играют в чет-нечет.
Дым вонючий, радостные крики: - Пожар!
Полдвора интересуется…
А вон и Межбижер выскочил. В чем был. Вернее, в чем не был.
- Ну, - думаю, - сейчас концерт по заявкам посмотрим!
А он, сволочь, как заплачет. Стоит старый, тощий, маленький, полураздетый и плачет. А слезинки мелкие в морщины стекают. Как в каналы…
Жалко его стало. Но не сдаюсь.
- Крокодиловы слезы! – громко так, задиристо.
И вдруг – бац! Что это? Это! Мама! Мне! Пощечину!
Хотел я тоже заплакать, но решил подождать. Ушел на чердак, а там уж поплакал. От обиды, от несправедливости, от всего-всего, что скопилось.
А Межбижер что? Его, вроде как простили с тех пор. Нет, конечно, мадам Берсон или еще кто и послать мог. Но не дальше, чем других. И место у него в дворовых посиделках было, и о погоде, встретив кого во дворе, поговорить мог. Короче, стал, как все.
Так что, пусть нам еще спасибо скажет!

___________________________________________________

Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem

Из дальних странствий возратясь (каталог Лилёша)
avatar
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы :
Сообщения : 28353
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор mamusia в Вс Сен 30, 2018 1:22 am

Как представлю..... такая насыщенная жизнь была раньше!  Все соседи на виду. Не то, что сейчас..... girl_haha.gif

134942





История берет свое начало еще из молодости моей бабушки. Она тогда жила в деревне. На тот момент она была замужем и растила маленького сына.
Деревня была небольшая. Соседями моей бабули были две родные сестры. Одна была старше другой на два года. Старшую звали Жанной, младшую — Ульяной. Обе девки были хороши собой, парни бегали что за одной, что за другой. Но так интересно случилось, что сестры полюбили одного и того же парня. А самому жениху понравилась старшая — Жанна. Он стал за ней ухаживать, на дискотеки ходили, с них же и до дому провожал. Ночи вместе проводили, на звезды смотрели. В общем, любили они друг друга. Время немного прошло, да стали молодые о свадьбе поговаривать. А родители любовной пары были совсем не прочь того, чтоб свадьба состоялась, поэтому понемногу стали готовиться к ней. Время гуляний назначили на осень — в конце октября месяца.
Уля в это время никак не могла смириться с таким ходом событий. Она очень любила Петю — так звали жениха ее сестры Жанны. Ей очень не хотелось, чтобы их свадьба состоялась.
Вот уже и близился день свадьбы. Ульяна собралась духом, подошла к Петру и все открыла. Сказала как она его любит, уговаривала, чтоб он не женился на ее сестре. Клялась, что всю жизнь будет делать для Пети все так, как он захочет и любить его будет до гроба. Парень выслушал Улю да и сказал ей, что любит Жанну, а Ульяну просил успокоиться. Мол, девка молодая, найдешь еще достойного жениха, который на руках ее носить будет да жениться позовет. Петя обещал, что этот разговор останется между ними.
Ульяне от этого легче не стало, плакала она ночами. А тут и день свадьбы наступил. Невеста вся была красивая, рядом жених Петя нарядный, все довольные, красивые. Свадьба была очень пышной. Народу было много, все гуляли, пили за здоровье молодых. Даже из соседних деревень люди приходили. Только Уля сидела, да горько рыдала. Петя видел ее состояние, понимал чего она так. А гости все думали, что она так горюет от того, что теперь сестра ее старшая жить будет без нее, отдельно.
Свадьба кончилась, все разошлись по своим домам. Да и молодожены пошли в свой дом и ложились спать в свою первую брачную ночь. А Уля в это время стала в окошко подглядывать за молодоженами. И увидела она, как Петя Жанну поцеловал и обнял ее. Разозлилась тогда младшая сестра и стала тихонько нашептывать: «Проклинаю я вас, молодые. Пусть случится так, что вы долго вместе не проживете, чтоб муж погиб, чтоб счастья в этой семье не было. Пускай дети родятся больными, а родители ваши счастья от внуков не получали!», — произнесла она такие страшные слова, да убежала.
Прошло около 45 лет. Моя бабушка еще по молодости с мужем и уже двумя детьми в город перебрались. Но иногда она наведывается в ту самую деревню, на кладбище, где ее родственники похоронены. Она ухаживает за их могилками да и просто поминает. Вот и сейчас она решила съездить на то кладбище. Увидела она там одинокую старушку, что сидела у некой могилки. И узнала бабушка моя в этой старушке ту самую Ульяну.

Разговорились они с ней. Ульяна узнала бабушку. Стали они разговаривать и о жизни моей бабушки, и о жизни сестры Ульяны:
— Жизнь моя стала ужасной. — произнесла Ульяна. — Грех я на себя страшный взяла. Я же на свадьбе тогда сестре своей родной проклятье пожелала на ее новую семью, а оно все против меня обернулось. У Жанны в жизни все прекрасно. А вот я повстречала хорошего парня. Жизнь наша сразу же не заладилась. Появилось у нас трое детей. Старший сын утонул, средний от болезни в 5 лет умер, а младшего я берегла, как только могла. Муж мой пьяный на работе под комбайн попал и погиб. А мне одной пришлось младшего растить. Тяжело без мужика, но я справлялась. И знаешь что? Вырос он балбесом. Судимости у него есть. Сидит на шее у меня. Избивает сильно. Денег на пьянки просит.
— Да, наказал же тебя Господь за твои слова ужасные в адрес сестры, — сказала моя бабушка.
— Сама себя я наказала. Я тогда, когда проклинала молодых, смотрела на них в кровати и заметила, что в комнате зеркало большое стоит. А в нем я свое отражение увидела. И знаешь, что я в это время шептала? А то, чтоб сын Жанны убил ее. Это получается, что зеркало проклятье на меня и отразило. Значит, не долго мне осталось. Сын мой меня и убьет скоро!
После этих слов Ульяна в слезах покинула кладбище. Так вот и получается, что никогда никому не желайте зла, все потом вам бумерангом вернется!
avatar
mamusia
Бриллиантовый счастливчик
Бриллиантовый счастливчик

Две победы :
Сообщения : 25966
Откуда : Vilnius - London

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор Лилёша в Вс Сен 30, 2018 1:58 am

И поделом! Не рой другому яму, сам туда попадёшь!!!

___________________________________________________

Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem

Из дальних странствий возратясь (каталог Лилёша)
avatar
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы :
Сообщения : 28353
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор ПтичкаBY в Вс Сен 30, 2018 8:18 pm

История про бабусю, которая в зеркале не отражалась


После звонка, почти сразу, словно ждала, двери открыла старуха лет восьмидесяти.

— Здравствуйте.
— Здравствуйте, молодой человек.
— Вы так смело двери открываете, даже «кто там» не спрашиваете, не боитесь? Сейчас всякие люди бывают, — парень притворно улыбнулся, пытаясь казаться милым.
— Нет, мой хороший, я своё давно отбоялась. Стара уже в «ой, боюсь, боюсь» играть. В пору самой людей пугать, — искренне усмехнулась старуха. – Вы заходите. Из собеса или ещё откуда пожаловали?
— Я, бабушка, из компании, где делают приборы, с помощью которых вода из крана родниковой становится. Чистой и свежей, как в стародавние времена, когда химии не было и можно было пить водичку прямо из речки.
— Ух, ты! – удивлённо приподняла брови бабка, — вроде водяного ты, значит. Речную воду чистишь. Дело хорошее. Проходи.
Паренёк аккуратно вытер ноги о половичок у двери.

— Я и есть водяной, — пошутил он.
Бабуся только улыбнулась в ответ.

— Можно мне не разуваться? – вежливо спросил молодой человек, войдя в квартиру.
— Конечно, ты не смущайся, дочка потом пол вымоет, она у меня молодая, не то что я, старая карга.
— Ну, что вы, вы ещё хоть куда, такая крепкая, даже румянец на щеках, — заискивающе произнёс паренёк, – а где у вас кухня? Хочу показать товар лицом, так сказать.
— Льстишь, что ж, приятно. Я давно уже своего отражения в зеркале не видела, будем считать, что тебе поверила. Пойдём, кухню покажу.
Молодой человек последовал за старухой.

— А почему отражения – то не видите? Вы, как вампир что ли? – усмехнувшись, спросил он.
— Нет, что ты. Какой там вампир. Дочка зеркала повесила высоко, а я ростом небольшая. Как не подпрыгивай, всё равно даже макушка не отражается.
— А, понятно. Так вот…
Он долго объяснял старухе, как необходима чистая вода, что-то отвинчивал, что-то привинчивал. Показывал, какая плохая вода из крана течёт, и какая становится прозрачная после подключения особого фильтра их новейшей разработки.

Старуха, усевшись на стул, очень внимательно слушала, а потом сказала:

— Куплю я твой фильтр, но сперва, чайку с твоей чистой водой со мной попей. Одна не люблю чаи гонять, не откажи в такой мелочи старухе. Пять минут всего, дольше не задержу. Чай у меня отменный.
Она быстро налила фильтрованную воду в электрический чайник и заварила ароматный чай.

— Семья-то у тебя есть? Жена, дети?
— Нет, холостой я.
— Это хорошо, рано тебе пока детей заводить. Как чаёк?
— Правда, очень вкусный чай. Вы где такой покупаете. Я бы тоже прикупил.
— А я не покупаю, мне феи на день рождения каждый год дарят.
Паренёк, оценив шутку, засмеялся.

— А ты мне лучше вот что скажи, паренёк, в чём хитрость твоя? Зачем по квартирам ходишь? Ведь не ради чистой воды и здоровья жителей?
— Конечно, нет. Я покупаю фильтры дешёвые в магазине, а продаю в двадцать раз дороже, неужели вы сразу не поняли? Иногда кое-что в водичку добавляю, пробовать даю, а там, если всё удачно получится, так намного больше выручка выйдет, ну, вы понимаете… – ответил парень.
— Почему я это говорю? — тут же подумал он.
— Потому, что чай у меня волшебный. Я же говорила, что феи этот сбор делают. Кто его пьёт, тот обманывать не может, — ответила старуха. – За подлости твои накажу. Ты себя водяным назвал, только нашего водяного я давно лично знаю. Хотел сделать вид, что чистишь воду, так будешь это делать на самом деле. А то тяжело нашему водяному в последнее время, работы полно. Десять лет в нашей речке его помощником отработаешь, тогда, если не проштрафишься, обратно человеком сделаю. Жены у тебя нет, дети по папе плакать тоже не будут.
Не успел продавец фильтров охнуть, как начал превращаться в небольшое облачко, которое благополучно потом пролилось дождём в медный таз, подставленный бабкой.

— Ну, вот. С новым местом работы тебя. Захотел быть водяным, пожалуйста. Мечты сбываются. Прямо, как у того чудака, что электорсчётчик поменять приходил. Он теперь электричеством заведует, молнии во время грозы к громоотводам направляет, чтобы ущерба поменьше приносили. Стихия воздуха он теперь, значится, а ты воды. В грозу обязательно познакомитесь.
Бабуся усмехнулась.

Она аккуратно вылила воду из таза в раковину.

— Почему не отражаетесь, почему не отражаетесь…
Передразнила она незваного гостя, подражая его голосу.

— Старая очень, потому лет триста уже как не отражаюсь, вот дочка и повесила зеркала повыше, чтобы людей напрасно не пугать.


Лана Лэнц

источник
avatar
ПтичкаBY
Золотой счастливчик
Золотой счастливчик

Сообщения : 4840

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор ПтичкаBY в Пн Окт 01, 2018 12:14 am



Женщине было за восемьдесят. И она была в коме. Эти обстоятельства очень удручали, так как свободных мест под аппаратами искусственного дыхания не было, и реаниматологи долго лаялись на приемном покое с неврологами, не желая забирать больную за собой. В конце концов, победила дружба — из реанимации выкатили на долечивание уже пришедшего в сознание пациента, а бабушку вкатили под аппарат.

Женщину сбила машина. Сбила — и уехала. И сколько пролежала она под дождем на холодном асфальте, рядом со своим покореженным велосипедом и разбросанными овощами, посреди ночной дороги была военная тайна. Ее в последний момент увидел водитель легковушки и успел свернуть на обочину. Он же и вызвал «Скорую» и ГАИ, он же и сопровождал пострадавшую в больницу.

Документов при женщине не было, да это и понятно — кто берет с собой на дачу паспорт? Таким образом, образовалась головная боль — больная была неизвестной, практически при смерти и без материальной помощи родственников, столь необходимой в таком случае. Кроме всего прочего, у нее не было переломов, гематом в голове и прочих оперируемых неприятностей, но был ушиб головного мозга и пневмония, что в таком далеко не юношеском возрасте звучит почти как приговор…

А к утру в отделении вдруг появился ее муж — подтянутый, аккуратный, благообразный дедушка нашел ее просто чудом. —Я понял, — говорил он, — когда Лидушка не вернулась с дачи, что что-то случилось, и что-то очень нехорошее, потому что она обязательно бы позвонила. Я подумал, что ее, вероятно, сбила машина… И поехал прямо к вам, эта больница ведь самая ближняя к нашим дачам… Ах, ну почему я не поехал с ней…

Муж остался и стал ухаживать за больной, а она все лежала и лежала, не приходя в сознание и не подавая признаков осмысленной жизни… Он был неизменно корректен и вежлив, всегда чисто выбрит, аккуратно одет и ухаживал за больной безукоризненно. За время ее нахождения дотошные сестрички разузнали все о жизни этих двух стариков и, конечно же, рассказали и нам.

Лида и Миша любили друг друга еще с института, понимали друг друга с полувзгляда, но мешало их счастью только одно — они были из разных слоев общества. Миша был из интеллигентов, из небогатых, но невероятно гордых польских дворян, успел даже поучиться в Пажеском Корпусе, а Лида — дочерью простого ремесленника, вечно нетрезвого и грязного. Это обстоятельство не останавливало молодых людей, и перед войной они поженились, несмотря на строгие увещевания Мишиной матери и поджатые губы деда.

Войну они провели на фронтах — он в окопах, а она в медсанбате санитарочкой… Военная буря пощадила и его, и ее, но все же оставила свой след: у Лидочки, после простуд и изнурительной работы, не могло быть детей… Это обстоятельство угнетало семейную пару, и они взяли из детского дома мальчика — кареглазого и смышленого Андрюшу. А потом и девочку — Карину

Дети росли, родители работали, давали детворе образование, потом Андрюша познакомил их со своей невестой… Беда пришла внезапно. И Андрей, и Карина увлекались альпинизмом, вместе ходили в походы по горам, умели петь песни популярных тогда Высоцкого и Визбора, и вместе погибли под лавиной в Фанских горах…

Как пережили это горе пожилые уже люди, дед не рассказывал, но смею думать, что нелегко. Они остались жить на этом свете, а их дети — лежать на кладбище под общей могильной для всех погибших тогда студентов плитой…
— Вот вылечите мою Лидушку, и я вас удивлю, — любил говаривать старик.

Мало кто верил в успех лечения, только искренняя вера пожилого человека и чувство долга заставляли делать все, что необходимо, чтобы Лидушка поднялась или хотя бы открыла глаза. Муж подолгу просиживал у ее постели, показывал ей, ничего не видящей и не слышащей, фотографии детей, рассказывал маленькие тайны своей обычной жизни — о проказах усыновленного им котенка, о ее цветах на подоконнике, о том, какой вкусный супчик сегодня у него получился…

Он приносил ей ее любимое мороженное, рассказывал, как долго его искал, как нес аккуратно, чтоб не растаяло, как покупал, а потом отдавал это мороженное девчонкам-медсестрам. Он приносил ей новые вещи, которые, по его мнению, очень бы ей шли, часами рассказывал о том, что сегодня дают в театре и даже вполголоса напевал арии из опер или оперетт…

Отделение всерьез опасалось, что старик слетел с катушек. Ему пытались говорить, что Лидушка вряд ли выздоровеет, но он только упрямо мотал головой и продолжал надеяться и верить. И вот в один из дней этот железный старик стал сдавать.

Он подошел к жене, взял ее за руку и заплакал.
— Не уходи… Мне без тебя не прожить и двух дней…

Лидушкины ресницы вдруг вздрогнули, потом приоткрылись глаза, и сухим, надтреснувшим голосом она произнесла:
— Не уйду, любимый…

Мы выписали Лидушку через месяц домой и, забирая ее, еще слабенькую и на каталке, старик таки всех удивил — он появился во фраке, подтянутый и гордый, с цветами в руках и молча, склонив голову, со слезами на глазах, положил эти цветы на стол ординаторской… А в ординаторской все встали…

Что есть любовь?

источник
avatar
ПтичкаBY
Золотой счастливчик
Золотой счастливчик

Сообщения : 4840

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор Лилёша в Пн Окт 01, 2018 12:38 am

Ревела... 134942

___________________________________________________

Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem

Из дальних странствий возратясь (каталог Лилёша)
avatar
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы :
Сообщения : 28353
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор ПтичкаBY в Пн Окт 01, 2018 1:17 am

На свадьбу бабушка дарит внучке сломанную вилку, не подозревая какой сюрприз приготовила им Судьба! (Видео)


Короткометражный фильм, снятый режиссером Робертом Фридом, всего за 4 минуты заставит зрителя испытать целую гамму эмоций – радость, волнение, грусть, а в конце невозможно не прослезиться.
За такой короткий промежуток времени он смог рассказать целую историю двух любящих сердец. Вначале мы видим молодую девушку, которая на своей свадьбе грустит. Ей всего 20 лет, и она переживает, не поторопилась ли. В этот момент к ней приходит её бабушка, которая рассказывает свою историю. Девушка не знала, что брак с её дедушкой – второй, а впервые бабушка вышла замуж в 18 лет. Но война разлучила их навсегда.

Пожилая женщина дает своей внучке талисман на счастье – сломанную вилку, которую перед уходом сломал её первый муж – на счастье. Вторая половина прибора осталась у него.

Каково же было удивление юной девушки, когда во время фотосъемки её молодой муж достал ту самую половину вилки. Ему её дал дедушка. Конец истории оказался счастливым не только для молодых супругов, но и для их бабушки и дедушки, которые спустя 60 лет встретились.

Обязательно посмотрите этот красивый короткометражный фильм! Он точно не оставит вас равнодушными! 



avatar
ПтичкаBY
Золотой счастливчик
Золотой счастливчик

Сообщения : 4840

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор Лилёша в Пн Окт 01, 2018 3:37 am

Красивая сказка...
______________________________________________________________________
ПРО БРАТИСЛАВУ

Александр Бирштейн

Семидесятые… Нет, скорей уже восьмидесятые… Одесса. Ресторанов и кафе в Одессе валом. Есть где посидеть, потанцевать, повеселиться. Почему нет? Надо же отдохнуть рабочему или нерабочему человеку.
Эх… А ведь были тогда места, где всегда было полным полно и… не очень-то весело.
Я знаю три таких места. Кафе на стадионе «Черноморец», кафе «Олимп» на Пушкинской и ресторан «Братислава» (Бывший Юбилейный) на Дерибасовской угол Карла Маркса.
«Братислава»… Какое символическое название. Братислава… Столица Словакии. Помните? Нет? Тогда я расскажу.
Расскажу о вечере в ресторане «Братислава». Увы, я не раз и не два бывал на таких вечерах. Какие столы! Какие люди!
Обычно, «гуляла» не одна компания. Две, три… Но Одесса же маленький город! Крошечный! И все друг друга знают. Я имею в виду одесситов, а не халамидников. Но в зале ресторана халамидников не видно. А людей много. Сели за свои столы, выпили, закусили, а дальше надо идти здороваться.
Вот я сказал: «выпили, закусили»… Виноват, не сказал что и чем. Исправлюсь.
Вот, представьте себе стол, накрытый белой, крахмальной скатертью. На столе по периметру тридцать, сорок, пятьдесят кувертов. Перед каждой тарелкой колокол из крахмальной салфетки. Вдоль стола, как раз посередине стоят бутылки. Их много, и они разные. Водка Московская, Столичная, Российская. Ну, это обязательно. Коньяк украинский, молдавский и самый часто встречающийся в Одессе, почему-то, Дагестанский. Армянский коньяк, считающийся лучшим в мире, на столы попадает редко. Это, все-таки, общепит, а не дача начальства. Милихи, как у нас говорят.
Вина обычные. Сухие: Ркацители, Алиготе, Перлина степу. Из красных, обычно, болгарские. Крепленные вина тоже имеются: Портвейн 777, еще его называют Портвейн – три топорика, Вермут… Бутылки крепкого перемежают бутылки же с водой. Вода минеральная: Куяльник и лимонад. Шампанского, обычно, нет.
Закуски не разносят. Они прямо на столе. Соления, селедочка, мясное ассорти, шпроты в масле, заливное, салат оливье или столичный. Стоят блюда с пирожками. Пирожки с пылу, с жару: с картошкой, с мясом, с капустой.
Икра тоже имеется: баклажанная, кабачковая… Сыр, конечно.
Ой, забыл, наверное, что-то. Но меня дополнят. Как пить дать, дополнят.
Кстати, о пить. Гости за столом, хозяева стола, тем более. Пора и выпить. Оживление, выбор, реализация выбора и… тост. Он длинный. Я, пока о нем не буду. Еще и потому, что кто-то шустрый, выпив первую, уже декламирует с воодушевлением:
- Между первой и второй перерывчик небольшой!
Что ж, можно и по второй…
Оркестр перебирает инструменты, желающие что-то заказать, перебирают наличность. Заказывают разное. Кто «Подмосковные вечера», кто «Миллион алых роз». Танцуют… Большинство неохотно. Но раз люди играют, надо соответствовать.
Наливают по третьей, по четвертой. Кто-то пропускает, кто-то нет
Разговоры громче. Лейтмотив – а помнишь?
Помнят… Все всё помнят. Но нет времени рассказать – настал черед горячего. О-о, тут есть о чем говорить! Вареники с картошкой и шкварками, жареная камбала, котлеты по-киевски с косточкой, а на косточке манжет узорчатый, цыплята табака, шашлык, шницель, якобы по-венски. Мало? Так нате вам еще эскалоп, отбивную и люля-кебаб!
Вкусно? Ой, нет, что-то горчит. И не закричишь: «Горько!», не тот случай.
А вечер катится, как пустая бутылка по полу.
Уже почти одиннадцать. Но никто не уходит.
Оркестр затих, но собрался. И вот труба, скрипка. Остальные включаются. И горькая и родная мелодия звучит над залом, звучит и вызывает слезы у всех. Ну, почти у всех. Плачу я, плачет мама, плачет мадам Гоменбашен, родственница всех и всегда, плачут соседи, друзья, одноклассники, плачут евреи, русские, украинцы, партийные, беспартийные…
Споемте, друзья, ведь завтра в поход
Уйдем в предрассветный туман…
Все знают слова этой песни. Кто подпевает, кто просто шевелит губами. На самом деле, с любимым городом прощаются те, кто накрыл этот стол, чтоб последний раз посидеть с друзьями, близкими. Ибо друзья и близкие – это и есть наш город. А он пустеет, пустеет…
Прощай, любимый город!
Уходим завтра в море.
И ранней порой мелькнет за кормой
Знакомый платок голубой.
Тогда уезжали не в Америку, Израиль, Австралию. Тогда уезжали навсегда. Думали, что навсегда. Собственно, для многих и многих так и было…
… И берег родной целует волна,
И тихо доносит баян.
Прощай, любимый город!
Уходим завтра в море.
И ранней порой мелькнет за кормой
Знакомый платок голубой.
Щелкали фотоаппараты гебья, ведь задано было снять всех. Но на них уже не обращали внимания. Плакали…
А дальше? Дальше в полночь придет автобус «Икарус», в него погрузят бебехи и сядут сами. И вперед! Да-да, на Братиславу. Оттуда на Вену…
А дальше? Как у кого…

___________________________________________________

Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem

Из дальних странствий возратясь (каталог Лилёша)
avatar
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы :
Сообщения : 28353
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор mamusia в Пн Окт 01, 2018 2:50 pm

ВАСЕНЬКА




Ваську, черно- белого маленького котёнка, спасла моя бабушка, баба Шура. Она отбила его у ястреба, который таскал в деревне цыплят, после чудесного спасения кота назвали Васькой и оставили жить в доме. Василий вырос в прекрасного огромного котяру, бабу Шуру единственную признавал и любил, ходил за ней как привязанный.
Однажды помог найти воришек. Дело было так: начало 90- х, тяжелые и страшные годы. На селе работы не было, молодежь уезжала в город, но и там с работой трудно. Другие организовали « бизнес»- стали лазить по погребам и сараям и все, что можно взять, забирали, не стесняясь. В один осенний вечер залезли на двор к бабушке. Что может сделать пожилая семидесятилетняя женщина с двумя мужиками? Ничего, сидела на кровати и молилась.
Вдруг на ногу одного из воров прыгнул Вася, он драл его и когтями и зубами. Очень в те годы модные были синтетические спортивные штаны, очень хорошо они рвались кошачьими когтями. На следующий день стало известно, что у внука одной из жительниц серьёзная проблема с ногой, пришлось даже врача вызывать. Он сказал, что набросился бешеный кот, а у парня оказалась редкая болезнь — гемофилия. Баба Шура рассказала о ночных гостях участковому, тот сложил все факты и понял, кто грабит стариков.
Через четыре года баба Шура упала, перелом шейки бедра, сломаны два ребра. Мы с родителями забрали её к себе. Васеньку ,естественно, тоже. Бабушка больше не встала, пролежала ещё полтора года.
Я в то время училась в университете, параллельно с учебой хваталась за каждую подработку. Перед сессией готовилась целые ночи, чтоб платили мизерную стипендию, надо было учиться без троек. И стала я замечать, что Вася мне помогает: ещё со школы у меня осталась привычка делать билеты и вытаскивать их, как на экзамене. И вот перед первым экзаменом кот усиленно сбрасывал на пол билет с номером 19. Я положу, а он снова именно его на пол сбрасывает. Я выучила все билеты, а на экзамене вытащила именно 19. Перед следующим экзаменом история повторилась, я подстраховалась и снова выучила все билеты. Попался снова тот номер, который сбрасывал Вася. На третьем экзамене я обнаглела и выучила только один билет, Васькин, и… опа! Я получила пять. Все следующие сессии я сдавала хорошо благодаря Васеньке.
Через полтора года умерла баба Шура. Три дня перед ее смертью Вася сидел, практически не сходя с места, около двери. По ночам мы слышали его шипение и рычание, как будто он прогоняет кого-то. На третий день бабуля позвала кота и попросила его: « Васенька, пусти её, устала я, к Никите (мой дед) пора». Я сама это слышала и видела, Вася полежал на бабулиной груди и ушёл под кровать. Этой ночью бабушка умерла. В морг её не повезли, была справка от врача. Бабушка лежала дома, Вася не отходил от гроба. Я первый раз увидела, как животное плачет. Да, плачет, хоть и говорят, что кошки плакать не могут. В день похорон, когда гроб вынесли для прощания во двор, кот просто ополоумел. Он бросался на дверь и выл. Мы вынуждены были взять его с собой на кладбище. Он отсидел все время около гроба, а когда могилу засыпали, подошёл ко мне.


С тех пор своей хозяйкой Вася признал меня. Если мы ехали на могилу к бабушке, ему было достаточно сказать: «Вася, к Шуре едем?». Он бежал к машине и ехал с нами. Однажды мы с подругой решили съездить искупаться, нас пригласили знакомые ребята. Вася растянулся около двери, хватал нас за ноги и страшно выл. Парни психанули и уехали без нас. Вася сразу успокоился и отошёл от двери. Позже мы узнали, что водитель не справился с управлением и въехал в дерево. Оба парня погибли. Подруга долго целовала Васю, притащила ему кусок мяса и признала, что он волшебный кот.
Вася прожил шестнадцать лет. До конца жизни он оставался бодрым пушистым красавцем. Я собиралась на работу, Васенька подошёл ко мне, прыгнул на колени, встал на задние лапы и, практически как человек, обнял меня. Я его погладила, но не поняла, что кот пришёл со мной попрощаться. Придя с работы, я нашла мертвого Васеньку. Я очень сильно плакала, не смогла даже пойти с мужем похоронить кота. Мы с мужем взяли коробку из под сапог, положили ему красивое новое полотенце, и муж похоронил его за нашим гаражом. Ночью мне приснилась баба Шура, она просила, чтоб Васеньку положили с ней. Муж сначала покрутил пальцем у виска, но, не выдержав моих слез, пошёл эксгумировать кота. Мы вместе съездили на кладбище, не знаю, могли ли мы это сделать, но по-тихому подкопали бабулину могилу и положили туда Васеньку. Мой друг, фотограф, откровенно ржал, когда я попросила его сделать фото Васи с надписью, чтоб повесить на памятник. Так и висят рядом фото бабули и кота.
Три раза мы пытались заводить кошек. Первую муж купил в питомнике, через полгода кошка умерла — больные почки. Вторую и третью покупали на рынке — одна убежала, вторая неудачно упала с балкона. Пять лет назад сын возвращался из школы и увидел, как вороны что-то живое клюют на помойке. Это оказался котёнок, черно- белый, без одного глаза. Васенька до сих пор живёт с нами, конечно, он не помогает с экзаменами, не ловит воров, но мы знаем, что его послал нам тот Вася.
avatar
mamusia
Бриллиантовый счастливчик
Бриллиантовый счастливчик

Две победы :
Сообщения : 25966
Откуда : Vilnius - London

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор Лилёша в Пн Окт 01, 2018 5:00 pm

Душевно!

___________________________________________________

Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem

Из дальних странствий возратясь (каталог Лилёша)
avatar
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы :
Сообщения : 28353
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор Лилёша в Пн Окт 01, 2018 5:16 pm

СИЗИФОВ? ТРУД?

Александр Бирштейн

Ну да, решили наказать Сизифа. Кстати, есть за что. Лжесвидетельствовал. Зевса оговорил. Это когда Эгину похитили. Та еще история. Так и сказал ее папеньке:
- Построишь водопровод в мое царство, все, что надо скажу!
Ну и молол всем и каждому, что Эгину сам Зевс похитил.
Ну, это, примерно, как Кабаеву сами знаете кто.
Прелюбодействовал. Уж больно ему братана дочь глянулась. Кстати, двойню от него родила.
Ну, а история с Танатосом? Не захотел Сизиф, чтоб люди умирали. И говорит Танатосу – богу смерти:
- Пошли в подвал, у меня там бочонок амонтильядо спрятан!
Короче, спер фокус у Эдгара По. А Танатос и повелся. Привел Сизиф его в подвал и запер там. Год прошел, другой… Тут боги и спохватились.
- Что за дела? – думают. – Никто не помирает…
Короче, искали, искали… Нашли. Освободили Танатоса, а Сизифа забрали в Аид. Это, видимо, еврейская зона такая. Но Сизиф и оттуда сбежал. Еще когда за ним черная маруся приехала, подговорил жену траурный обряд по нему не справлять. Вот боги ждут, ждут, а обряда-то нет. Как же это так? Все рушится! Ну, и на допрос Сизифа. А тот в несознанку. Мол, знать ничего не знаю. Но вероятней всего жена халатность творит. Надо бы приструнить, да кроме меня некому. А я тут загораю…
Вот и решили боги его в командировку на землю обратно отправить. Ну, чтоб жене за нерадивость вломил.
Уехал Сизиф и… с концами.
Правда, это года через два выяснилось. Забрали его, конечно. Ну и о наказании думают. Чтоб неповадно и так далее. И самому Сизифу говорят:
- Ну, и что с тобой делать?
А тот им советует у Куна прочитать.
- Вот, мол, что про вас и про меня в умных книжках пишут!
А сам взял и оторвал половинку мифа. Ясно, что камень катит, а что дальше непонятно.
Ну, да ладно. Камень так камень. Все работа.
Так что, позвали Сизифа.
- Можешь закатить камень вон на ту гору?
- Смотря какой! – осторожно ответил Сизиф. Он тут в Аиде, конечно, неплохо жил на пособие, но сидеть без работы дело скверное…
- Большой камень произвольной формы! – объяснили Сизифу.
- А где его взять? – растерялся слегка Сизиф. И повел рукой вокруг. Гора и вправду была. А камней что-то не было. Песок, глина…
- Бери, где хочешь, но к утру, чтоб камень был! – велели боги.
- Ладно, - согласился Сизиф, - будет камень. Но… Короче, за работу платить будете?
- Это наказание! – заикнулись боги.
- Это два наказания! – поправил их Сизиф. – А это не положено!
- Почему два? – изумились боги.
- А потому! Моральное – у всех аидов на виду камень в гору тащить. И физическое!
Посовещались боги. Вроде, прав Сизиф.
- Что ты предлагаешь? – спрашивают.
- Моральное наказание, как более тяжкое, нести согласен. А физическое нет!
- Как же быть? – растерялись боги.
- А вы меня на работу наймите – камень закатывать. Ну, и зарплату киньте какую-никакую. А я уж постараюсь! И камень добуду, и наверх закачу.
Куда денешься. Положили ему зарплату сто евро в день.
- Не обеднеем, - думают, - за день работы сизифовой.
Контракт составили, все даже сроки отпуска оговорили…
А дело-то было в пятницу. Весь викенд посвятил Сизиф изготовлению камня. Из папье-маше, разумеется. Чтоб и велик был, и кругл, и на камень похож. Потом по горе с бульдозером прошелся. Ну, чтоб путь наверх ровнее был.
А в понедельник Сизиф к работе приступил. Сначала, конечно, камень предъявил. Глянули боги – камень-то солидный. Не меньше метра в диаметре, круглый. Тяжелый, наверное.
- Ну, с богом! – говорят.
И покатил Сизиф камень.
Глянули боги, засомневались.
- Что-то камень у тебя невесомый!
- Это я такой сильный! – обиделся Сизиф.
- А-а, тогда другое дело! – осознали боги.
Катит Сизиф камень, катит. Приморился, видно. Подпер его ногой, а сам перекуривать сел. На часок. Не больше. Потом опять катил. До обеда. Ну, и после обеда… Совсем, было, до верха дошел. Но нога сорвалась, а камень и покатился вниз. Огорчился Сизиф, чуть не плачет. А боги еще и утешают, мол беда-то невелика, завтра справишься!
Но назавтра – такая же беда. И послезавтра. Вкалывает Сизиф, себя не жалея. А камень все вниз норовит…
Субботы с воскресеньями, конечно, не работает. Камень зато ремонтирует. Камень – не человек. Такие нагрузки хрен без ремонта выдержит.
Боги, в конце концов довольны, глядя на сизифов труд.
Да и Сизиф доволен. Оплата неплохая, работа постоянная. Что еще человеку нужно?

___________________________________________________

Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem

Из дальних странствий возратясь (каталог Лилёша)
avatar
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы :
Сообщения : 28353
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор mamusia в Ср Окт 03, 2018 2:28 pm

lol lol lol good yahoo




История о том, как к Кощею мама приезжала


 Эй, огрызок старый! — крикнул Богатырь в сторону замка Кощея. Выходи, сейчас новую дубину к твоей лысине примерять будем!








Через минуту на балконе появилась аккуратная женщина лет 90, со строгим лицом и с выражением презрения ко всему сущему.

— Мам, это ко мне, — попытался остановить её Кощей.
Мама жестом велела ему вернуться в комнату и прищурилась, разглядывая Богатыря.
— Вы кто будете, молодой человек? — скрипучим голосом поинтересовалась она. И по какому праву вы оскорбляете моего сына?
— Так я этот, как его, — растерялся Богатырь. Ну, Богатырь я. Сражаться пришёл, это, так сказать…
— Богатырь? — в голосе Мамы послышалось искреннее недоумение. Сражаться? Разве Кощеюнька не одолел всех ваших и не скормил их Величайшему Дракону?
Богатырь, было, думал захохотать, но заметил в одном из окон замка Кощея, который отчаянно размахивал руками и кивал.
— Ну, да, наверное, — протянул Богатырь, не особо понимая знаков Кощея. Одолел. Скормил.
— Интересно, — протянула Мама, — Зайдите в дом, молодой человек. Я хочу с вами поговорить.
Богатырь взглянул на окно с чуть не плачущим Кощеем, подумал и пошёл к дверям. Мама уже ждала его внизу.
— Позвольте представиться, — она гордо подняла подбородок. Я — Мать вашего Царя и Господина, Повелителя всего Тридевятого Царства, держащего в страхе весь мир и населяющих его созданий.
Она повернулась к покрасневшему Кощею.
— Я правильно произнесла твой титул, ничего не забыла?
— Всё правильно, Мама, — ответил Кощей, стараясь не смотреть Богатырю в глаза. Из твоих уст это звучит так величественно.
— Я знаю, — ответила Мама. Ты посуду помыл?



Кощей молча кивнул. Богатырь еле сдерживал смех.

— Так вы говорите, что пришли сражаться? — напомнила Мама Кощея. Как это понимать?
— А я это, как его, — Богатырь почесал затылок, — Дурачок я местный, во! Хожу, брожу, что говорю, не понимаю.
Мама удовлетворённо кивнула.
— Я так и подумала. А скажите, молодой человек, как вам живётся при правлении моего сыночка?


— Хорошо, — ответил Богатырь и поймал просящий взгляд Кощея. То есть, в вечном страхе и ожидании неминуемого.
— Замечательная новость, — Мама на секунду изобразила подобие улыбки. Все остальные Злодеи по-прежнему безропотно служат моему сыну?
— Разумеется! — Богатырь не выдержал и заулыбался.
— А почему вы смеётесь?
— Он же дурачок, Мама, — вмешался Кощей. Ему простительно.
— Я разве с тобой говорю? — строго спросила Мама. Ты почему в чужие разговоры вмешиваешься? Не посмотрю, что главный Злодей всего мира — так розгами тебя отхожу, что месяц стоя спать будешь!
Кощей покраснел и опустил глаза в пол. Богатырь смеялся, держась за живот.
— И вас тоже, молодой человек, — сказала Мама таким тоном, что Богатырь ещё два месяца смеяться боялся, — Проявите уважение к своему Повелителю.
Богатырь кивнул и вытянулся по стойке смирно.
— Змея Горыныча оседлал, а Водяной, Леший, Тугарин, Соловей-разбойник и Баба-Яга к нему на поклон ходят и творят злодеяния в его честь!
— Яга? — презрительно фыркнула Мама, — Кощеюнька! Разве я не велела тебе не общаться с этой девушкой?
— Я не общаюсь, Мама! — испуганно оправдывался Кощей, — Исключительно по делу и не чаще раза в год, честное слово!
— Узнаю, что обманул, будешь месяц под домашним арестом сидеть, понял?
Кощей кивнул. Богатырь откашлялся.



— Я, с вашего позволения, пойду, — попросил он, — Если, конечно, Царь и Господин позволит. Мне ещё в болоте искупаться нужно, да за дворовыми собаками побегать.

— Я провожу, — засуетился Кощей. Гостей всегда нужно провожать, так ведь ты говоришь, Мама?
Мама одобрительно кивнула. Кощей подтолкнул Богатыря к выходу и закрыл за собой дверь.
— Соболезную, Повелитель, — ехидно сказал Богатырь. Надолго?
— На две недели, — дрожащим голосом ответил Кощей. Остальным не говори, а? Ну не мог я ей правду рассказать, она ж меня тогда розгами! А я за твою помощь в долгу не останусь, честное слово!
avatar
mamusia
Бриллиантовый счастливчик
Бриллиантовый счастливчик

Две победы :
Сообщения : 25966
Откуда : Vilnius - London

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор Лилёша в Ср Окт 03, 2018 3:51 pm

good ch2_13 ch2_13 ch2_13

___________________________________________________

Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem

Из дальних странствий возратясь (каталог Лилёша)
avatar
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы :
Сообщения : 28353
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор Лилёша в Чт Окт 04, 2018 3:16 am

ИСКРЫ

Александр Бирштейн

Луна была, как ярко освещенное лицо в иллюминаторе. Лицо смотрело вниз внимательно и печально. Проносился легкий ветерок и тогда звезды напоминали блики на воде. Не спалось. Я взял бутылку кальвадоса, стакан и вышел на лужайку перед домом. Деревянный шезлонг был чуть сыроват.
- Сойдет! – решил, наливая себе первую порцию. А потом подумал, что сейчас будет хорошо.
Выпив, подождал немного. Ничего не менялось ни в мире, ни во мне. Тот же ветерок шарил по кустам, а кусты шептали ему: - Ш-ш-ш…
Тише, мол. Куда уж тише. Беззвучной была эта ночь. Даже океан, озабоченный отливом, молчал.
Тогда я налил еще. Чуть больше прежнего. Глоток, еще глоток, совсем большой глоток. Потом стал рассуждать о том, что безумная любовь – это любовь безумного. Во, занесло. А радости не было. Наоборот, пришло то, что называю одиночеством в ночи.
- Я одинок, - горевал, - все спят и никому я не нужен. Ни тут, ни в Одессе. Конечно, только о себе думают…
Как и что эти самые они могут думать, когда спят?
Налив третью порцию решил думать о хорошем. Не получалось. Двойной Билл какой-то. Франция, Бретань, масса интересного, дивная ночь, отличный кальвадос… Разве этого мало?
- Мало! – уныло бубнил я себе.
Я хлебнул еще глоток и понял, что несчастлив, о чем и сообщил себе же.
- Дурак! – молвил кальвадос.
Проснулся я на том же шезлонге. Рассветный туман поднимался от земли, демонстрировали вокал птички и единственный на все стадо, пасущееся недалеко, бык. Он орал страстно и требовательно. И я вдруг подумал, что в чем-то его понимаю.
А еще подумал, что никак не могу отыскать свою грусть.
- Вот, - сказал я кальвадосу, - мне уже хорошо. А ты не прав!
Кальвадос ничего не ответил – бутылка была пуста.
***
Стальная дверь командного пункта полка захлопнулась за мной. Далеко не теплая батумская ночь обступила конвоем. Только что я вступил в спор и пререкания с генералом армии, трижды героем Советского Союза, главкомом ПВО товарищем Покрышкиным. И он меня выгнал. Вернее, скомандовал:
- Лейтенант, вон!
Я и ушел. На волю. И ничего мне не будет. Это я знал точно. А вот что я не знал, так это, куда мне деться. До батальона, откуда вытащили на допрос к генералу, километров двадцать в сплошной темноте да еще по горам. Отпадает, правда?
А тут прохладно, нет, пожалуй, холодно.
Я сел на землю, прислонившись к бетонной стене, обхватил колени руками и стал думать о том, что будет дальше.
Главком наведет шороху и уедет. И все войдет в колею. Кого-то накажут. Не без того. Не зря же начальство приезжало. Рутина. И нечего было мне заводиться. Дурацкая штатская привычка.
- А ты кто? – спросил себя.
- Военный…
И вдруг я не вспомнил, а просто понял, что до дембеля всего два месяца, что я вернусь домой, что впереди…
Что впереди я не знал, но знал, что все будет хорошо. Так хорошо, как сейчас, когда я свободен и… да-да – счастлив!
***
В городишке под названием Тахта, в гастрономе, расположенном прямо за памятником Ленину, давали водку. Да-да, скверную местную водку по кличке шпаловка можно было купить в неограниченном количестве и – главное – по своей цене! Такой роскоши ни в Туркмении, ни в Узбекистане не знали уже года два.
- Кто-нибудь понимает, что происходит? – спрашивал я, выгребая из карманов мятые рубли.
К водке, при застолье, полагалось хе, цыплята, испеченные в духовке и закуска особая, ургенчская. Кстати, мое любимое блюдо, пригодное, правда, к употреблению только в долгих командировках. Компоненты: постное масло в блюдце, горка соли там же, и местный белый лук, разрезанный на четыре доли. Ну и хлеб конечно. А лучше и полезней слоенная лепешка с помидорами. И достаточно. Мы ж просто посидеть, а не наедаться.
По приезде в гостиницу, водку заправили марганцовкой и поставили на окно. Скуповатое осеннее солнце, проникая в комнату, то и дело натыкалось на черные нити, образовывавшиеся в прозрачной жидкости и тянувшиеся ко дну.
Здоровущий кусок молодого сома разрезали на кубики, посыпали перцем, травами и луком - лука много-много! - и на несколько минут залили уксусной эссенцией. Потом слили уксус и залили водой. Потом слили воду. Смешав немного яблочного уксуса с маслом, залили блюдо уже в последний раз. Пусть настоится.
Цыплята, обмазанные горчицей, набитые тархуном и укропом, надетые на бутылки из-под молока, уже томятся в духовке. В каждую бутылку налито немного воды.
В общем, закуска готовится, водка очищается. А нам, что делать?
В такие дни так трудно дожить до вечера!
Но дожили. Сели. Налили по полстакана. Чтоб разом. Проверено. Чокнулись. Ух! Как в песок…
Теперь ломоть лука в соль с маслом и с хрустом откусить. И лепешку, лепешку – рыжую и острую! И вилкой нашарить ломтих хе, потом другой, третий...
Счастье?
Еще нет. Но уже подступаем.
Молча налили по второй. Вернее, я налил. У меня самая легкая рука. Так считается. Короче, сразу же выпили. Ведь какой-то неизвестный гений сказал, что зазор должен быть минимальным.
Закусили. И рыбкой, и луком. Слегка, самую малость, расслабились.
Но еще не закурили. Рано!
Можно и поговорить.
О женщинах? Не дождетесь! У нас это не принято!
О работе? Чуть позже.
Так, реплики…
Как говорила одна моя знакомая:
- Интеллигентные люди поговорят, поговорят да и выпьют!
За этим столом люди, безусловно, интеллигентные. Поэтому, достав цыплят из духовки и отломив по ломтику, выпили по третьей.
И горячее, с корочкой, ароматное мясо…
Счастье?
Ну-у, почти!
Закуриваем.
- Когда на шурфы поедем? – спрашиваю.
Все оживляются. Шурфы – это узаконенная и всемерно обеспеченная поездка в Каракумы с техникой, ружьями, боеприпасами и… свининой, которую называют для конспирации – ок кой – белый баран. Ох, какие шашлыки удаются на саксауле!
Вспомнив о шашлыках, автоматически наполняю стаканы.
Вечер ни шатко, ни валко перешел в ночь. Водка закончилась. Еда тоже. Пьем чай, ибо не наговорились.
Ноябрь стучит в окно ветками чинары. Наверняка тоже хочет что-то сказать, но нам язык его непонятен.
Далеко-далеко заполночь ложимся спать.
Сон, карауливший неподалеку, подходит, чтоб поверх казенного байкового одеяла укрыть нас своим – теплым и легким.
Счастье?
***
Сидел я дома. После операции не погуляешь. И так вдруг одиноко стало. И только я унынию предался, как взвизгнул мобильник. Это он так реагирует на приходящие сообщения.
Открыл… А это Алинка Ворох, друг мой закадычный, ролик с грузинского застолья прислала. Смотрел на лица, слушал пение и… молодел, молодел…
Поначалу, когда в Батуми служить попал, у нас свои застолья были. Офицерские. Едва попал в свою часть, учения объявили. А часть-то в горах. В общем, поселили нас в недостроенном доме для семей офицеров. Казарменное положение это называется. Окна фанерой забили, топчаны поставили. Живите, господа офицеры.
Мы и жили. Вечером приползем из части, банки с тушенкой в газеты завернем и в печку, а там поджигаем. Газета горит, тушенка греется, стало быть, закуска имеется. Ну, а выпивки всегда хватало. Ну, и чем это заканчивалось? Нет, драк не было. Падали бойцы убитыми до утра…
Я тогда, по молодости, пить не особо умел. Скучал, короче. И думал, что привалила радость на ближайшие два года. А с такой радости и вздернуться захочешь…
Учения закончились. Спустились мы в город. Кто на квартиру съемную, кто, как я, в гостиницу кэчевскую. Утром в часть, вечером обратно. Но это еще ничего. Бывало и выходные выпадали. И ты один. Друзей не завел, знакомых, вроде, тоже… Ходишь по городу, где ты никого и ничего не знаешь… И письма почти не ходят.
В общем, как-то завели меня ноги в винарку. Духан, по-ихнему. А там выбор невелик. Если белое – Кахури, если красное – Гурджаани.
- Не смогу пить один! – думаю. Ну, и попросил, все-таки два стакана кахетинского. Один взял, а другой попросил выпить со мной духанщика.
- Пойми, дорогой, - говорю, - я совсем один в этом городе. Мне даже выпить не с кем!
Он, конечно понял. Выпил. Достал мандаринку. Мы закусили. Потом он налил еще два стакана и угостил меня. Выпили… Мне бы, конечно, хватило. Но куда там? Какие-то люди заходили, наливали нам, мы наливали им… Все это клубилось, плыло и… радовало.
Потом меня куда-то повезли…
Очнулся я за накрытым столом. На столе было много вина и много еды. Но меня пить никто не заставлял.
- Устал мальчик! – говорили обо мне.
А потом… Потом было самое главное. Люди запели. Голоса сплетались, расплетались, взлетали вверх, падали, снова взлетали… Все это подчинялось какими-то особыми местами необычному ритму и люди отбивали этот ритм руками. Песня захватывала, буквально втягивала. Из горла моего вырвались какие-то слова и вдруг влились в мелодию. Я пел вместе со всем и был счастлив. Так счастлив…
Песня закончилась… Где я? А вот же, вот за своим письменным столом. И я сижу радостный и знаю, что день будет добрым.

___________________________________________________

Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem

Из дальних странствий возратясь (каталог Лилёша)
avatar
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы :
Сообщения : 28353
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор Лилёша в Чт Окт 04, 2018 3:20 am

ЖАРА

Александр Бирштейн

Полдень страдал от жары и присматривался к очереди у бочки с квасом. Бочку одолевали жаждущие и мухи. Все шумели. Очередь, в основном, потому, что квас заканчивался. Мухи жаловались на его недоброкачественность. Продавщица в прошлогоднем халате, недоливая жидкость в полулитровые банки, про себя материла дворника, который ушел в запой прежде, чем долил воду в бочку.
Хотя, все равно квас был уже бледно-желтого цвета.
– Анализы… – задумчиво произнесла Маруся.
– … нашей действительности. – не очень громко подхватил Герцен.
Солнце, надежно умостив зад на крыше, задремало.
Несерьезные облака глядели на происходящее, медленно прохаживаясь по небу. Происходящее их не трогало. Поэтому дождь не ожидался.
Трезвый со вчерашнего дня Стеклотаренко мечтал о газированной воде. Но напрасно. Фининспектор Гриша закрыл дядиборину будку на переучет для наиболее комфортного получения взятки.
Толстые воробьи купались в пыли. Наверное, думали, что это воробьиный Ланжерон.
Время стало таким медленным, что его могла обогнать даже мадам Берсон.
А вот, кстати, и она. Стоит и думает, что в такую жару готовить – самоубийство. Лучше пойти в гости. Мадам становится посреди двора и принюхивается. Едой и не пахнет! Значит, никто не готовит. Лентяи!
Мадам представила себе фиолетового цвета холодный – только что из холодильника! – свекольник. Отвар свеклы с травой и луком, которым заливают мелко нарезанные овощи.
Мадам хотела облизнуться. Но что-то ее остановило. Яйца и сметана! Она забыла положить в свекольник крутое яйцо, тщательно растертое вилкой, и политое сметаной!
Вот! Теперь готово! И мадам с наслаждением облизнулась.
Одинокая оса, сверлившая бормашиной марлю на окне тети Ани, что-то почуяла и превратилась в пикирующий бомбардировщик, чьи хроники показывали в клубе Дзержинского.
– Кыш, проклятая птица! – отмахивается мадам.
Озабоченный Межбижер впрягся, как бурлак, в огромный арбуз. Клеть на углу Лизогуба покинул продавец из солнечного Азербайджана по причине ареста на пятнадцать суток.
Идет экспроприация. Вот Межбижер и расстарался.
Стоит, задрав голову, и смотрит на свои окна.
Межбижер вам не Терциг и тащить такую тяжесть на второй этаж он не в силах.
Сообразив, что арбуз с хлебом – тоже еда, мадам впрягается.
Арбуз доставлен к Межбижеру и поделен, причем несправедливо.
– Вам вредно много пысать! – говорит мадам Межбижеру.
– А вам полезно? – огрызается тот.
Мадам не отвечает, забирает свои три четверти арбуза и уходит.
Межбижер с горя пробует арбуз, убеждается, что тот скис и торжествует.
То-то радости у мадам!

___________________________________________________

Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem

Из дальних странствий возратясь (каталог Лилёша)
avatar
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы :
Сообщения : 28353
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор Спонсируемый контент


Спонсируемый контент


Вернуться к началу Перейти вниз

Страница 13 из 23 Предыдущий  1 ... 8 ... 12, 13, 14 ... 18 ... 23  Следующий

Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения