Уголок читателя - 2

Страница 10 из 20 Предыдущий  1 ... 6 ... 9, 10, 11 ... 15 ... 20  Следующий

Перейти вниз

Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор Лилёша в Пн Авг 27, 2018 2:53 pm

В ЧЕЛОВЕКЕ ВСЕ ДОЛЖНО БЫТЬ…

Александр Бирштейн

Мадам Берсон повстречала у ворот тетю Марусю.
– Ой, Марусенька, – с надеждой сообщила она, – чтой-то ты похудела из себя… Можит, у тебя язва?
– Не беспокойся, Розочка! – сладко ответила Маруся.
– Беспокоюсь! – призналась мадам Берсон. – У тебя лицо стало, как дуля у Межбижера!
– Зато ты, Розочка, полностью здорова! Какая счастье! – немного фальшиво восхитилась Маруся. – И дополнительный пуд у талия тебе так к лицу!
– У меня лицо немножко таки выше! – поправила Марусю мадам Берсон.
– Да-а? – изумилась Маруся, – И как я не разглядела?
– Я давно явно хотела для тебя сказать, – решилась мадам Берсон, – что по тебе этот, как его, ухо-глаз плакает!
– Я знаю… – призналась Маруся.
– Шо ж ты к нему не ходишь?
– Так он же ж велел тебя захватить! А как я тебя захвачу? Сама ты к ихнему психопатору не пойдешь, а карету не дают. Говорят, что ты им все рессоры поломала, когда тебя в прошлый раз связанной везли…
– Никуда меня у прошлый раз не везли… – замкнулась мадам Берсон.
– Так позапрошлый… – не стала мелочиться Маруся.
Мимо тяжело проковылял Сема Накойхер, волоча между ногами украденную на мясокомбинете свинину.
– Сема! Ставьте мине два кила биточков! – решила показать широту натуры и возможности питания мадам Берсон.
– Интересно, а что Сема делает, когда он уже нагруженный, а ему срочно в уборную надо? – абсолютно ни к кому не обратилась тетя Маруся.
Мадам Берсон подумала и потопала отменять заказ.
– Ой, Маруся, ты таки поправилась! – подкралась тетя Аня. – У меня есть впечатление, что ты слегка беременная. Кто у нас будет?
– Клоун! – в сердцах ответила Маруся. И тут же поинтересовалась:
– Аня, а что свеклой мазать щеки полезно?
– Это румяна… – расстроилась тетя Аня. – я их на толчке брала!
– На толчке, который толкучка или который уборная?
Тетя Аня резко обиделась и отвернулась.
– Добрый вечер! – сообщила подошедшая тетя Рива.
– Допустим! – не стала полностью раскрывать свое мнение по этому поводу тетя Аня.
– Анечка! Ты сегодня чудесно выглядишь! – похвалила тетя Рива. – Правда, Маруся?
Тетя Аня прикинула, что если Маруся подтвердит информацию, то и Рива, и Маруся подлые лгуньи. А если не подтвердит, то подлая лгунья только тетя Маруся. Как вам логика?
– Рива! Ты шо спросонок? – изумилась тетя Маруся. И тетя Аня решила, что Рива правдивый и искренний человек. А тетя Маруся – сволочь!
Вернулась мадам Берсон и объявила:
– Свинина вредно для желудок!
– Накойхер и говядину ворует, – дала ей наколку тетя Маруся. Мадам Берсон сделала вид, что не расслышала.
Из ворот важно вышел кот по имени Межбижер, ведя на поводке своего хозяина тоже Межбижера. Вообще-то, кот мог гулять и гулял один, но надо же и старика размять.
– Мир таки да перевернулся! – перешла к глобальным проблемам мадам Берсон. – Уже котов на поводке водють!
Кот прекрасно знал, кто кого водит, поэтому заявление мадам презрел. А Межбижер тоже знал, поэтому даже обрадовался и… промолчал.
Не сумев пристегнуться к Межбижерам, мадам огорчилась, но не очень, потому что на горизонте показалась Дуся Гениталенко таки да беременная. Следом шел ее муж – участковый Гениталенко и в тысячу первый раз клялся, что выпил он в последний раз и то на радостях.
– Какие такие у тебя-алкоголика радости? – неприветливо спросила Дуся.
– Босоножки обмывали. Румынские! – раскололся сержант.
– Чьи босоножки? – начиная чуять доброе, спросила Дуся.
– Твои! – отчеканил сержант и вытащил из кармана босоножек.
– А второй? – решила срочно и на этом самом месте умереть Дуся.
– Вот! – и второй карман сержанта опустел.
Сочтя причину пьянства мужа уважительной, Дуся стала мерить обновку.
– Размер неподходящий! – вынесла вердикт мадам Берсон.
– Почему? – удивилась Дуся, на которой обновка сидела, как влитая.
– Надо сороковой! – была неумолима мадам Берсон.
– Кому?
– Мне!
– На слоних в Румынии обувь не производят! – сообщила последние международные экономические новости тетя Рива.
– А ты… цапля! – Мадам Берсон явно не лазила за словами в карман, а подбирала их на мусорной куче.
– Лучше быть цаплей… – начала тетя Рива.
– Цапля плохая птица! – поспешила проявить знания в орнитологии мадам Берсон. – Она лягушек кушает.
Тетя Рива покраснела и умоляюще поглядела на тетю Марусю.
– Зато они веники не кушают… А слоны и особенно слонихи эти веники прямо таки жрут! – сообщила окружающим подробности слоновьего рациона тетя Маруся. – Кстати, это не ты, Роза, у дворника Феди веники покрала?
Подслушивавший неподалеку дядя Федя, который веники эти давно пропил, версию тети Маруси поддержал с восторгом.
Зажглись окна и фонари. Народ, как на демонстрацию, но только добровольно, потянулся в парк Шевченко на танцы. Жизнь шла себе и шла…
А куда ей деться?

___________________________________________________

Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem
avatar
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы :
Сообщения : 27935
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор Лилёша в Пн Авг 27, 2018 2:57 pm

СЕМЕЧКИ

Александр Бирштейн

Этот рассказик написан лет двадцать назад. Я, вроде, никому его не показывал. А сегодня прочел очерк Евгения Голубовского и так захотелось повспоминать...

Сейчас все жуют жевательную резинку, попкорн употребляют, а когда я был еще мальчишкой, лузгали семечки. Стоили они (еще теми, дореформенными деньгами) рубль – большой стаканчик и полтинник – маленький. Кроме черных маленьких семечек были еще большие «белые» (не кабаковые, нет, а именно белые с черной прожилкой) под названием «Конский зуб». Днем они продавались на каждом углу, а вечером нужно было ходить за ними к тете Рейзл на улицу Кангуна. От нашего двора – через мост и сразу за угол. Что мы и делали довольно регулярно, когда были деньги. Жила бабушка, продававшая семечки, в подвале. Однажды, направляясь к ней, я задумался и «проскочил» заветный подвал метров на десять. Опомнился, оглянулся… Случайно взгляд упал на окна первого этажа. За ярко освещенными окнами я увидел комнату… Нет, КОМНАТУ! Теперь бы я сказал: «Комнату моей мечты!», но тогда я о таком не мечтал, а просто остановился завороженный.
У нас в доме имелось много книг, даже очень много. Наверное, несколько тысяч. Но такого обилия я не видел никогда. Старинные коричневые стеллажи от пола до потолка были забиты аккуратно расставленными книгами. Местами стеллажи оставляли свободное место на стене. Да какое свободное? Там были картины! В изумлении застыл я у окон, потеряв возможность двигаться и даже, кажется, дышать. И смотрел, смотрел, смотрел… Постепенно оцепенение прошло, и я стал осматривать и саму комнату. Там стояла темная старинная мебель, показавшаяся мне сказочной. Вспомнился наш двухкомнатный «вагончик», фанерный стол, не очень устойчивые стулья… Единственная роскошь квартиры – родительская никелированная кровать с шарами – показалась мне убогой, даже стыдной.
Я тогда был мал, и мысли о другой, настоящей жизни вряд ли приходили мне в голову. Просто с тех пор почти каждый вечер я простаивал у окон, за которыми был другой, сказочный и необыкновенно интересный мир – как тогда казалось, недостижимый.
Повзрослев, мечтая хоть как-то отгородиться от того, что окружало, я представлял себе ту комнату из детства, где все было настоящим, где не было ничего советского. Мне казалось, что стоит войти в такую комнату, зажечь свет, закрыть наглухо дверь – и «совок» отступит куда-то далеко…
У меня нет такой комнаты. Впрочем, и «совка» уже нет. Это как-то примиряет с несбывшейся мечтой.
А в той комнате моего детства я потом, став взрослым, побывал, и не раз. Но все стеснялся рассказать хозяину, Александру Владимировичу Блещунову, что так часто и, наверное, назойливо заглядывал к нему в окна.

___________________________________________________

Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem
avatar
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы :
Сообщения : 27935
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор Лилёша в Пн Авг 27, 2018 3:03 pm

СМЕШНОЕ В ВЕЛИКОМ, ВЕЛИКОЕ В СМЕШНОМ

Александр Бирштейн



Большинство людей при упоминании ее имени начинают улыбаться. Ведь для большинства ее имя связано с остроумнейшими репликами-притчами, веселыми историями. Короче, со смешным.
Сегодня день рождения великой трагической артистки Фаины Георгиевны Раневской!
У есреев принято желать прожить до ста двадцати лет. Сегодня Фаине Георгиевне - 120!
И она жива!
Она жива в старых и добрых кинофильмах, где сыграла небольшие характерные и очень смешные роли. Кто из старого поколения не помнит знаменитое:
- Муля! Не нервируй меня!
Так постоянно говорила мужу Ляля из фильма «Подкидыш». Как люди смеялись! Л.И. Брежнев, вручая Фаине Георгиевне очередной орден, вдруг тоже произнес эту фразу.
В ответ на ее обиду, он оправдывался:
- Просто я вас очень люблю!
И мало кто заметил в смешной коллизии не только комедию, но и трагедию немолодой бездетной женщины Она понимает, что надежды нет, что родители маленькой, потерявшейся девочки отыщутся и… все-таки, надеется.
Запомнилась и домработница Маргарита Львовна из кинофильма «Весна». Главную роль в этом фильме играла главная кинозвезда СССР Любовь Орлова. Ну-ка, припомните хоть слово, хоть фразу героини. А как она выглядела? Ручаюсь, те, кто видел этот фильм, маргариту Львовну запомнили на всю жизь.
И еще. Я не помню название этого фильма – не то «Котовский», не то «Щорс», не то вовсе «Пархоменко», но тапершу в ресторане, исполняющую песню на стихи Александра Блока запомнил на всю жизнь.
Это еще что!
Говорят, в 50-е годы прошлого века московские театралы так планировали вечер:
- В семь идем на «Шторм» в Моссовета, в без десяти восемь уходим и… (далее шли перечисления задуманных мероприятий). Не удивляйтесь. Спектакль по пьесе Билль-Белоцерковского щел положенные два часа. Просто, после первого действия в зале оставались считанные зрители. Объяснение тому простое – сцена с Раневской, игравшей спекулянтку, была в первом действии. А после этой сцены в театре было делать нечего.
Сцену сняли… Ну и пришлось снимать весь спектакль. На него неохотно ходили даже считанные приезжие.
У Фаины Георгиевны были сложные отгошения с Юрием Завадским – главным режиссером театра имени Моссовета.
- Вон из театра! – орал, обидевшись на очередную ее реплику, орал он.
- Вот из искусства! – отвечала ему она.
Тем не менее, именно в театре Моссовета сыграла она, как по мне, две лучшие свои роли. По крайней мере, из тогог, что я видел.
Это миссис Сэвидж в спектакле «Странная миссис Сэвидж» по пьесе Патрика. И Люси Купер по пьесе Дальмена «Дальше тишина».
Во втором спектакле у Раневской был потрясающий партнер – Ростислав Плятт. И играли они двух стариков, проживших вместе всю жизнь. Старики полностью зависят от детей, а те отдают их даже не в дом, а ДОМА престарелых, разлучая навсегда. До сих пор слезы наворачиваются, когда вспоминаю игру этих актеров, этот спектакль.
О Фаине Георгиевне Раневской написано много и почти подробно. Опубликованы тома ее шуток и реплик, высказываний и сценок.
Люди читают, смеются…
Это не трагедия. Трагедия в том, что самая большая трагическая артистка нашей сцены реализовала себя процентов на десять. Как много мы потеряли!

___________________________________________________

Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem
avatar
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы :
Сообщения : 27935
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор ПтичкаBY в Ср Авг 29, 2018 12:57 am

Черная полоса в один день


То, что жизнь наша в полоску, это знают все. Часто с зеброй сравнивают, а я бы с тигром ассоциировала в связи с наступившим годом. Так вот, что рыжая полоса закончилась и пришла черная, это я поняла еще вчера утром. Но как этой черноте удалось уместиться в один день, отдельная песня.
Впрочем, начну по порядку. Шел второй день нового года. После вчерашних гостей я намеревалась отоспаться. Проснулась в 8 утра от всхрапов мужа и дикой жажды. В холодильнике обнаружила только литр кефира, который и употребила одним махом. В предвкушении любимой подушки я тихонько, чтобы не дай бог, не потревожить муженька, вытянулась на своей половине дивана и уже хотела блаженно закрыть глаза, когда телефон мелодичной трелью прошелся по моим мечтам. Я твердо решила, что трубку брать не буду. Однако у звонившего нервы были явно крепче моих.
- Алло, кто там в такую рань? – лениво спросила я, зевая.
- Мамочка, выручай, - раздался из трубки хрипловатый голос дочери, - нас с Севой пригласили на турбазу. Там будут нужные люди. Ты же знаешь, как Севе необходима работа… А там кое-кто со связями.
- Ну, и езжайте себе, дайте мне поспать.
- Мам, мы не можем взять Машку с собой. Ты же ее знаешь. Сева уже лишился работы из-за нее. Она опять что-нибудь такое выдаст, мало не покажется.
- А нечего при ребенке свои дела обсуждать, - не преминула я поворчать.
Да, Машка - это ураган, это цунами, это энерджайзер. 
- Мамуль, а еще Машку сегодня на елку в театр отвезти надо. У нее костюм снежинки, она стишок приготовила.
- За руль? В такую погоду? 
- Ну, пусть папа отвезет. – Я посмотрела на спящего мужа и, уловив запах перегара, с тоской поняла, что внучку в театр везти мне.
Она влетела в квартиру с веселым шумом и сразу как-то заполнила все пространство. Кот Филимон мигом залез под диван. Когда я смотрела на рыжие кудряшки и на курносый носик, весь в конопушках, то вспоминала фильм по рассказу О`Генри «Вождь краснокожих». Машка начала сходу:
- Бабушка, у тебя капуста есть?
- Есть. А тебе зачем?
- Варить будем. – Серьезно сморщив носик, произнесло это четырехлетнее создание. - Чтобы мама с папой не ругались. А то папа спрашивает, почему на ужин нет мяса. Мама отвечает, что он капусты не наварил. А мы сейчас с тобой наварим много-много. И еще, бабушка, ты можешь мне купить лимон или два?
- А лимоны-то тебе зачем? Они же кислые.
- Папа говорит, что мама будет счастлива, если ей принести на блюдечке с голубой каемочкой лимон или два, а мама сказала, что ей не помешает и штука зеленых. Кого зеленых, я не поняла, может, яблок, может, киви, поэтому лучше купить два лимона. Блюдечко я уже нашла. Я так хочу, чтобы мама счастлива была.
Я еле сдерживалась, чтобы не расхохотаться. Вспомнилось, как зять лишился работы. Родители этого чуда решили пригласить Севиного начальника с женой в гости, рассчитывали на прибавочку к жалованию. Да вот только не учли, что рыжий ангелочек не дремлет. Юная террористка подошла к гостье и, мило улыбаясь, спросила:
- Тетя Рая, а где лапша?
- О чем ты, деточка, какая лапша - недоумевала тетя Рая. 
- Которую вам дядя Боря каждый день на уши вешает. 
Пока жена начальника судорожно ловила ртом воздух, сам начальник дядя Боря нагнулся к девчушке, и пока он собирался что-то сказать, та выпалила:
- Дядя Боря, а у вас голова не чешется?
- А что? – подозрительно сморщился начальник дядя Боря.
- Мне просто интересно, наверное, должно чесаться, когда рожки растут.
Теперь папа этого ангелочка ищет новую работу.

- Сергей, вставай, - задергала я мужа. – Надо Манюню на елку отвезти.
- Ты, Оля, вообще, соображаешь, что говоришь. От меня выхлоп какой – до первого гаишника. – Муж встал, подошел к бару, налил рюмку коньяка и одним махом осушил ее, чтобы у меня больше вообще никаких сомнений не возникало.
Тяжело вздохнув, я пошла на кухню варить себе кофе, поэтому не видела, как Машка потянула за неосторожно торчавший из-под дивана хвост Филимона. А только услышала в последовательности дикий вопль кота, звон разбившегося стекла, рык мужа и звонкий смех Машки, которая уже ворвалась в кухню. Я поспешила на поле боя – посреди комнаты валялась елка, на полу сверкали осколки елочных игрушек, футболка мужа была залита остатками коньяка, а он сам с тоской смотрел в пустую рюмку. «Так, ребенка срочно надо увозить, пока еще посуда цела. Быстренько кофе выпью», - и только я об этом подумала, как учуяла запах убежавшего из турки любимого напитка.
Наконец мы собрались. Прежде, чем выпустить внучку, я выглянула в подъезд, посмотрела, чтобы не столкнуться с пожилой соседкой, у которой как-то Машка спросила, что случилось с ее котелком, и почему он не хочет варить. 
Судя по тому, как начался день, в запасе необходимо было иметь часа два как минимум. Сначала не срабатывал замок, потом надо было поймать Машку, которая ни в какую не хотела садиться в детское кресло, позже не заводилась машина. И все-таки мы поехали. Я же понимала, что лучше остаться дома, однако, не хотелось лишать ребенка радости встречи с Дедом Морозом, она ведь стишок учила. Перед самым театром я остановилась на пешеходном переходе. Это, конечно, стоило предчувствовать, и все-таки удар в бампер моей машины оказался неожиданным. Я еще не успела открыть дверцу, как ко мне подлетел взлохмаченный мужик и завопил:
- Ты, коза, чего тут встала?
- Чего, чего? Пешеходов пропускала, не видишь, что ли.
- Давить их, козлов, надо. Ходют тут, машинам не проехать. И баб развелось за рулем, просто кошмар какой-то!
Пока мы ждали гаишников, я позвонила своей соседке и по совместительству подруге Галке, чтобы она отвела Машку на елку, пока я разбираюсь с помятым бампером. В участке первый раз в жизни я дышала в известную трубку, а инспекторам, видно, было скучно, они тыкали мне на какие-то деления и говорили, что трубочка показывает наличие алкоголя в крови. Я в ужасе подумала, что это дает себя знать выпитый накануне бокал шампанского.
- Что пили сегодня, дамочка? Пивка с утра не потребляли?
- Я пиво вообще не пью. Мне даже кофе не удалось отведать. Кефир я пила.
- Запомните, водитель, если намерены сесть за руль, никогда не пейте ни кефир, ни квас. – Доблестные стражи на дорогах похохотали, а потом дали совет. - Пусть этот хмырь садится за руль вашей машины, а то у вас вон как ручки трясутся, съездите на экспертизу, тут недалеко. Если что, ему все равно платить, ну, в смысле ОСАГО.
Мне бы опять насторожиться, но… Где были мои мозги? Хмырь сел на водительское место в моей машине, и мы поехали. Конечно, 2 января никакая экспертиза не работала. Уже стемнело, когда я обрела руль своей помятой колымаги, чтобы ехать домой. Хотела позвонить Галке, но, естественно, батарейка в телефоне села.
Въехав в родной двор, я как ни странно удачно припарковалась, даже посетила крамольная мысль, что этот день закончится не так, как начинался. Захлопнув дверцу машины, вдруг увидела, что на балкон выскочила Галка и знаками начала показывать, чтобы я не заходила домой, а сразу шла к ней. «Машка что-то натворила», - в ужасе подумала я.
Однако Манюня на удивление была тиха и задумчива и оживилась, лишь увидев меня.
- Бабушка, ты домой не ходи, там дед разбушевался. Он кричал, что ты его на весь город опозорила. В чем ты путалась, бабушка?
- Да объясните толком, что произошло? Галка, ты сказала ему об аварии?
- Сказать ему хоть слово было невозможно, - вздохнула Галка. – Когда эти двое – Сергей и мой Николай почувствовали свободу, им захотелось на люди. Они не придумали ничего лучше, чем пойти в ресторан. И вышли покурить на улицу как раз в тот момент, когда ваш «форд» остановился на светофоре, эти гулены успели разглядеть, что за рулем сидел посторонний мужик, а ты была рядом. Теперь представь картинку – Машка у меня, а ты с каким-то хмырем на месте водителя едешь в неизвестном направлении.
- Вот же вляпалась! – я представила своего ревнивого Сергея в пьяном гневе. И все-таки решила сходить на разведку.
Тихонько зашла домой, еще с порога было слышно, как муж жаловался Николаю:
- Я для нее все, а она. Бабка, блин. Путана. Так унизить! В моей машине! Коля, мне убить ее, что ли? Завтра же разведусь. Машку сбагрила, а твоя – твоя-то покрывает.
Мне надоело слушать эти пьяные стенания, я смело шагнула в комнату и завопила:
- Да, был мужик за рулем! Потому что меня в зад треснули, бампер погнули и габариты разбили. – Но муж не желал меня слушать.
- В перед тебя треснули, - заорал Сергей, вырвал из моих рук сумочку, достал из нее доверенность и разорвал напополам.
Я решила больше не испытывать судьбу и убежала к Галке. Там мы с Машкой и переночевали.
Утром из окна я увидела, как наши мужья осматривают «форд». А еще через некоторое время пришел Николай, из-за его спины выглядывал Сергей с повинной головой и каким-то немыслимым букетом.
- Бабушка, дедушка, не ругайтесь. Я вас так люблю, - выбежала навстречу деду Манюня. – Кстати, а у нас больше нет бабушек? 
- Тебе двух мало? – улыбаясь, спросил Сергей.
- Маловато. Папа сказал, что когда у нас будет много бабок, он мне домик для Барби купит.
Жизнь налаживалась. Полоска вновь становилась рыжей.

Из интернета
avatar
ПтичкаBY
Золотой счастливчик
Золотой счастливчик

Сообщения : 4727

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор Лилёша в Ср Авг 29, 2018 2:09 am

Малые дети, что иностранцы! Не доходит до них образный русский язык!
_____________________________________________________________________________________________________________________

ЛЕТО… ЖУКОВСКОГО… ДВОР…

Александр Бирштейн

- Как тибе нравится энтот ентелехент? – спросила мадам Берсон у тети Бетти, кивая на Межбижера, нацепившего поверх ковбойки галстук-гаврилку. Ну, знаете, такой пластмассовый, на резинке.
- Кому может нравиться прыщ на попе? – по-одесски, вопросом на вопрос отвечает тетя Бетя.
Она занята делом привычным – перебирает рыбу, принесенную с Привоза. В гастрономе на Полицейской тетя Бетя возглавляет рыбный отдел, но продукцией своего отдела питаться остерегается.
- Бетя, а почему это ты не на работе? – спохватывается мадам Берсон.
Ну, не будешь же ей говорить, что отдел временно, до получения ОБХСниками крупной взятки, - чтоб у этого ОБХС кишки в тридцати трех местах лопнули! - закрыт.
- Я в отгуле! – врет в глаза тетя Бетя.
Что такое отгул, мадам, не проработавшая ни минуты, понятия не имеет, но предполагает худшее:
- Бетя! Мы будем имеет потомство?
- Мы будем иметь язву на твой длинный язык! – делится мечтой тетя Бетя.
Мадам Берсон не жадная, ей тоже хочется чем-то поделиться, поэтому она от всей души желает тете Бете трахому на оба глаза и еще одну запасную.
Но оказывается, что и Бетя почти профессор в медицине, поэтому в ход идет холера, чахотка и совсем загадочный сифилис в нос.
Межбижер, послуживший начальным поводом к этому милому щебетанию, пока переминается с ноги на ногу, стоя в сторонке. Его замечают и, прекратив консилиум, начинают гадать, почему, если Межбижеру так приспичило, он не бежит в уборную, а отравляет внимание приличных людей.
Оказывается, Межбижеру таки да приспичило, но сообщить дамам, что он идет в цирк.
- Шо, там уже обиззяны кончились? – недоумевает мадам Берсон.
- Шо, там уже тигру нечего ужинать? – предлагает свою версию тетя Бетя.
- Тигры всякой дрянью не питаются! – авторитетно заявляет мадам Берсон.
Убедившись, что в цирке ему ничего не угрожает, Межбижер исчезает.
Становится скучно. Между собой дамы уже поговорили, а возобновлять такую беседу считается дурным тоном.
И что делать?
- Стекла вставляй! – гремит прямо из подъезда.
Интересно, кому может приспичить вставлять стекла в июле?
Дамы не успевают развить тему, как во двор выбегает хулиган и бандит Шурка из седьмой квартиры.
Это будет что-то интересное!
- Энтиресноэ! – как говорит тетя Бетя.
Шурка на полном серьезе интересуется у стекольщика может ли тот застеклить унитаз самым-пресамым прозрачным стеклом. Стекольщик задумывается, находит решение и объявляет цену. Шурка соглашается, и они исчезают в парадной.
- Зачем этому аферисту застеклять унитаз? – интересуется, но шепотом, тетя Бетя.
- Его мама с папой поехали кататься по Волге… - начинает объяснять мадам Берсон. Она, безусловно, не глупа.
- Шоб покататься на «Волге» зачем стеклить унитаз? – вконец запуталась тетя Бетя.
- Не на «Волге», а по Волге, - вразумляет товарку мадам. – А шоб Шурка не хулиганил посадили с ним жить его тетю Гиту и ее мужа Мишу. Миша – сокращенное от Мишигине…
- Ну, и… - не доходит до тети Бети.
- Наверное, эта тетя Гита очень Шурке надоела… - загадочно заявляет мадам Берсон.
Во двор выходит довольный стекольщик и не менее довольный Шурка.
- Под самый верх застеклил? – понимающе спрашивает мадам Берсон.
Шурка смотрит на мадам с огромным уважением и кивает.
- А вдруг она не пойдет?
- Куда денется? Я ей лекарство купил в будке на Канатной! – и Шурка показывает пачку пургена.
- Голова… - слегка завидует ему мадам Берсон.
Во двор входит Шуркина любимая тетя Гита, тяжко нагруженная бутылками с кефиром и абрикосами.
- Зря на лекарство тратился… - жалуется Шурка и бежит домой, чтоб ничего не пропустить.

___________________________________________________

Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem
avatar
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы :
Сообщения : 27935
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор Лилёша в Ср Авг 29, 2018 2:27 am

КОФЕ

Александр Бирштейн

Тут напитков не счесть. Но ежели б спросили меня:
- А что бы ты хотел выпить? Водку черную – любимую? Коньяк «Греми» - не менее любимый?
То ответил бы я неожиданно:
- Чашку нормального кофе!
Только где ж его взять-то?
Ладно, обо всем по порядку.
Кофе я начал пить достаточно давно. Еще в юношеской компании. Сносно его готовили только два человека с общей кличкой – Чернозем. За чашкой кофе в их исполнении стоило – уж поверьте! - пешком пройтись аж на Слободку, где они квартировали.
Но мне пришлось оторваться от волшебного источника, ибо пришлось ехать на дипломную практику в Москву. А в Москве на бывшей улице Кирова был магазин, где всегда имелось много кофе. Но никто из знакомых его готовить по-человечески не умел.
Но и тут мне повезло. Однажды я зашел в ресторан ЦДЛ – Центрального дома литераторов – а там как раз в это время, обосновался человек, который готовил кофе по-турецки! Пятнадцать копеек за чашечку! И я пропал!
Потом я попал офицером в ряды «непобедимой и легендарной». Но и там неплохо устроился. Ибо служил в Батуми, где великолепный кофе делали в нескольких местах. А лучший – в кофейне на базаре, где днями просиживали за напитком немолодые аджары с четками и в папахах. Сперва к кофе мне подавали стакан с водой. Потом я стал завсегдатаем, и к чашке с кофе мне полагались судочки со специями…
Я часто ездил в командировки. Добрался и до Сухуми. Какой кофе готовили там прямо на набережной!
А Ереван? Вы пили кофе по-восточному в Ереване? Нет? И как вас земля носит? Тот, кто не пил кофе под аркой на улице Ленина (как она сейчас?), напрасно прожил свои лучшие годы!
Кстати, Тбилиси в этом отношении практически пустой город. Кто-то может заикнуться насчет кофейни на крыше Универмага, но только человек, который не в состоянии отличить арабику от рабусты.
Кстати, чтоб вы знали: самый плохой кофе по-турецки делают именно в Турции!
Чтобы закончить с кофе по-турецки и перейти к не менее любимому эспрессо, расскажу, как я готовил кофе по-каракумски в одноименной пустыне.
Работы мы прекращали часов в одиннадцать, валились в тень ЗИЛа и пили чай. А что еще делать, если на улице (теперь это называется улицей!!!) за пятьдесят жары. И за семьдесят тоже. На солнце. А солнце всюду. Оно так раскаляло песок, что мне удавалось, водя джезвой по бархану, готовить довольно сносный кофе. Такое вот развлечение.
А много позже, попав в Рим, я познакомился с эспрессо.
И это была любовь!
Я и дома готовил, в основном, эспрессо.
Но это не то, не то!
Не хватает шумной Римской ночи, открытых кофеен прямо на тротуаре, толп людей, радующихся жизни…
Но не век же римовать. Попил кофе и домой пора. Хотя… Это у некоторых особо не одаренных, а ударенных в коммуне остановка. У меня в Париже была. И что? И ничего. Город хороший, а кофе… После римского? И не спрашивайте!
Пришлось самому как-то выкручиваться. Кофемашину я отвергаю. Хотя приходится. Куда ж денешься. А дома… Турка, в пудру смолотые зерна, рассекатель…
Можно жить! Можно…

___________________________________________________

Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem
avatar
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы :
Сообщения : 27935
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор mamusia в Ср Авг 29, 2018 11:34 pm

Застеклить унитаз.... rofl rofl rofl rofl rofl
avatar
mamusia
Бриллиантовый счастливчик
Бриллиантовый счастливчик

Две победы :
Сообщения : 25642
Откуда : Vilnius - London

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор Лилёша в Чт Авг 30, 2018 2:51 pm

How are you today?

Когда соседи по лестничной площадке спрашивали товарища Рабиновича “Как вы себя чувствуете?”, он выразительно отвечал: “Не дождетесь!”
Когда соседи по апартменту спрашивают мистера Рабиновича то же самое, только по- английски: “Хау ар ю тудэй?” – мистер c трудом выдавливает: “Окей!”, хотя понимает, что на самом деле это не соответствует действительности. Но ничего другого он ответить не может в силу своих языковых познаний.
Обидное ощущение подвоха в этом простом вопросе он привез с собой, глубоко спрятав это чувство в свою израненную душу. Рабинович даже по- русски не мог объяснить самому себе, почему совершенно посторонние люди интересуются его самочуствием вместо того, чтобы просто пожелать доброго утра, например. Как можно ежедневно спрашивать одно и то же? А что, если их ответ не устраивает? Позавчера – ОК, вчера – ОК. Ах, он еще и сегодня живой? Мы ему продукты свежайшие, медицину лучшую в мире, а ему хоть бы хны!
Но время бежит, как рысак к финишу. К вопросам соседей привыкаешь как к завтраку. Их искренняя улыбка располагает к откровенности и уже не так остро ощущается подвох, если он вообще присутствует в вопросе, теряется бдительность и появляется желание излить душу, а не отделываться двумя буквами, будто стьюпед какой-то. Но английский держал Рабиновича за горло, как Отелло бездыханную Дездемону.
И вот однажды Рабинович осознал, что понимает по- английски и даже может вслух произнести некоторые иностранные слова. Постепенно исчезало чувство неполноценности и появилась жажда деятельности, мирно дремавшая в беспокойной натуре делового человека, привыкшего к труду. Непонятная доселе среда обитания начинала обретать ясные черты.
Встретив костодиума в коридоре, он терпеливо объяснял ему почему текут американские краны и что там нужно заменить. Позвонил хозяину дома с деловым предложением по переделке паркинга для увеличения парковочных мест во дворе дома. Разговорившись в лифте с местными жителями, он указал им на неправильное произношение некоторых слов, за что те были ему очень признательны.
Как-то утром, сосед-американец, как всегда искренне улыбнувшись Рабиновичу, поинтересовался: “Хау ар ю зис морнинг?”,- совершив тем самым роковую ошибку. Тот схватил протянутую руку соседа и крепко сжав ее, произнес: “Зис морнинг как раз не все ОКей. Наоборот, одни траблз. Вчера вынул летер из почтового бакса, пишут, что велфер больше не дадут. А на что жить? Мой Форд “Цорес” почти здох: туда не заводится, обратно не останавливается. А иншулеру плачу, буд-то у меня не “Цорес”, а самолет президента. Где взять на приличную машину? Джаб ужасная, но зато кэш. В “Хохмансе” сэйлы устроили - народ дурят”.
Американец икнул, понимающе закивал головой и дернул руку. Рабинович был явно сильнее.
Ему хотелось говорить и он говорил, смешивая белгородский с еврейским и нижегородский с английским. “Как вы живете? У вас даже нет фамилий! Меня спрашивают ласт нэйм, я говорю: Рабинович. Они не понимают. Говорят: спэл, плиз. Я пытаюсь выговорить: ар-эй-би-ай...Тьфу ты! А они понимают. Вот вы, например, можете сказать по- русски “Здравствуйте?” То-то...И не пытайтесь, челюсть сломаете. А каково мне свою простую фамилию произнести по буквам? Я уже два месяца тренируюсь, но до конца еще далеко. Где красота фамилий? Где Иванов, Петров, Рабинович?”
Бледный американец, осознав наконец, что на работу он уже не попадает, безропотно прислонился к стене и перестал сопротивляться.
“Хау ду ю лайк ит?- любуясь произношением, продолжал Рабинович. – Драйваю я вчера по Сидорова стрит и вижу: опять русский ресторан открыли. Где они собираются взять столько нас, русских, чтобы делать себе красивую жизнь? Вообще-то я мог бы им посоветовать кое-что. Я тут уже столько интересных идей дал, а чтобы Рабиновичу дать заработать пару центов, так нет. Что за люди?”.
Американец уловил момент, когда  странный сосед схватился за голову обеими руками, и бесследно исчез. Навсегда. Кто-то сказал, что он сменил Ист на Вест, а кто-то, что Кливленд на город, куда еще не ступала нога нашего человека с непонятной русской душой нараспашку.  Не смог он проникнуть туда. Не приучен с детства.
Конечно, международный скандал не разразился. Его удалось избежать. Но если каждому мистеру ар-эй-би-ай...тьфу ты! накипит на душе, пусть выкипает на свою жену. Она поймет, потому, что приучена с детства гасить и не такие пожары человеческих неприятностей: выльет на ваш пожар много больше, чем горело.А у американцев своих траблз куча, но спросите любого из них: “Хау ар ю тудэй?”,  вы непременно услышите: “ОКей!” и увидите очаровательную улыбку в подтверждение этого факта.
Я, знаете ли, прежде, чем перебраться в Америку, побывал здесь, как бы, в разведке: гостил месяц по приглашению друзей. Я настолько привык к улыбке, что даже вставал с постели с американской улыбочкой и ходил с ней по улицам до самого вечера. Когда возвращался на родину, то до Москвы долетел нормально, а в Киев добирался поездом.  Свою мрачную проводницу я узнал издалека: она стояла у вагона, как часовой у мавзолея, и проверяла билеты. Я показал билет и как дурак, вдруг спросил, не снимая с лица американской улыбки: “У вас кто-то умер?” Она подняла на меня свой “нежный взор” и я сразу понял, что сидеть мне в тюрьме как минимум лет десять. “Ты чо хулиганишь? Мне чо, милицию вызвать?”.  Я перестал улыбаться и c тех пор ходил мрачный аж до самого отъезда навсегда.
Так что, дорогие соотечественники, подавите в себе желание откровенничать. И смените, наконец, с вашего прекрасного еврейского лица это русское выражение работника похоронного сервиса, которое вам совсем не идет, на улыбающееся и вы сразу почувствуете себя наполовину американцем. Должны почувствовать.
Яков Ратманский

___________________________________________________

Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem
avatar
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы :
Сообщения : 27935
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор Лилёша в Чт Авг 30, 2018 5:21 pm

Чашечка кофе


Смешной утренний рассказ про кофе с булочкой от Игоря Губермана
Food_Differring_meal_Coffee_and_rolls_028683_ (700x437, 308Kb)
Приятель мой когда-то жил в Ташкенте, по соседству с ними обитала дружная еврейская семья: мать с отцом и три сына.

Все четверо мужчин были огромными и очень здоровыми, работали на мясокомбинате в цехе забоя. Я вспоминаю их, когда мне говорят, что мы – народ непьющий. Эти вставали каждый день в пять утра, выпивали по стакану водки (гладкому, а не граненому) и шли на работу.

И только вернувшись, ели, хотя на работе тоже пили – на работе пили все. И тут один из сыновей женился. Новобрачная была росточка кукольного (из приличной, уважаемой семьи: дочь портного) и своего гиганта-мужа боготворила до того, что даже дышала реже, когда смотрела на него. И спросила она как-то у свекрови (беспокоить мужа не осмелясь):

– Мама, а почему Боря с утра пьет водку, а не завтракает кофе с булочкой?

И мать (её все в доме уважали, в семье царил матриархат) немедля громко закричала:

– Борух, тут вот Роза интересуется, чего ты, как гой-босяк, пьешь с утра водку, а не кофе с булочкой?

Двухметровый Борух чуть подумал, наклонился ближе к невысокой матери и почтительно сказал ей:

– Мама, но кто ж это с утра осилит кофе с булочкой?

Из книги Игоря Губермана «Пожилые записки»
2909830 (Копировать) (143x200, 49Kb)

___________________________________________________

Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem
avatar
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы :
Сообщения : 27935
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор Лилёша в Пт Авг 31, 2018 2:03 am

Очаг

Александр Бирштейн

Сколько раз встречалось выражение – семейный очаг. Ну и представлял себе горящий очаг, пламя, пожирающее дрова… И, конечно, вся семья в сборе. Дедушки, бабушки, мамы-папы и внуки, конечно. Сидят на стульях и в креслах – кто что захватил! – и делают вид, что счастливы. Почему делают вид? Да потому, что кому-то жарко – близко сидит, а кому-то, ясное дело, холодно.
Кстати, а как функционирует этот очаг летом?
Очень насущный вопрос. Днем у нас +34, кондиционеры плюются чуть ли не паром, жить хочется только под душем. Да, кто ж даст. Очередь!
И очаг!
Семейный!
Только не говорите мне, что очаг – это образное выражение. Во-первых, сам знаю, а во-вторых, очаг есть. Только разный он для каждого. Да и расположен в местах разных. Каких? Сами сообразите.
Вот что вам сейчас хочется: любить, мстить, трахаться?
А что вчера хотелось? А год назад? А завтра, что захочется?
Кому-то хочется жить. Кому-то выживать.
Кому-то нужно любить, а кому-то лишь ревновать.
Кто-то от голода в стон, и от болезней крик.
А кто-то – забыть? – потом. Долги отдавать привык.
А очаг должен гореть. Хоть так, хоть эдак.
Нет, есть, есть на земле люди с погасшим очагом. Едят, пьют. Детей заводят. Встретишь такого или такую и тошно становится. И не хочешь спросить: - Почему живут? – потому что спрашиваешь: - Зачем?
Зачем так жить? Спрашиваешь…
Кого?
А имеешь право?
То-то и оно.
А ведь и к нам с каждым годом приближается одиночество и убегает от нас восторг. Дни становятся торопливыми, а ночи скучными.
Засмотришься в трамвае на девушку, а она поймает твой взгляд и… уступит место.
Это не старость. Это плохо горит очаг. Угли еще красные, но пепла много.
Да, я знаю, знаю, что и пепел может стучать в сердце. Но нынче не тот случай, не тот!
И надо сесть и подумать о тех, кто еще с тобой. Еще с тобой. Еще…
И о тех, кого можно вернуть.
И о тех, кто ушел навсегда. И не обязательно верить в Бога, чтоб помолиться о них.
И не успокоиться. И чего-то хотеть и ждать.
А иначе…
Иначе вы станете топить свой очаг щепками от разбитого корыта.

___________________________________________________

Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem
avatar
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы :
Сообщения : 27935
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор Лилёша в Пт Авг 31, 2018 2:43 pm

СКАЗКА О ТОМ, КАК ВСЕ НАДОЕЛО!

Александр Бирштейн

- Мне надоело! Мне все надоело! – сказала она и ушла. Насовсем.
Поскольку она всегда права, я сел в кресло, положил ноги на второе, закурил прямо в комнате – теперь можно! - и стал вспоминать.
Мы стали отравлять друг другу жизнь с первой минуты знакомства. Сперва это было развлечением, потом стало потребностью. Ну, а совсем потом, мы решили, что это любовь.
- Ненавижу тебя! – сказала она.
- Взаимно! – ответил я.
И мы стали жить вместе.
Мы долго не могли решить, какого пола будет будущий ребенок. Поэтому оказались бездетными. Так что, поводы для споров и скандалов пришлось искать новые.
Со временем это все, конечно, приелось. Иногда даже хотелось просто посидеть и поговорить о чем-то спокойном. Но положение обязывало и, вместо разговора, разгоралась очередная ссора.
Лишь по ночам наш антагонизм, желание полней завладеть партнером приводили к близости и счастью. Но не дай Бог, было в этом признаться. Не дай Бог!
В конце концов, дни не так уж длинны. Дорога на работу, с работы... Плюс сама трудовая деятельность. Десяти часов, минимум, как не бывало! А в остатке практически чепуха. И поругаться-то толком не успевали, как надо было ложиться спать.
Я не помню, когда был в отпуске. Я знал, что отпуск просто не вынесу.
Выходные... У-у-у. Ненавидел эти выходные. Надо было демонстративно моститься на диване только для того, чтоб это было замечено, оценено и тебя, наконец, послали в магазин или – о, мечта! – на базар за картошкой.
В гости мы не ходили. Она не признавала моих друзей и родню. Я отвечал ей тем же.
Так и жили. Долго...
Аж пока мне не стало страшно.
Как-то я пришел с работы и на обязательный вопрос: - Есть хочешь? – ответил: - Хочу! – хотя, по многолетним правилам полагалось сказать что-то типа: - Не твое дело!
- Позавчерашний суп будешь? – с надеждой спросила она.
- Буду!
Ее мир рушился безвозвратно!
- На второе пересоленная рыба с картошкой! – теряя надежду, сообщила она.
- Замечательно! – обрадовался я.
И тогда она собралась и ушла.
Но перед тем, как хлопнуть дверью, сообщила:
- Ты обо мне еще вспомнишь!
Ах, да, я уже об этом говорил...
Хотя, нет. Я не вспоминаю. Я мечтаю. Например о том, как она, убегая-уходя, упала и что-то повредила. Например, сломала ногу. Ой, нет. Не надо. Больно же. И обездвижена. И вернуться не сможет. У кого я тогда спрошу:
- Это ты на рынке задержалась?
Вернулась… Надо очень. Я дома. Покой. Родные стены. Стены… Головой бы о них! И тишина. И слово сказать некому. А столько слов скопилось… И пропадают. А она… Но со сломанной ногой ругаться не придешь.
Может, руку? И не сломала, а просто ушибла. Больно, наверное. Но пройдет, правда же? Конечно, пройдет. Поскорее бы.
Ой, что это со мной? То нога болела. Теперь вот рука…
Наверное, я негодяй. Неужели трудно было какую-то гадость сказать?
Гадость… Неужели это правильно? Неужели так надо? И кому? Мне? Ей? Может, ушла она, потому что надоела ей эта игра в хамство. И я надоел. Я же могу надоесть. Еще как! И ничего хорошего во мне нет. Было ли?
Наверное, не было. Просто она меня жалела. Жалела? Ууууу…
А она? Что в ней хорошего? Наверное, все!
……………………………………………………………………………………..
- Опять курил! – завопила она, войдя. – Ну, как вбить в твою башку, что в доме не курят!
Я молчал.
- На, жри! – и на кинула мне связку сосисок и коробку с пьяной вишней.
- Любимая! – вдруг сказал я.
Она осеклась и недоверчиво посмотрела на меня.
- Родная! – продолжил я. – Тебя не было так долго. Я так скучал. Ты не представляешь себе, как я скучал…
Она недоверчиво смотрела на меня.
- Ты врешь? – с надеждой спросила. С надеждой или отчаяньем…
- Нет, не вру…
- Не врешь… А что я должна сказать? Что?
- Скажи, хоть что-то…
- Наверное, поздно… Поздно! – повторила она с отчаяньем.
- Нет! – как можно тверже сказал я. – Не поздно! Совсем не поздно! Я так тебя люблю, а ты… Ты еще полюбишь меня!
- Я… и так… Нет, не скажу!
- И не надо. И не говори. Можно я тебя поцелую?
- Поздно! – серьезно сказала она. А потом улыбнулась и добавила: - Поэтому пошли спать!

___________________________________________________

Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem
avatar
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы :
Сообщения : 27935
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор mamusia в Сб Сен 01, 2018 5:00 am

girl_in_love good kiss 134942
avatar
mamusia
Бриллиантовый счастливчик
Бриллиантовый счастливчик

Две победы :
Сообщения : 25642
Откуда : Vilnius - London

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор Лилёша в Сб Сен 01, 2018 4:57 pm

ФОСФОР

Александр Бирштейн

Чудесные, волшебные свойства фосфора стали известны нашей дворовой компании довольно поздно. Я иногда думаю о том, какие счастливые люди мои соседи. Ведь попади нам в руки этот дивный элемент раньше, жизнь их, соседей то бишь, стала бы много разнообразней. Правда, уверен, они бы это разнообразие не одобрили. Впрочем, получив некоторое количество белого фосфора в обмен на коньки-снегурочки – кому они нужны летом? – мы тоже кое-что успели.
Начали, как водится, с Межбижера. А почему нет? Кто, спрашивается, написал в парторганизацию моего папы гневное письмо с жалобой на то, что папа воспитывает из меня бандита? А кто стукнул на хорошего человека, старика Соломона Герцена, в милицию? Мол, слушает Герцен «Голос Америки» и ему Межбижеру американской пропагандой спать не дает? Ну, Герцен и сам не промах, он, уходя, стал включать на полную громкость передачу «Сельский час». Так что, Межбижер, а они живут стенка в стенку, теперь на всю голову агроном.
Ну, да ладно. Герцен Герценом, а наше дело правое.
Устройство дворового сортира у нас самое элементарное. Четыре дощатых кабинки, да лампочка аж в двадцать пять свечей на стене. Лампочка, впрочем, удачная. Одна струя из водяного пистолета, и она лопнет. Проверено!
Межбижер у сортира клиент преданный и постоянный.
- Там ему и место! – говорит тетя Маруся. А она женщина, хоть и старая, за сорок уже, но умная. Не выжила еще из ума, как некоторые!
Место так место… Вот зашел Межбижер в сортир, место выбирает. А зачем? Хлопок лампочки за спиной. Он оглядывается. Темно… А на двери кабинки буквы светятся:
- Межбижер! Гадить тут!
И череп с косточками, конечно.
Ну, то, зачем Межбижер сюда пришел, оказалось крайне неактуальным. Вернее, свершилось без усилий с его стороны. Как рванул он из места общего пользования, так и летел, воя, как ракета.
- Хорошего человека должно быть слышно! – заметил я. И нарвался. На соседа по имени Камасутренко. Он Межбижера не любит, это точно, но меня просто на дух не переносит. Это взаимно, конечно. Вот этот Камасутренко на меня и вызверился. Мол, стариков обижаешь, а еще пионер… А я стою в белой рубашечке, при красном галстуке – аж противно! – и сандаликом цемент двора ковыряю. Ну, просто Павлик Морозов из их занудных книжек. А сам себе думаю:
- Ну, погоди, Камасутренко!
Впрочем, зачем годить? Той же ночью и поквитались. Я уже как-то рассказывал, что у Камасутренков имелся огромный черный кот Черчилль. Балбес редкостный, но за кильку в томате душу продаст. Вот я ему обмен предложил – банку кильки за котиарт. Он и согласился. Заработанную банку он честно сожрал и почапал домой. Его мадам позвала ужинать. Ну, пока светло, кот, как кот. А потом… Короче, погасила мадам Камасутренко свет и только они спать собрались, как…
Короче, хваленая собака Баскервилей далеко не имела такого успеха у сэра Генри, как Черчилль у четы Камасутренко. Отчасти я их понимаю – вид светящейся оскаленной морды у себя в ногах вдохновения не вызывает. Но зачем так орать?
Двор, конечно, с большим интересом прослушал увертюру, исполненную сперва соло мадам Камасутренко, а потом и дуэтом, когда их голоса слились. Весь репертуар четы Камасутренко прослушать не удалось, ибо в хате зажегся свет. Вслед за этим, Черчилль вылетел из окна – и где защита животных? – сопровождаемый удачным матом хозяина. Приземлившись, благо, невысоко, Черчилль ответил хозяину не менее изыскано и пошел ночевать на чердак.
А жизнь продолжалась.
Я хотел отложить дальнейшие мероприятия на завтра, но дружбан Валька настаивал на «продолжении банкета».
- Отберут! – предсказывал он.
В принципе, Валька был прав. Старшие ребята еще не пришли с танцев и драки в парке Шевченко. Иначе забрали бы, конечно, наш фосфор. Так что, остатки драгоценного вещества надо было срочно употребить. Оставалось выбрать кандидата, которому можно и стоит доверить остатки нашей драгоценности. А тут и думать не надо было. Ибо слегка затряслась земля, и мы поняли, что идет мадам Берсон.
В принципе, иметь с ней дело было себе дороже. Черный рот, тонны веса… Но никого другого не было…
Так что, пришлось.
Мадам шла красть прищепки, забытые хозяйками. Водилось за ней такое… Дело это, свершаемое в темноте, небыстрое, так что, мы смогли подготовиться.
Едва мадам ступила на лестницу, дабы идти к себе, в парадной погас свет. Зато на ступеньке зажглись зеленоватые буквы «СТОЙ». Вздрогнув, мадам остановилась. «ПОСМОТРИ НАПРАВО!» - горело на следующей ступени. Превозмогая ужас, мадам посмотрела. На стене справа на нее таращился скелет с настоящей и дымящейся папиросой в пасти. Имелась и надпись «ПОСМОТРИ НАЛЕВО!». Мадам трусливо обратила взгляд налево. «ВЕРНИ КРАДЕННОЕ» - сияло на стене. Этого мадам Берсон вынести не смогла и с воплями понеслась будить участкового Гениталенко.
Тот, успокоив ее, проводил домой, поглядел на надпись, ухмыльнулся и подошел к нам.
- А ну пошли! – скомандовал он.
Мы подчинились.
Гениталенко завел нас в темную парадную и велел вытянуть вперед ладони. Они светились.
- Сдать оружие! – скомандовал он.
- Нет у нас никакого оружия! – заявил я. А потом поправился: - Больше нет… - и в доказательство протянул ему пустую баночку из-под монпасье, светящуюся изнутри.
- Банку в сортир и всем спать! – велел участковый.
Мы подчинились.
Впрочем, не совсем. Банку я конечно, в сортир занес, но не кинул вниз, а, наоборот, установил на выступе стены. А вдруг Межбижер снова пожалует…

___________________________________________________

Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem
avatar
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы :
Сообщения : 27935
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор Лилёша в Вс Сен 02, 2018 3:46 pm

ЛЮБИМЫЙ ГОРОД! С ДНЁМ РОЖДЕНИЯ!
С ВЕЧЕРА ДО УТРА


Александр Бирштейн

Когда вечер, шумя и проливая пиво, приходит в Одессу, когда уже темно, но еще шумно, а небо усеяно некрасивыми звездами, как прыщами-хотимчиками лицо девятиклассника.
Когда сволота с Канавы валит в город мимо портклуба, прихватив в карманы клешей по носку, набитому пятаками. Отличный, кстати, аргумент в драке. А драка вот-вот случится. Не ближе лестницы, но и не дальше Пале-Рояля.
Когда первые индусы и греки идут через таможенную площадь и спуск Вакуленчука в город искать электроутюги и проституток, приготовив в обмен сигареты, нейлоновые носки, шариковые авторучки, а также интернациональное:
- Синьорита, факи, факи, чап-чап!
Когда в оперном голосом солиста бас-баритона Рихтера сообщается, что люди гибнут за металл… Или, в крайнем случае, он же, присвоив имя Игорь, требует свободу…
В общем, когда город начинает по-настоящему жить и дышать, возникают грусть и отчаяние.
Потому что, хочется выпить.
И что делать? Надо искать компанию. Не деньги, нет. Компанию!
Там в провинции: торопливой Москве, сварливом Крупскограде и крайне опасном Магадане за стакан вино с конфеткой-подушечкой люди удавятся, а потом еще и повесятся за кусок колбасы прошедший мимо зубов.
А в Одессе не так. В Одессе чем большей компания, тем радостнее пьется.
Бутылку на троих? Милое дело!
На пятерых? Замечательно!
Нас уже восемь? Тоже хорошее число!
Но главное не число пьющих, а место. В парке Шевченко на скамейках или на качелях в детском городке пьют сухарик. И читают взахлеб стихи.
На задворках гастронома на Розы Люксембург тянут биомицин. И спорят о воровстве.
В шашлычной «Якорь» подают всего чуть-чуть разбавленный чаем коньяк КВВК. Под него легко обсуждаются женщины и недостатки начальства.
Бичи-ханыги тоже пьют. Их пойло называется «Коньяк три резьбы». Именно столько раз надо крутануть пробку тройного одеколона. Пьют они под коцебовским мостом у пункта вторсырья. И говорят о политике.
В общем, есть, где и с кем выпить в добром городе Одессе.
А где пьют… Нет, не дай Бог, совсем не то, что вы подумали!
В Одессе, где пьют, там и закусывают. Колбасой ветчинно-рубленной, килькой-малосолкой, жареными бычками или их собратьями в томате, тресковой печенью за тридцать три копейки банка. Или вообще мидиями, кинутыми на «лист» из духовки, который установлен на примус. Мидии пускают сок, в который так вкусно окунать серый хлеб за семнадцать копеек буханка.
В Одессе давно и надежно сломана общероссийская традиция – чем больше пьешь, тем меньше кушаешь.
Нет, нет, и еще раз: - Тьфу!
Да, простым людям далеко до уродов-грузчиков с ликеро-водочного, которые специально для запланированного и свято соблюдаемого боя в 2% солят в цеху маленькие огурчики-пикули, а также покупают на рынке Привоз розовое сало шириной с ладонь.
Какое нам дело до профессионалов?
И, что обидно, какое им дело до нас? Идут, слегка покачиваясь, как моряки с каботажного, унося в кармане флакон москвички за 2 рубля 87 копеек и меньше, чем за два с полтиной не отдают. Выручку пропивают.
Вечер заканчивается дракой на Привозе и танцами в парке Шевченко. Ночь…
Ночь в Одессе светлое время суток. Иллюминирован порт, зажигаются «Огни маяка» и прочие бац-майданы, горят фонари на мордах ребят со Слободки, причапавших клеить девочек в Пале-Рояль. Все, ребята, финита. На трамвай № 15 и до фирменной больницы – дурдома имени вашего района.
На Ланжероне скрипит песок под ногами безжалостных погранцов. Голые купальщики, стыдливо подхватывая вещи, скрываются среди кустов на склонах. Там продолжат…
Пара школьников снаряжаются в трудный путь – тырить черные розы в заветном дворе на Канатной. Как же, как же, ведь только-только освоено:
… Я послал тебе черную розу в бокале…
Возлюбленная из класса 9 Б, наверное будет довольна.
Проносится, пыхтя, последний троллейбус.
И…, немного погодя, выползают, шурша струей, поливальные машины.
Они купают этот город и подмигивают ему фарами.
Пленные милиционеры-участковые, в который раз обходят участки. В отличие от них, начальство не дремлет.
На стоянке у Соборной скопились свободные такси, светя зеленым глазом и напоминая прищурившегося кота.
Собственно, а где та ночь? Уже утро – раннее и деловитое. Она взбрызгивает ветки росой, науськивает ветерок щелкать форточками. Утро занято и занятно, зачем ему ночь? Надо, надо выбросить ночь из головы, как многие и многие выбрасывают и забывают свое темное прошлое.

___________________________________________________

Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem
avatar
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы :
Сообщения : 27935
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор mamusia в Пн Сен 03, 2018 6:15 am

yahoo good 134942




У меня была мечта купить себе квартиру. Вот она и сбылась. Неважно, что в кредит и на окраине города, где еще не развита инфраструктура. По крайней мере, эта однушка моя. Позвонила друзьям и пригласила их на новоселье. Что обычно дарят хозяевам новой квартиры?
Конечно же, необходимые мелочи. Однокурсники сбросились и подарили мне телевизор. Еще мне вручили утюг, чайник, сковородку.
Вот только Гоша оказался куда более оригинальным.
Он пришел последним и, расстегнув куртку, вынул из-за пазухи… белого толстолапого щенка! Так сбылась моя вторая мечта — завести собаку. Гости перестали восторгаться квартирой и начали восторгаться презентом:

— Какой потешный!
— И глазки такие умненькие!
— Это мальчик или девочка?
— А что за порода?
— Ретривер, — пустился в объяснения Гоша. — Ему всего полтора месяца, плановый кобелек, вот родословная…
Я бережно спрятала документ, удостоверяющий собачью личность, и поинтересовалась:
— А имя у него есть?
— Пока нет. Но все щенки этого помета должны носить клички на букву «К» — таково требование клуба.
Последующие сорок минут присутствующие азартно придумывали имя для четвероногого новосела, а я старательно записывала варианты.
— Назови его Кокс! — хохотнув, предложил Паша.
— С ума сошел, что ли?! — зашипела на него жена Татьяна. — Представляешь, что о Дашке соседи подумают?
Гости ушли, все еще безымянный щен сладко уснул, а я, перемыв посуду, снова взяла в руки список имен. Перечитала несколько раз — нет, ни одно не нравится, туго у моих приятелей с креативом. Вот разве что «Кокс»… Кличка краткая, звучная, удобная, но, права Татьяна, слишком уж наркоманская. А что, если назвать его… Кокос? Оба одинаково круглые и мохнатые.
— Кокос, — произнесла я вслух, пробуя кличку «на вкус». Щенок немедленно открыл один глаз и одобрительно тявкнул. Я взяла его на руки:
— Добро пожаловать в семью!
Кокос благодарно лизнул меня в нос. Теперь для полного счастья мне не хватало только хорошего парня. Но любимого нельзя купить (даже в кредит), да и друзья его не подарят. Остается надеяться на судьбу и ждать…
Прошел год. Кокос вырос в красивого, умного и послушного пса. То есть он был послушным до того дня, когда в нем вдруг проснулся охотничий инстинкт, и он погнался за кошкой. Напрасно я, срывая голос, кричала «Ко мне!!!» — спустя несколько секунд «дичь» и охотник скрылись из виду.
Я надеялась, что пес, насладившись погоней, вернется в чахлый скверик, где мы гуляли, или найдет дорогу домой. Увы… То, что собаки похожи на своих хозяев, подтвердилось в очередной раз, и потому учитывая мою врожденную топографическую тупость, глупо было рассчитывать на то, что пес самостоятельно сориентируется на малознакомой местности. До позднего вечера я бегала между близнецами-многоэтажками и приставала к прохожим: «Вы не видели белого Лабрадора в красном ошейнике?» Безрезультатно!
Охрипшая и зареванная, я вернулась домой около полуночи, села за компьютер и набрала текст: «Пропала собака! Порода — лабрадор-ретривер, кобель, возраст — год и два месяца, окрас — белый (уши палевые), отзывается на кличку Кокос. Нашедшего просьба вернуть за вознаграждение».
Распечатала сотню экземпляров и, едва рассвело, отправилась расклеивать объявления по микрорайону. Прошел день, потом два, потом неделя, но никто так и не позвонил. Меня накрыла тяжелая, как ватное одеяло, депрессия. На работе я держала себя в руках, но дома становилось совсем невмоготу.
Все напоминало о Кокосе: поводок на вешалке, собачья миска на кухне, резиновый мячик под столом… Почему я не выбросила эти «раздражители»? Да потому что втемяшила себе в голову, что, если избавлюсь от них, Кокос не найдется никогда. А так оставалась хоть какая-то надежда.
Прошел еще месяц, и надежды не осталось, а вот депрессия, напротив, разрослась до масштабов разрушительного торнадо. Жить с ураганом в душе очень тяжело, и я придумала один-единственный способ борьбы с ним — завести другую собаку.
Позвонила в клуб собаководства, пообщалась с председателем секции лабрадоров-ретриверов.
— Наша медалистка Анда недавно ощенилась, — обрадовал меня собеседник. — Пишите телефон…
В помете было семь щенков — три девочки и четыре мальчика. Все палевые, и только один кобелек белый с ушками цвета топленого молока. Конечно, я выбрала именно его.
Домой возвращалась, крепко прижимая к груди теплый пушистый комочек. Вышла на своей остановке и уже успела пройти метров сто, когда услышала:
— Кокос, апорт! Я оглянулась.
Высокий черноволосый парень, размахнувшись, бросил палку, за которой помчалась… моя собака!
— Кокос!!! — завопила я, и пес, затормозив всеми четырьмя лапами, развернулся и понесся прямо ко мне.
— Родненький, любименький, нашелся… — я обнимала своего любимца, а тот, радостно взвизгивая, облизывал шершавым языком мое мокрое от слез лицо.
— Это ваш пес? — спросил парень.
— Мой! А что, разве не видно? — ответила с вызовом, затем схватила Кокоса за ошейник. — Пошли домой, бродяга!
— Девушка! А обещанное вознаграждение? — крикнул парень вдогонку. От подобной наглости у меня даже дыхание перехватило:
— Ах ты ворюга! Присвоил чужую собаку, а теперь еще чего-то требуешь?!
— Не присвоил, а нашел.
— А почему не вернул?
— А откуда я знал, кому возвращать?
— Если знаешь, как пса зовут, значит, читал объявление…
— Сто раз читал — они на каждом столбе развешаны. Одно у меня даже с собой, — он достал из кармана мятый листок. — Вот, полюбуйся.
Несколько мгновений я непонимающе перечитывала текст и наконец, сообразила, что парень имел в виду. Господи, это же надо быть такой идиоткой! Все указала: и окрас, и возраст, и породу. А свой телефон написать забыла!!!
— Извините, — пробормотала я виновато. — Спасибо, что приютили Кокоса. А что до вознаграждения… Сейчас… — я торопливо выудила из сумки кошелек.
— Мне бы лучше натурой, — улыбнулся незнакомец.
— Вы что, сумасшедший?!
— Нет, просто к собаке уже привыкнуть успел. А теперь у меня ни одной, зато у вас две. Продайте мне этого малыша, — парень почесал щенка за ухом. — Я назову его Кокос-младший.
— У него имя должно начинаться на букву «А».
— Тогда пусть будет Ананас.
— Что за дурацкая кличка?
— Ничем не хуже Кокоса.
— Держите, — я протянула парню щенка. — Только когда придете домой, сразу же мне позвоните — расскажу, чем кормить и какие прививки делать.
Он догнал меня у самого подъезда.
— Девушка, вы снова не оставили свой номер. И как вас зовут, не сказали…
— Даша. Записывайте телефон. …
Три года спустя. Мы заканчивали обедать, когда в кухню влетели Кокос с Ананасом и дуэтом гавкнули.
— Похоже, что Антошка проснулся, — сказала я мужу.
— А я всегда говорил, что лучшие в мире няньки — это ретриверы, — улыбнулся Андрей и пошел затаскивать коляску с сыном с балкона в комнату.
avatar
mamusia
Бриллиантовый счастливчик
Бриллиантовый счастливчик

Две победы :
Сообщения : 25642
Откуда : Vilnius - London

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор Лилёша в Пн Сен 03, 2018 3:51 pm

Трогательно! good

___________________________________________________

Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem
avatar
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы :
Сообщения : 27935
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор ПтичкаBY в Пн Сен 03, 2018 9:49 pm

ОСЕНЬ

 


..Холодно. Ужас как холодно...
  Девочки дышали на промерзшие пальцы и жались друг к дружке. Да... где то есть гостиницы и мотели, но туда попасть не просто. Да и кому то надо и трассу обслуживать...
Здесь, на старенькой заправке их было трое постоянных. Иногда забредали пришлые, но их быстро отфудболивали подальше. Конкуренция есть конкуренция. Самим бы прокормится, да сутенера прокормить. Во...Блин... Легок на помине...
Пошарпанная, видавшая виды БМВ на удивление легко заскочила на площадку и скрипнув тормозами остановилась. Стекло опустилось и красная, хоть прикуривай морда высунулась из дверного окна.
- Эй, куколки... 
Девочки нехотя оторвались от пригретой стенки и подошли к машине
- Ну шо у нас сегодня?
- А нишо - отозвалась худющая, длиноногая Линка, растирая тонкий капрон колготок. - Сам видишь, дальнобойщики по мотелям, а левых совсем нет...
- Погода такая - вульгарно сплюнув поддержала подружку Соня и вынула из сумочки пачку сигарет.
Третья девушка только кивнула головой.
- Вы мне это бросьте! - прохрипел мужик открывая дверцу и вываливаясь из машины. - Эту сказочку вы ментам расскажите... Ну ка, сумочки к осмотру!
Подошел вплотную, но вместо предоставленной Линкой сумочки, вдруг ловко забрался ей под юбку, где то там пошарил, но разочарованно вынул руку.
- Деньги где? - покраснел еще сильнее.
- Так говорю же... нет... Без почина сегодня...
- А вы?- обратился к остальным
- И мы... Из вчерашнего скинулись, хоть поели у Рагима...
Жанка снова молча кивнула.
- Совсем хреново. Разгоню я вас. В колхоз пойдете телкам хвосты крутить. 
Девушки опустили головы. 
- К полночи подъеду, если все еще здесь ошиваться будете, пожалеете! Работайте! Не стойте столбами!
Машина отъехала. Экспрессивная Соня в след ей вытянула руку и показала средний палец.
  Откуда взялась пожилая, но стройная женщина в длинном платье заляпанном охрой и багрянцем, они и не заметили.
- Мерзните? - спросила она тихо, внимательно глядя на девушек зеленоватыми бездонными глазами.
- А тебе, что за дело? - начала было Линка, но вдруг осеклась, опустила голову и продолжила почти шепотом - мерзнем...
- Не хорошо это. Давно за вами наблюдаю... Вроде девки вы справные и на вид ничего себе... В гости пойдете?
Соня и Жана вопросительно поглядывали то на женщину, то на Линку. Молчали.
- Пойдем, если пригласите - так же тихо ответила последняя.
- Вот и славно... Приглашаю. - повернулась, сделала несколько шагов и вдруг пропала, как и не было ее.
Жанка и Соня не скрывая удивления смотрели на подругу.
- Это кто была такая? - первой нарушила молчание Соня
- А вы не знаете? Не поняли? Не догадались? - скороговоркой затрещала в ответ.
Те отрицательно замотали головами.
- Осень это... Не слышали?

  Небылиц среди проституток ходило не мало, но самая невероятная была про Осень. Многие рассказывали, что видели ее собственными глазами и знали даже девушек, которых она в гости зазывала. Больше их на панели не видел никто, но часто встречали в городе. То есть, вроде их, но совсем других. Чистеньких, что ли... Не опущенных на самое дно. Да, говорили, что Осень готельных к себе не зовет, и тех, что по вызову тоже. Только с трассы или подстенных, которые победней.

- Шо будем делать? - Соня закурила и посмотрела на Лину и Жанну.
- Она всех приглашала, но кто не хочет, может не идти - овтетила Лина и тоже закурила.
- А ты пойдешь?
- Да! Не раздумывая! Такое раз в жизни бывает!
- Не боишься?
- Чего? Да и что может быть страшнее того, что сейчас? Ты забыла, Сонька, как беззубой ходила после "Субботника" и во сколько тебе теперешние зубы обошлись? А трипачек? А вши лобковые?
Соня опустила голову, смяла и выбросила только начатую сигарету.
- А ты? - Лина обратилась к Жане. - Сколько раз с побоями ходила? А с машины на полном ходу кого выбрасывали? А гепатит, толком не залеченный? Думаешь я не знаю?
Жанка вспыхнула как спичка и тоже опустила глаза.
- Вы как хотите, а я пойду. Вот только знать бы куда...
- Да, кстати, а куда идти то?
- Да, куда?
- Сама не знаю. Но как то другие ходили и мы дойдем.

  Не молодая, но резвая кобыла, врямя от времени потрясая длинной гривой, легко тащила легкую, низенькую подводу, на современных колесах с полуспущенными (что бы меньше трясло) шинами. Правил кобылой старичок с всклоченной бородкой и неровно подстриженными усами. Не заезжая на заправку он остановил лошадь и приподнявшись громко крикнул:
- Эй, это вы приглашенные?
- Мы!
- Мы!
- Мы!
Хором отозвались девушки.
- Так чего ждем? 
Те оторвались от стены и прибавляя шаг направились к дороге. 
Подвода была устелена сеном и накрыта какой то рогожей, на которую и уселись подружки.
Старик хлестнул вожжами по лоснящейся спине кобылы и та тронувшись затрусила мелкой рысцой.
Вскоре с трассы свернули на проселочную. Ехали долго. Стрик что то тихо напевал себе под нос, время от времени взмахивая хлыстом над лошадкой, но не бил, а прикрикивал: "Эх...залетная". К тому времени, когда подъехали к лесу, девушки, все три, уже крепко спали. Казалось и холодно им не было, разомлели, порозовели...
Из леса, на встречу, вышел некто совсем странный - козлоногий, с длинной седой бородой и витыми рогами на голове. Однако на вид он был вовсе не страшным, а скорее забавным.
- Ты, Егорыч? - выкрикнул он обращаясь к кучеру.
- Я! Кто же еще?
- Поспеши! Хозяйка заждалась. - и отошел в сторону давая подводе проехать.
  Лишь только въехали в лес, с подводой произошла метаморфоза. Меняясь на глазах она превратилась в роскошную карету на оббитых бархатом сиденьях которой полулежа спали три девушки, а на облучке восседал уже не старичок, в средних лет, но моложавый мужчина, в высоких сапогах, камзоле и огромном фиолетовом берете. Три больших совы взлетели с веток и полетели наперед, как видно, сообщить, что гости уже близко. Кобыла почти не изменилась, но рядом с ней в упряжке вдруг оказался вороной жеребец, с такой же как и у кобылы длиной, густой гривой. Вместе они пустились аллюром, более подобным иноходи и вскоре, вдалеке стали видны огоньки в окошках красивого, двухэтажного сруба. Возле него карета и остановилась.
Кучер спрыгнул с облучка и отворил дверь.
- Приехали, красавицы. Выходите.
Девушки проснулись как то все сразу и удивленно озираясь по очереди вышли ступив на подернутую приморозью траву. От куда то сбоку к ним подбежала верткая, худенькая старушка и запричитала:
- Ох... Нельзя.. нельзя так... Срам какой... За мной... Идите за мной...
И подхватив под руки Жанку и Соню повела к одному из пристроенных флигельков. Лина пошла следом.
  Горница была просторная. Свечи, в стоящих тут и там канделябрах ярко освещали светлые бревна стен и наполняли помещение каким то незнакомым, слегка дурманящим ароматом.
- Снимайте! Снимайте с себя стыд этот - строго заговорила старушка. - Ишь чего придумали... Голые колени... Да снимайте же! И не бойтесь, здесь нет кавалеров.
Девушки переглянулись и стали привычно раздеваться.
- Вот... так... Не стесняйтесь - не замолкала старушка
- Да кто стесняется? - тихо отозвалась Жанка - Тоже мне невидаль - голая проститутка..
- Молчи... молчи. Сейчас в баньке вас отпарю, отмою... - не унималась бабка.
  Банька действительно была знатная. Куда им, современным саунам с булыжниками на железных печках и похотливыми взглядами клиентов... Срубленная как видно настоящими мастерами она как бы дышала чистотой и здоровьем. Большая каменка пылала жаром, когда девушки в длинных белых рубахах, перейдя через дворик вошли внутрь. Бабка не отставала. 
- Ну, вот... Щас... - зачерпнула кваса и плеснула на камни. 
Густой горячий пар заполнил помещение.
- На полочки... Ложитесь на полочки... щас я веники запарю, а вы отогревайтесь...

  Из бани девушек, все та же старушка повела на второй этаж флигеля. Каждую в отдельную комнату, где на высокой вешалке висели платья, фасона конца позапрошлого века, а рядом были разложены панталоны, чулки, корсеты, туфли.
  Через четверть часа, спустившись в горницу девушки не узнали друг друга. 
- Ну вот. совсем другое дело - довольно улыбнулась старушка. - Теперь можно и к хозяйке.

  В светлице дома тоже горели поленья в очаге и свечи в подсвечниках и канделябрах. На стене висела лютня, а возле огня на низеньком пуфике сидела хозяйка с книгою в руках. Одета она была в то же платье, на правом плече которого сверкала большая брошь из янтаря, в виде кленового листа.
- А... Вот и вы.... - Поднялась и прошла к столу.
Девушки невольно залюбовались осанкой и формами уже не молодой женщины.
- Прошу, садитесь к столу.
Неизвестно откуда взявшиеся молодые люди в широких рубахах темно зеленого бархата с огромными белыми воротниками, отодвинули стулья и придвинули, помогая девушкам усесться.
- Сейчас будем ужинать.
Хозяйка позвонила маленьким звоночком и из открывшихся дверей вышло несколько человек несущих на подносах что то не знакомое, но до того вкусно пахнущее, что у девушек свело желудки.
- Прошу... Угощайтесь. Вина? Меда?
- Спасибо хозяйка... А можно мне спросить? - прошептала Лина.
- Спрашивай девочка.- женщина улыбнулась. 
- За что нам такая честь? Кто мы есть такие, что бы сама Осень пригласила нас в гости?
- Есть за что - ответила хозяйка согнав улыбку. Ты, Лина... Да какая там Лина... Таня... Так кажется при крещении?
Девушки улыбнувшись смотрели на вдруг зардевшуюся подружку.
- Помнишь теплотрассу? Помнишь умирающую старую бомжиху? Помнишь как отдала последние деньги в аптеке?
- Но я... Но это...
- Вижу. Помнишь... и я не забыла. Это было как раз на Покров... А ты - обратилась к Соне.
- Я...Я Софья... Так и есть... Так и назвали..
- Знаю - улыбнулась - Ты Софья. Молоденькая медсестра, только закончившая мед училище...
- Но я не для наживы украла те лекарства! - по щеке девушки побежала слеза
- Знаю и помню. Старик, одинокий сосед из соседней квартиры, он так и не выжил, но все же протянул еще несколько дней благодаря тем трем ампулам импортного лекарства, которого нет в аптеках... Это было в сентябре... А ты, Жанна...
- Не надо. Я знаю о чем вы скажите...
- Хорошо. Не скажу... Это было в ноябре... Все вы так или иначе заслужили сегодняшний ужин у меня. 
Один из молодых людей откупорил вино и разлил в бокалы.
- Мне нельзя - тихо прошептала Жанна и отодвинула бокал.
- Можно. Уже можно. Нет у тебя никакого гепатита. Так что пей смело. Итак... за что?
- За осень - несмело проговорила Лина - Таня
- За осень...
- За осень... 
Поддержали ее подруги. Хозяйка улыбнулась и первая пригубила бокал.
avatar
ПтичкаBY
Золотой счастливчик
Золотой счастливчик

Сообщения : 4727

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор Лилёша в Вт Сен 04, 2018 1:30 am

134942 kiss

___________________________________________________

Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem
avatar
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы :
Сообщения : 27935
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор ПтичкаBY в Вт Сен 04, 2018 2:53 pm

ЗЕРКАЛО 

Часть первая


По-зимнему короткий день отгорел. Сумерки падали на город вместе с безразличными, ленивыми снежинками. Холодные, редкие хлопья кружились, слетая с небес, чтобы тут же быть растоптанными праздно шатающейся толпой. Впрочем, это им было безразлично. Чего еще ждать от людей? В городской суматохе царило то приподнятое настроение, которое бывает только перед Новым годом. Ну и что, что кто-то свалится со стула и продолжит праздник под столом так и не дождавшись вожделенного боя курантов, а кто-то заснет, уткнувшись рожей в оливье - такой же неизменный атрибут, как и собственно елка. Это позже страдающая повышенным самомнением стерва хлестнет по морде местного Казановы кистью винограда, и тут же поплатится, улетая в угол с явными признаками образовывающегося фингала под глазом, а невыспавшийся, злой и усталый медэксперт из опергруппы, натянув резиновые перчатки вытащит из тела окровавленную отвертку и приложит к делу, как орудие преступления... Все это потом. А сейчас девушки с кислыми, дежурными улыбками заворачивают в яркие, цветастые обложки и, завязав неизменно желтой бумажной лентой, подают счастливым покупателям новогодние подарки, а в бакалейном отделе не совсем трезвые грузчики, матерясь сквозь зубы, подают все новые и новые ящики с водкой очень подозрительного качества. Конечно же, сегодня она разойдется... Уж такой день. Так или иначе, но к закрытию магазинов движение спало. Редкие, еще не затаренные прохожие, торопились успеть отхватить хоть что-нибудь на свои кровные, а отхватив довольные убегали, чтобы поскорее одеть истоптанные тапочки и занять самое удобное место перед телевизором.
Она не спеша брела по стремительно пустеющей улице. Спешить некуда. Никто не ждал ее в том крохотном помещении с тесной кухонькой и совмещенным санузлом, которое по недоразумению называют квартирой. Предпраздничная суета ее не касалась. Сложись все иначе, и она выстаивала бы бесконечные очереди в надежде заполучить кусок "Краковской" или чего-то бесформенного и безвкусного, гордо называющегося "зельц". Но нет. Это ей вовсе ни к чему... Без зависти смотрела она вслед до предела нагруженным теткам, и предательская слезинка... Или может это просто колкий ветерок? Кто знает? Может... А может, и нет… 
Свернув с освещенной разноцветными рекламами улицы во двор, она прошла мимо припаркованных блестящих иномарок и потрепанных Жигулей и Москвичей к своему подъезду. Тоскливо посмотрела на панель никогда не работавшего домофона, с трудом открыла вечно клинившую железную дверь, саркастически улыбнулась прожженной сигаретами кнопке лифта, и стала подниматься по ступенькам на свой седьмой этаж. Квартира встретила ее зыбким светом окна и теплом. Щелкнул выключатель. Комнату залил мягкий с зеленоватым оттенком свет. Женщина не спеша разделась, почти донага, не задергивая гардины, несколько раз прошлась мимо окна - пусть маньяк с подзорной трубой из соседнего дома порадуется! Набросила легкий халатик и присела на диван. - Нет... Так не годится! - сама себе сказала она. - Хоть какой, но праздник! Поднялась, прошла на кухню. Из крана потекла вода. Несколько раз хлопнула дверца холодильника, забрякала посуда. Буквально через полчаса на стол, покрытый новой скатертью, была выставлена какая-то нехитрая снедь, бутылка красного вина и... почему-то две свечи в старых бронзовых подсвечниках.
- Ну вот, уже лучше! - женщина посмотрела на большие напольные старые - престарые часы, махнула рукой и, вынув из комода большое махровое полотенце, скрылась за дверью ванной.
До полночи оставалось не больше часа, когда она вся раскрасневшаяся от горячей воды и светившаяся простой женской чистотой сидела, расчесывая длинные волосы. В дверь позвонили, женщина вздрогнула. Сердце вдруг забилось сильнее... 
- Кто бы это? - спросила себя и вышла в коридорчик.
В глазок была видна площадка, на ней двое мужчин в форме доставки какой-то транспортной фирмы, а рядом с ними что-то большое, обёрнутое парусиной. 
- Кто там? - громко спросила.
- Доставка! Вам груз. Примите!
- Но я ничего не жду!
- Октябрьская, сорок восемь? Квартира двадцать один?
- Да...
- Сорокина Нина Васильевна?
- Да...
- Женщина, не морочьте голову! Примите груз! У нас тоже семьи.
Нина, набросив цепочку, приоткрыла дверь.
- Что нужно сделать?
- Вот, распишитесь, что приняли. Да... Здесь... И... Хозяйка... Седьмой этаж, без лифта... Надо бы...
- Женщина вернулась в комнату, вынула из сумочки кошелек.
- Сколько?
- На бутылку, если не жалко...
- Какое там жалко...
Отсчитала, протянула одному из мужчин.
- Вот, возьмите. А что это? - указала на упаковку.
- Спасибо, хозяйка! Дай Бог тебе здоровья! А это... Да кто его знает!
Рабочие развернулись и ушли. Было слышно, как они спускаются по ступенькам и громко спорят о том, какой круглосуточный ближе. Нина вышла на площадку, обошла завернутый предмет, обхватила его руками и потащила в комнату. Было тяжело и неудобно, но так или иначе, ей всё-таки удалось втащить это и поставить посреди комнаты. Разрезав стягивающие верёвки, женщина сняла парусину. Зеркало... Но какое! В рост человека стекло покоилось в толстой мельхиоровой раме, которая в свою очередь крепилась к подставке темного дерева с резными ножками в виде когтистых птичьих лап.
- Боже мой! Да что же это? - только и сказала Нина присев на диван, не отводя взгляда от чудесной вещи. - И откуда? Кто и зачем?
В старых часах что-то заскрежетало, и тихий низкий звон поплыл по комнате. 
- Ну вот... Половина двенадцатого... Все подождет! Пора провожать старый год!
Вино оказалось сладким и очень вкусным. Нина редко выпивала и знатоком напитков уж никак не была. Но это вино ей понравилось, и она долила бокал доверху.
- Ну что ж... Вспоминать - нечего. И жалеть нечего... Как и не было года... И Бог с ним!
Отпила пару глотков, порылась в сумочке, вынула пачку сигарет. Закурила. Включила телевизор. 
" …ите поздравить всех граждан страны, весь народ..."
- Ужас! Каждый год одно и то же...
В телевизоре заиграл гимн. Часы в комнате фыркнули и стали отбивать полночь.
- Ну, Нинка, с Новым годом тебя! - отхлебнула из бокала, затянулась горьким дымом. Слеза... снова она... Предательница!
Нервно выключила телевизор. Разложила диван. Достала свежее белье. 
- ... Нечего тут праздновать... Спать!
Нина легла, укрылась с головой и закрыла глаза. Может с непривычки от выпитого, может просто устала, но в сон провалилась моментально. Устала от работы, от жизни, от безысходности... Легкое марево закружило, позвало за собой, поманило... Снилось что-то хорошее, доброе... Что-то обещающее перемены и ... может быть счастье. Простое, неприхотливое женское счастье...
Нет. Никакого звука не было. И движения тоже не было... Но что-то разбудило Нину. Как будто в комнате кто-то был. В окно лился тусклый ночной полумрак. От него не становилось светлее, скорее наоборот. Знакомые предметы становились непонятными, таинственными. Их едва различимые очертания никак не походили на обычный комод или стол. Ну да, игра воображения...
Женщина села, укрыв ноги одеялом. 
- Что же это? - тихо проговорила. - Такого мне только не хватало... Нервы расшатались, что ли?
Тут ее внимание привлекло новое обстоятельство. Зеркало. Сначала оно ничем не отличалось от прочих предметов, но вот в глубине его появился свет... Медленно, почти незаметно... Сначала просто обозначились контуры стекла, потом оно загорелось каким-то зыбким, всё усиливающимся сиянием. Вот уже отчетливо видна мельхиоровая рама и вытесненные на ней замысловатые, неведомые цветы. Какое-то неуловимое движение вдруг проснулось в зазеркальной глубине. Нет, глазами этого не рассмотреть, но Нина чувствовала, что там что-то происходит и не боялась этого. Постепенно голубой туман заполнил комнату, стали отчетливо различаться предметы, а свет становился всё ярче. Нина, замерев, сидела и смотрела. Но, как ни старалась, она так и не заметила, когда и откуда в комнате появился мужчина.
- Ах... Прошу прощения! Леди в неглиже... - промолвил он приятным баритоном и отвернулся.
Нина потянулась к стулу стоящему возле дивана, взяла халатик и накинула на себя, при этом чуть выше подтянув одеяло.
- Вы... Вы кто?
- О... Только не пугайтесь, леди! Я не причиню вам вреда.
- Но откуда вы взялись? Из зеркала? Да?
Мужчина внимательно посмотрел на Нину, потом взглянул на зеркало.
- Ах, это? Это просто дверь.
- Дверь? Куда?
Ну да, дверь. В... Да в куда угодно! Но может вы, леди, все же подниметесь с постели? - мужчина снова отвернулся.
Нина мигом соскочила с дивана, запахнула халатик и машинально поправила волосы.
- И чего же вы хотите от меня? - она сама удивилась, как спокойно прозвучал ее голос. Впрочем, никакого волнения и не было. Ей нравился этот непрошеный гость. Невысокий, плотный, в каком-то странном камзоле и высоких сапогах. 
- О, совсем немного! - весело улыбнулся. - Именно немного вашего времени. Я постараюсь быть не скучным и не надоедливым...
На лице у Нины застыл немой вопрос.
avatar
ПтичкаBY
Золотой счастливчик
Золотой счастливчик

Сообщения : 4727

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор ПтичкаBY в Вт Сен 04, 2018 2:54 pm

ЗЕРКАЛО

 Часть вторая


- Давайте я по порядку вам все объясню. Мы с вами соседи. Как бы это точнее... Мы живем в одном времени, но в разных измерениях. Есть и такие, что живут в одном измерении, но в разное время. Но это не важно. Так вот, есть места, где наши миры соприкасаются, пересекаются... Называйте, как хотите, но таких мест очень немного, и они в силу своего географического расположения весьма недоступны. Тем не менее, есть немало способов путешествовать в бесконечности миров. И вот эта дверь - один из них. 
- А я? Причем тут я?
- Ну, это просто... - Мужчина на миг смутился. - Я давно наблюдаю за вами, леди. И... И вы мне понравились...
- Всего-то? - женщина горько усмехнулась. 
- Ну, да! Что же тут особенного? Видите ли, наука, которая у вас называется магией, здесь как-то не в чести... Зато у нас она развивалась на протяжении тысячелетий и развивается сейчас. Говоря техническим языком, есть инструменты, посредством которых, мы можем наблюдать жизнь в очень многих измерениях. Вспомните стеклянный шар, с заснеженным домиком внутри, который вы купили случайно, прямо на улице... Или зеркальце, которое висит у вас на работе... Колечко с камушком, подаренное вам старой цыганкой...
Нина непроизвольно нащупала кольцо на безымянном пальце левой руки.
- И через эти предметы вы можете видеть?
- Да...
- Но... - голос женщины поднялся до негодующего. - Но это... Я ведь не снимаю его и в ванной... 
- Вот именно! - самодовольно и весело ответил мужчина. Нина вконец смутилась.
- Ну что вы! Я не посмел бы... Конечно же, я не смотрел... 
- Да, все равно... - махнула рукой. - Какой мне ущерб от этого? Ну, и что дальше?
- А дальше все просто. Я послал к вам дверь перехода. И вот я здесь!
- Зачем?
- Но ведь сегодняшняя ночь немного волшебная, не правда ли? И я хочу попытаться скрасить несколько часов этой ночи, пригласив вас в путешествие.
- В путешествие? Куда?
- А это куда вы пожелаете! 
- А я никуда не желаю! - голос Нины был решительный. - Я сама приглашаю вас... К себе в гости. Прошу к столу!
Она метнулась на кухню и через минуту на столе появилась куча всевозможных тарелок и тарелочек. Вино давно стояло откупоренное.
- О... С большим удовольствием! - мужчина скинул камзол, расстегнул верхние застежки на рубахе.
Выпили за Новый год. Потом за знакомство. Потом на брудершафт, и перешли на "ты".
Нина подошла к стоящему на небольшом столике проигрывателю. Игла коснулась винила, в динамике тихо зашипело.
- Tombe la neige.
Tu ne viendras pas ce soir
Tombe la neige.
Et mon coeur s’habille de noir, -
затянул Сальватор Адамо. Антон - так назвался мужчина, поднялся, подошел к Нине и, поклонившись, протянул руку. Они медленно кружились по комнате, как снежинки, о которых пел Сальватор. Антон, обняв Нину за талию, другой рукой перебирал её волосы. Голубой полумрак, выпитое вино, тихая музыка... И этот красивый, галантный мужчина...Будто во сне…
Ce soyeux cortege,
Tout en larmes blanches.
L’oiseau sur la branche
Pleure le sortilege.
Поцелуй был настолько долгожданным, как и неловким. Смутились, рассмеялись...
“Tu ne viendras pas ce soir”,
Me crie mon desespoir
Mais tombe la neige,
Impassible manege.
Музыка все плыла по комнате... 
Потом они сидели на диване. Антон много рассказывал о своем мире, о других мирах. Нина с интересом слушала, иногда переспрашивая или что-то уточняя. Часы пробили четыре. Голубой туман стал меркнуть. Антон заспешил. Надел камзол, поклонился, целуя руку хозяйке, шагнул к зеркалу и... исчез. Да и само зеркало стало таять, растворяясь в пространстве...
Одна... Снова одна в этих опостылевших стенах. Нина неожиданно для самой себя расплакалась. 
- Боже мой! Дура! Какая дура! Ведь он приходил за мной... За мной! А я... Идиотка!
Закурила, сделав две затяжки, скомкала сигарету и бросила в пепельницу. 
- Один шанс. Всего один шанс был выбраться с этой проклятой дыры. Упустила... Как глупая школьница... Побоялась. Чего? И что бы я потеряла? Но, боже мой, как он красив! И как любезен, обходителен! Ох, дура ты, Нинка, дура... 
Неприветливое серое утро пробивалось в окно. Где-то там внизу высыпали на улицу редкие ранние прохожие, спешившие в основном в магазины купить чего-нибудь от похмелья...
Первое января. Нина уже не один час бесцельно бродила по опустевшему городу. Снежинки мягко опускались ей на ресницы и, растаяв, стекали по щекам. Бессонная ночь отзывалась легким шумом в голове, от выпитого чуть подташнивало. Морозный воздух обжигал горло, проникал глубоко в грудь... Не слышала, не обращала внимания... Все это было не важно.
Завизжали тормоза.
- Ты куда прешь, курица! - раскрасневшаяся рожа высунулась из дорогой машины. Потом пошла тирада. Вспомнились почти все родственники, как близкие, вроде матери, так и подальше. Нина отсутствующим взглядом окинула водителя.
- Да пошел ты! - процедила сквозь зубы и отвернулась, собираясь идти дальше. Но вдруг очнулась, почувствовав, что замерзла. Даже не так, не просто замерзла - заледенела! Она не ощущала ног, дышать почему-то стало трудно... Огляделась... До дома не близко. И хоть бы какое-нибудь завалящее такси! Пошла пешком. Вот уже и подъезд... Как трудно даются эти последние метры... Железная, с заскоками дверь, сменяющие друг друга лестничные пролеты... Фу... наконец-то...
Не раздеваясь, Нина прошла в ванную комнату и открыла горячую воду. Тугая струя ринулась из крана, заполняя ванну.
В комнате все оставалось, как было с ночи. Надев привычный халатик, женщина стала собирать со стола остатки ночного пиршества. Под ложечкой сладко засосало... 
Отогреться в ванной не удалось. Весь день Нина чувствовала озноб, а к вечеру ее уже колотило по-настоящему.
- Да где же этот градусник? - порылась в ящике тумбочки. Градусника не нашлось, но неожиданно нашелся парацетамол. Это обнадежило. Но как выяснилось напрасно... Даже закутавшись в теплое одеяло Нина не почувствовала себя лучше. Согреться не удавалось никак. Голова кружилась. Откуда-то доносились голоса, всплывали и вновь растворялись нечеткие образы. Тяжелый, неспокойный сон сомкнул ей веки, но облегчения не принес.
Нина проснулась от того, что было трудно дышать. В комнате было темно. Который час – определить сложно. Судорожно хватая ртом воздух, она попыталась встать, но не смогла. Попробовала еще раз. Нет... Собрав последние силы, дотянулась до бутылки с минералкой, которую всегда ставила возле дивана. Открутила пробку, глотнула. Вода смягчила пересохшее горло. Нина снова попыталась встать, и ей это почти удалось, но пол почему-то провалился под ногами, и все померкло.
Очнулась от прикосновения чьих-то рук... С трудом открыла глаза. Первое, что она увидела - зеркало. Оно стояло там же, где и вчера. Светлый голубой туман освещал комнату. Нина лежала на диване. В ногах у нее с озабоченным видом сидел Антон, а рядом стоял какой-то седобородый человек в очках. Склонившись над Ниной, он приставил длинную с раструбом трубку к её груди и что-то внимательно выслушивал. Выпрямился, покачал головой и, молча, подошел к стулу, на котором стоял дивного вида саквояж. Из саквояжа были извлечены какие-то бутылочки, коробочки... Мужчина долго колдовал, смешивая в широкой чашке всякие настои и порошки, потом поднес это Нине.
- Пей, - произнёс он скрипучим старческим голосом.
Нина послушно выпила содержимое. Оно оказалось горьким и противным. Потянулась за водой, чтобы запить, но старик не позволил.
- Ложись на живот, - все так же сварливо скомандовал он.
Антон помог Нине перевернуться, а лекарь тем временем достал из саквояжа... обыкновенные лечебные банки. В руках у него вспыхнул маленький факел, комната осветилась красным светом. Вздрогнули тени и заплясали на стене. Что-то резко опустилось на спину женщины. Стянуло кожу. Снова, снова... Нине ставили банки впервые. Раньше ничего подобного она не испытывала.
- Лежи, не дергайся! - шипел старик, - больно не будет.
Потом Нину укутали одеялом. 
Сидели молча. Прошло минут десять.
- Ну-с, посмотрим, что тут у нас... - лекарь скинул одеяло и осторожно начал снимать банки.
- Хорошо! Очень хорошо! - в его голосе слышалось удовлетворение. - Завтра с постели не вставать. Из дому не выходить.
И уже обращаясь к Антону:
- Ну что ж, господин лесничий, я тут больше не нужен.
Собрал саквояж и, шагнув к зеркалу, растворился. Антон остался с больной.
Нине полегчало практически сразу, и она бодро попыталась встать с дивана.
- Нет-нет! Ни в коем случае! - Антон чуть ли не насильно уложил ее обратно и укутал одеялом. Лежи!
avatar
ПтичкаBY
Золотой счастливчик
Золотой счастливчик

Сообщения : 4727

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор Лилёша в Вт Сен 04, 2018 8:04 pm

good good good kiss

___________________________________________________

Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem
avatar
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы :
Сообщения : 27935
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор ПтичкаBY в Вт Сен 04, 2018 8:35 pm

ЗЕРКАЛО 
Часть третья


- А кто это был?
- Лекарь. Самый лучший. Придворный.
- Придворный?
- Ну да! Разве я не говорил тебе, что у нас королевство?
- Нет... А как он тебя назвал? Лесничий?
- Да. Я главный лесничий Его величества!
- Вот как! Интересно!
- Ну... В некоторой степени...
- А что со мной?
- Ты простудилась. Очень сильно. Когда я увидел это, то попросил Его величество отпустить со мной сюда его лекаря.
- Понятно... И что дальше?
- Ничего. Он оставил лекарства. Они быстро поднимут тебя на ноги.
К этому времени голубой туман начал таять, и зеркало растворилось в пространстве.
- Ой... Зеркала не стало!
- Я вижу.
- А как же ты?
- Ну как я могу бросить тебя одну? Я останусь... Не прогонишь?
Нина слабо улыбнулась.
Насколько Антон был предупредительным и заботливым, настолько же настойчивым и непреклонным! Напрасно Нина плевалась и отмахивалась от лекарств. Под неусыпным вниманием лесничего ей пришлось принять их все до единого. Три дня... Всего три дня, и от былой болезни не осталось и следа!
Конечно, Нина позвонила на работу и отпросилась, ссылаясь на болезнь. Впрочем, в эти праздничные дни работы в конторе практически не было...
Благодаря заботам Антона, на третий день женщина почувствовала себя настолько хорошо, что смогла встать с постели и окружить вниманием своего гостя. Что-то вкусное готовила, доставала какие-то запасы, угощала, как могла!
Это днем. А потом Антон сидел рядом, гладил волосы, целовал губы... Было приятно и непривычно.
Зеркало появилось неожиданно... Нина и Антон лежали на диване, когда комнату вдруг заволокло голубым туманом. 
- Что это?
- Открывается переход - я понадобился королю. Итак... Ты со мной?
Нина даже не попыталась сделать вид, что колеблется. Быстро встала, оделась. Поправляя Антону ворот рубахи, и подавая камзол, спросила:
- Какая у вас там погода? 
- У нас не бывает так холодно... Одевайся, как осенью. 
Открыв шкаф, Нина выбрала шерстяную юбку, тёмно-бордовый мохеровый свитер, накинула куртку и взяла в руки мягкий шарф. Антон оглядел ее и довольно улыбнулся.
- Ну, давай руку!
Полет был не долгий, но настолько стремительный, что у Нины перехватило дыхание. Они оказались в большой, очень большой комнате, где в камине пылали поленья. Обшитые полированным тисом стены тускло отражали отблески огня. Меж толстыми дубовыми балками потолка виднелись какие-то орнаменты из искусно нарисованных листьев и цветов. За окнами - сад или парк тонул в зелени.
Из комнаты на второй этаж вела деревянная витая лестница. У стены стояло знакомое зеркало с двумя канделябрами по бокам.
Массивная, окованная медью входная дверь, была чуть приоткрыта, и в эту щель проникал сладкий аромат цветов, каких Нина не знала.
- Вот, осматривайся, устраивайся. Сегодня из парка не выходи. Нет, конечно, ничего плохого не произойдет, но ты можешь заблудиться. Я живу не совсем в городе. Или вернее совсем не в городе... Да и городов настолько больших у нас нет. До поместья моего ближайшего соседа не близко... Я буду к вечеру. 
Антон громко хлопнул в ладоши, небольшая скрытая в стене дверь беззвучно открылась. В комнату вошел высокий, бритый, пожилой человек. 
- Я вас слушаю, господин Антиуан.
- Бризе, это леди Нина, моя гостья. Очень важная гостья! 
- Я понял, господин.
- Нина, это Бризе. Мой дворецкий и... Очень близкий мне человек. Он поможет тебе разобраться что тут и к чему, а также познакомит со слугами и твоей горничной.
- Даже так? И... Антиуан?
- Да... Но тебе трудно произносить. И потому – Антон, - лесничий улыбнулся. - До вечера, дорогая!
Тяжелая дверь легко отворилась, и хозяин усадьбы ушел в аромат сада. Или парка.

- Госпожа желает осмотреть дом? - дворецкий подошел ближе.
- Да, если можно, господин... - замялась.
- Бризе, - подсказал дворецкий.
- Да... Бризе. Господин Бризе.
- Тогда давайте сначала выйдем. Вы сможете полюбоваться домом снаружи.
- Да, конечно, - Нина чувствовала себя неловко.
Дом был просторным каменным зданием, в два этажа, стены которого сплошь были увиты плющом. С крышей из красной черепицы, с башенками и балконами, он казался сказочным живым существом.
Шагах в тридцати от него был другой дом - одноэтажный, но длинный. Как объяснил дворецкий, там жила прислуга, а также находилась кухня. За большим домом виднелись еще постройки, теряющиеся в пышной зелени сада.
- Да... Впечатляет… - Нина не скрывала восторга.
- Тогда пойдемте в дом.
Бризе долго водил гостью по второму этажу показывая залы и спальни, библиотеку и обсерваторию с огромным телескопом.
- Вот здесь кабинет господина Антиуана, а вот и ваши покои, госпожа. - Бризе открыл дверь и пропустил Нину вперед.
- Три комнаты. Спальня, прихожая и кабинет к вашим услугам. 
В одной из комнат ее ждала среднего возраста невысокая пышечка.
- Это - леди Нина, Лисия, гостья хозяина. - Женщина вежливо поклонилась. - Это - Лисия, ваша горничная, леди, – продолжил Бризе. 
- Мне очень приятно, Лисия! - Нина подошла и подала руку женщине. Та неуверенно пожала ее.
- Я вас покину, леди. Дела по дому обязывают, - с этими словами дворецкий удалился. Женщины остались одни.
- Я, правда, очень рада вам, леди Лисия!
- Нет-нет... Просто Лисия.
- Ах... я не понимаю этого! Да и ни к чему... Я многого не понимаю, но надеюсь, вы мне поможете?
- Для того я и здесь, леди, - горничная снова поклонилась.
- Расскажите мне о господине Антиуане...
- Что же вы хотите знать, госпожа?
- Все! Что он за человек? Как живет, с кем дружит...
- О... Наш господин довольно замкнут и друзей у него, скорее всего, нет. Он редко ходит в гости и у себя почти никого не принимает. 
- Что так?
- Мне трудно сказать вам. Но была какая-то история, связанная с женщиной. Да, именно... Неразделенная любовь, или что-то в этом роде. И та женщина выставила его в дурном свете, посмеялась над ним... Но подробностей я не знаю. Да и было это очень давно...
- И с тех пор в доме не было женщин?
- Почему... Конечно, были. Но, то были не те женщины. Просто танцовщицы или массажистки. Они уделяли господину внимание, получали плату и уходили, - горничная с интересом взглянула на Нину. Та поняла взгляд.
- Нет, я не массажистка и не танцовщица, - бросила почти сердито.
- Ну что вы, леди! Я и не подумала даже! Прошу простить меня!
- Да ничего, - Нина махнула рукой, - все хорошо. 
- Чем я еще могу помочь госпоже?
- Ничем. Я, пожалуй, прогуляюсь по парку.
- Да, конечно. Обед у нас в три часа, так что у вас еще есть время.
- Вот и замечательно.

Парк, как видно, никогда не знал руки садовника. И это к лучшему. Он был естественным, но очень чистым. Узкие тропинки, посыпанные белым песком, извивались между деревьями, пересекались и разбегались в разные стороны. Кое-где между деревьями или под раскидистыми кустами стояли простые грубо сработанные лавочки. Невдалеке слышался шум воды, и Нина пошла на этот звук. Деревья расступались и редели, и вот перед взором женщины открылась маленькая речушка, воды которой спадали здесь водопадом с небольшой, метров пяти каменной глыбы в круглое почти правильной формы озерцо. В месте падения вода бурлила и пенилась, но по мере отступления успокаивалась и становилась почти недвижимой гладью. Истока из озерца видно не было. 
- Наверное, существует подземная река, - подумала Нина.
Среди зарослей тростника Нина обнаружила старую корягу, села на неё и задумалась, глядя на воду. Вода успокаивала. Помогала собраться с мыслями.
- Что я тут делаю? - промелькнуло в голове. - Что я делаю в этом чужом мире? Хотя, почему чужом? Здесь все так же, как и у нас, только чище. Так же светит солнце, и растут деревья. Трава зеленая, а небо синее... Воздух... Ну да, воздух напоен ароматами цветов. Но откуда мне знать, какой воздух у нас, вдалеке от городов? Может он тоже благоухает ароматом цветов. Но этот дом, прислуга, поместье... Кто я тут? Гостья? Пленница? Фу, какие глупости... Может будущая хозяйка? - Нина вздрогнула от этой мысли. – Ну, это уже слишком! Тоже мне, раскатала губу...
Торопливые шаги оторвали ее от размышлений. Со стороны дома к ней подбегал мальчик лет семи.
- Госпожа! Госпожа! - еще издали закричал он. - Мама послала меня за вами!
- А кто твоя мама, дитя? - спросила Нина, погладив подбежавшего мальчугана по голове.
- О, госпожа не знает? - удивился мальчик. - Она повар! Самый лучший! 
- Несомненно!
- Вот! Мама просила позвать вас, чтобы спросить, не желаете ли вы к обеду чего-то особенного?
- Нет, скорее всего, не желаю! Вот мы с тобой пойдем сейчас и скажем это твоей маме...
- Э нет, госпожа! - ответил мальчишка, ныряя в осоку и доставая оттуда самую обыкновенную удочку и коробочку с наживкой.
- Если я вернусь, мама ни за что не отпустит меня сюда. А так, я уже здесь, вот и наловлю рыбы. Мама поджарит ее к ужину, и вы попробуете, какая она вкусная!
- Ну, спасибо! - Нина рассмеялась.- А не влетит тебе?
- Влетит! Как пить дать! Но это будет потом...
- Что ж, удачи тебе...
Мальчик скорчил недовольную мину.
- Да разве так надо говорить?
- А как же?
- Надо говорить: " Ни хвоста, ни чешуи!" 
- Вот как? Извини, не знала. - С этими словами Нина пошла назад к дому.
На подворье ее встретила молодая красивая женщина.
- Доброго вам дня, леди!
avatar
ПтичкаBY
Золотой счастливчик
Золотой счастливчик

Сообщения : 4727

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор ПтичкаBY в Вт Сен 04, 2018 9:13 pm

ЗЕРКАЛО 

Часть четвертая


- И вам доброго дня.
- Флиина. Я готовлю в поместье.
- Так это ваш тот прелестный малыш?
- Да! - гордо ответила женщина. - Мой и Фландра, конюха господина лесничего.
- Хороший мальчик!
- Какое там, - притворно насупилась Флиина. - Вредный! Но госпожа, я хотела бы знать, чем буду угощать вас сегодня на обед?
- Ничего особенного выдумывать не надо Флиина, пусть будет все как всегда.
- Очень хорошо. Тогда на первое будет черепаший суп. На второе каплун, нашпигованный и запеченный на вертеле, а к нему овощи. А какое вино достать для вас?
- Никакого! Я не хочу вина.
- Тогда напиток из лесных ягод?
- Конечно!
- Вот и замечательно! А что приготовить на ужин?
Нина задумалась.
- А что любит господин Антиуан?
- О... - повариха рассмеялась. - Господин лесничий любит многое. Он вообще любит покушать!
- А какое его самое любимое блюдо?
- Даже не знаю... Может запеченные в мясе кабана грибы...
- А это можно приготовить?
- Конечно! 
- Тогда, если вам не трудно, приготовьте это.
- Как будет угодно, госпожа!
Флиина ушла. Нина тоже пошла к дому. 

Три дня. Три ни на что не похожих дня беззаботности и счастья! По утрам Антон уходил ко двору заниматься лесными делами королевства, но к обеду возвращался. В первый же день он показал Нине город, лежащий милях в десяти от его усадьбы. Шестерка резвых и очень красивых лошадей, запряженных в затейливого вида тарантас, довольно быстро преодолела это расстояние. Город был не высоким, но красивым. Большие двух и трехэтажные, не похожие один на другой дома, были выкрашены в легкие, яркие краски. Полуденное солнце отражалось в прозрачных окнах и витражах, и поэтому город как будто светился изнутри. На каждой из нескольких площадей имелся фонтан.
Здесь не было той вечно куда-то спешащей толпы, характеризующей наши большие города. Напротив, люди на улицах следовали по своим делам не спеша прогуливаясь. Часто останавливались, повстречавшись с кем-нибудь знакомым, и долго беседовали. Перед лавками на открытых витринах были выставлены образцы товаров имеющихся в самих лавках, и если это были фрукты или сладкие напитки, любой мог бесплатно взять на пробу какой-то фрукт или налить себе стаканчик напитка. Но, как заметила Нина, всякий попробовавший, непременно заходил в лавку, чтобы купить то, что ему понравилось, хотя к этому его никто не принуждал. Движение транспорта по городу сводилось к редким тарантасам и повозкам. Изредка можно было увидеть всадника, но были это, как правило, военные, то есть люди в определенной форме и с оружием, которое в свою очередь представляло собой сабли с не слишком длинными клинками, или алебарды на коротких древках. Судя по щегольски украшенной форме, военные принадлежали скорее всего, к королевской гвардии или еще к каким-то элитным подразделениям, созданным вовсе не для боевых действий, а скорее, для украшения двора.
Остановив тарантас возле одной из харчевен, Антон отпустил возницу поразвлечься, выдав ему предварительно несколько монет, а сам повел Нину подкрепиться.
- О! Господин лесничий! - прокричал огромного роста толстяк, неожиданно легко выбегая из-за прилавка. - Как я рад, что вы снова удостоили своим вниманием мою харчевню! 
- Здравствуй, Римот! - ответил Антон - Чем порадуешь сегодня?
- Сюда! Прошу вас сюда! - хозяин белоснежным полотенцем для порядка смахнул что-то с до блеска отполированного небольшого столика, отодвинул стул с высокой спинкой, пригласив жестом Нину. - Здесь вам будет удобно, леди! Ах, господин Антиуан! Как хорошо, что вы зашли именно сегодня! - И уже заговорщическим шепотом, - мне вчера привезли оленя. Да-да! Не удивляйтесь! 
- Чего же мне удивляться, если я самолично выписывал лицензию на его отстрел? - улыбнулся Антон.
- Ну да, Ну да... Но, вы же не знали, кто именно откупит тушу.
- Знал! Конечно, знал! Как бы ты, старый хитрец, мог упустить такую оказию!
- И, правда, господин лесничий! И, правда! Так подавать?
- Ты еще спрашиваешь? И вели принести вина, того, что в небольших кувшинах, которые спрятаны у тебя в подвале между третьей и четвертой бочками. Да вели плесень с кувшинов не стирать!
- Как можно! Как можно, господин Антиуан! Ох, ну все вы знаете о моем хозяйстве! - наигранно сокрушенно покачал головой и удалился выполнять заказ.
Обед продолжался долго и весело. Никогда Нина не пробовала таких вкусных, хоть с виду и простых, вещей. Антон выпил вина. Она тоже пригубила. Боже мой! Да неужели вино может быть настолько вкусным! Букет незнакомых ароматов и вкус лесных ягод переплелись в своем великолепии. Римот лично подносил все новые и новые угощения. 
- Никогда бы не подумала, что можно так много всего съесть за раз, - улыбаясь, прошептала Антону.
- О, Римот хитрый жук. Его повар лучший в городе. Даже Его величество в дни приемов с застольями приглашает его, чем Римот страшно гордится.
По окончании трапезы Нина и Антон долго гуляли по городу. Он рассказывал ей о людях, об укладе жизни, о дворе и самом короле. Та невнимательно слушала, думая о чем-то своем. 
Вечер тихо опустился на затихающие улицы. Возница ждал, кормя из рук лошадей какими-то сладостями. Домой ехали молча. Нина боялась выплеснуть впечатления. Боялась сравнивать эту сказку с той жизнью, в которую ей предстоит вернуться. Вечером, когда горничная уже приготовила постель, зашел Антон. Он пожелал Нине спокойной ночи, нежно поцеловал и удалился. Погасив свечи, закутавшись в одеяло и уткнувшись в подушку, женщина горько плакала...
Утром другого дня после завтрака, когда Антон уже уехал на службу, Нина, прогуливаясь в парке, встретила сына кухарки.
- Доброго вам дня, леди! - радостно закричал тот.
- И тебе доброго дня! Никак снова сбежал на рыбалку?
- Ага! Мама послала меня за молоком к молочнице, вот я его и принес, тихонько поставил под дверь, а сам сюда!
Нина рассмеялась.
- А ты научишь меня ловить рыбу?
- Конечно! Я, знаете, какой хороший рыбак!
- Догадываюсь...
За разговорами подошли к озеру. Нина оказалась хорошей ученицей и уже через несколько минут золотистого отлива рыбка размером с ладонь, забилась на берегу. К обеду у них был совсем неплохой улов.
После обеда Антон взял Нину за руку и подвел к зеркалу.
- Смотри. Чтобы совершить переход, нужно ясно представить себе то место, куда ты хочешь попасть. Я могу путешествовать по многим измерениям, потому что уже бывал там. Ты пока что можешь пройти со мной. Но побывав однажды, всегда сможешь придти еще. С этими словами он шагнул вперед и потянул за собой Нину.
Было очень тепло. Лазурные волны лениво лизали розовый песок. Огромный красный шар пылал в зените. Чуть поодаль в море уходила изогнутая коса. Тут и там росли невысокие развесистые деревья. Под одним из них был расстелен плед. Вокруг, насколько хватало глаза, простирался все такой же пустынный берег с редкой растительностью.
- Где мы?
- Мы называем этот мир Редия. Здесь только один небольшой материк и несколько островов. Все остальное - океан. Местного населения тут нет, но всегда есть отдыхающие. Хотя по сравнению с целым миром, их настолько мало, что мы с тобой совершенно одни на этом берегу...
- Жаль, я без купальника... - Нина смутилась. В ответ Антон только рассмеялся.
- Я зайду в воду, там, чуть подальше, - сказал он, и не спеша побрел к какому-то густому кусту.
Нина быстро скинула с себя одежду… Теплый, как парное молоко, прибой ласково лизнул ее ступни, икры, ягодицы... Нина медленно погружалась в воду. Пловец из нее был никудышный, и потому на глубину она и не собиралась. Вошла на такую глубину, чтоб вода скрывала грудь, и уверенно чувствовалось дно под ногами. Подплыл Антон. 
- Ну что? Вперёд?!
- Не-а! - Нина завертела головой. - Я не умею!
- Совсем?
- Ну, не совсем, немного могу...
- Ну, тогда подожди, - Антон уверенно поплыл дальше от берега. Нырнул и долго находился под водой. Нина даже испугалась. Но вот его голова показалась на поверхности, и он стал приближаться.
- Вот, возьми! - протянул небольшую ракушку.
Ничего подобного Нина не видела. Вся ракушка переливалась перламутром, светясь в лучах красного солнца.
- Ой, какая красота! Спасибо тебе, дорогой!
- Да не за что! Когда-нибудь ты посмотришь на нее и вспомнишь море и нас...
- Конечно... - Нина вдруг загрустила. Но Антон быстро развеял грусть. Он обнял ее, прижал к себе и поцеловал. Тела коснулись друг друга, сладкий ток пробежал по спине. Горячая волна разлилась по телу. Нина закрыла глаза...
...Они долго лежали на пледе под густой листвой дерева. Какие-то птицы кружили над морем, то камнем падая с высоты, то снова поднимаясь в поднебесье. Потом Нина бродила вдоль линии прибоя, собирая крупинки янтаря и мелкие ракушки. А солнце все стояло в зените.
- Здесь день что, не кончается никогда? - спросила она у своего спутника.
- Не кончается. Редия тем и интересна, что здесь можно попасть и в лето, и в осень, и в суровую зиму. Океан с другой стороны планеты всегда покрыт льдами. И солнца там не бывает.
- Интересно...
- Да, интересно. Но нам пора.
Зеркало образовалось прямо перед ними.
Поместье Антона утопало в ночном мраке. В большой комнате горел камин. У огня сидел дворецкий и ковырял в очаге кочергой. Завидев Антона и Нину, поднялся.
- Как отдохнули, господин Антиуан? - спросил, посмотрев при этом на Нину.
- О, замечательно! 
- Да! Просто чудесно! Ничего подобного я никогда не видела!
Дворецкий понимающе кивнул головой.
- Куда прикажите подавать ужин?
Антон открыл, было, рот, чтобы ответить, но Нина опередила его:
- Ко мне в спальню! И пусть Лисия принесет две новые свечи.
- Непременно! Свечи с ароматом какого растения вы предпочитаете леди?
- Нет, никакого. Пусть они будут просто восковыми.
- Как вам будет угодно. А какое вино подать к ужину?
Нина посмотрела на Антона.
- Я привез от Римота кувшин, пусть будет оно. Леди Нине как будто понравилось.
- Да, изумительный букет!
Дворецкий ухмыльнулся и вышел. 
Лунный свет призрачно освещал комнату. Мягкий луч коснулся украшенных гобеленами стен, и маленького резного столика, и погашенных свечей на нем, и балдахина над постелью, и спящих мужчины и женщины...

Утро третьего дня застало Нину в постели. Боже мой! Ей не хотелось даже на секунду открывать глаза. Перед внутренним взором ее проносились картины вчерашнего дня. И яркое красное солнце, и голубые волны, накатывающиеся на розовый песок, и зеленые ветки дерева под которым был расстелен плед, и огоньки свечей, мерцающие на столике в спальне, и лунный свет, такой таинственный, сказочный.
В комнату вошла горничная.
- Доброго дня вам, леди. Хорошо ли почивалось?
- Ох, Лисия... До чего хорошо! - Нина потянулась, развела руки. Боже мой! До чего хорошо!
- Я рада за вас, госпожа! Вы подниметесь позже?
- Нет, сейчас, - отбросила одеяло. Легко поднялась.
- Вода уже согрета.
- Спасибо. 
- Господин Антиуан ждет вас к завтраку.
- А разве он не поехал ко двору?
- Но сегодня воскресенье, леди!
- Ах... Ну конечно! Как я могла забыть!
После завтрака Антон взял Нину под руку, и они подошли к зеркалу.
Высокая крепостная стена опоясывала город, лежащий у подножья скалистых гор. Караван короткошеих шестиногих, похожих на насекомое вьючных животных, подгоняемый погонщиками, двигался пыльной тропой, направляясь к городским воротам. К стоящим у обочины Антону и Нине, на невообразимо противной твари подъехал богато одетый человек.
- Милость великого Уру над вами! - прокричал он. - Выступая седьмого дня, как велит обычай, из славного Стэрра я поклялся, что если благополучно достигну стен Силириза, то первого, кто встретится мне возле города, одарю щедро! Как счастлив я, что мне встретились сразу и достойный муж, и его прекрасная жена! Пусть этот дар напомнит вам доброго караванбаши
Юмата! Носите эти украшения во славу солнцеподобного Уру и на зависть недоброжелателям! 
С этими словами он подал Антону завёрнутую в шелковый лоскут шкатулку черного дерева. Тот без стеснения открыл ее. Там лежали мужской широкий браслет и ожерелье, выполненные из золота искусными ювелирами.

_________________
avatar
ПтичкаBY
Золотой счастливчик
Золотой счастливчик

Сообщения : 4727

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор ПтичкаBY в Вт Сен 04, 2018 9:41 pm

ЗЕРКАЛО 

Часть пятая


- Я, Антиуан, принимаю твой дар, щедрейший купец! И да приумножится твой товар, и процветает твоя торговля! Оставайся и дальше под милостивым покровительством великого Уру, и да ниспошлет он великие милости тебе и всему твоему роду!
Купец довольно поклонился и отъехал к своему каравану.
- Что это было, дорогой?
- О... Это старый обычай. Здешние купцы, выезжая в другие города, разбросанные далеко один от другого по всему континенту, прилюдно произносят подобные клятвы. И не было еще случая, чтобы они отступились от них. Считается, что чем богаче подарок, тем лучше пойдет торговля. Но чего же мы стоим? Идем, я покажу тебе Силизар. 
- Этот город?
- Да. 
Узкие улочки, окруженные бесконечными глинобитными стенами домов и заборов, переплетались лабиринтом, но неизменно вели к площадям, на которых располагались базары. Лавки, лотки, или просто развалы с разнообразными товарами не оставляли, казалось бы, места даже для прохода между ними. Торговцы наперебой громко расхваливали свой товар, демонстрируя его красоту и качество. Гул стоял невообразимый. Но чего тут только не было! Казалось все, что мыслимо было произвести во всех вселенных, находилось здесь. 
- Как Базар на Деве, - прошептала Нина.
- О чем ты, дорогая?
Та в ответ улыбнулась... 
- Один писатель нашего мира описывал нечто подобное. Базар на Деве...
- Тогда он точно побывал здесь! - твердо ответил Антон.
Они ходили между рядами. Рассматривали, примеряли, торговались. Пробовали на вкус всевозможные сладости. Антону понравился небольшой арбалет с ложем полированного орехового дерева и дугой вороненой стали. Хозяин оружейной лавки не нахваливал товар, не пытался всучить, во что бы то ни стало, он просто сказал:
- Привезено с Марисии. Мастер Кират постарался.
Нине это конечно ничего не говорило, но Антон как видно оценил сказанное, потому как, не торгуясь, вынул несколько больших золотых монет и подал хозяину.
- Вы не прогадали, господин. - Заметил купец, пряча деньги. 
Зашли в лавку, где торговали тканями. Здесь купили для Нины отрез тончайшей, но очень теплой Сиринильчской шерсти.
- Боже мой, милый, но для чего она мне? Я покупаю готовые вещи.
- Но это неправильно, жизнь моя! Я всегда полагал, что одежда должна шиться портным непосредственно на заказчика.
- Наверное, ты прав. Но...
Над базаром прокатился барабанный рокот.
- Закрывается! На сегодня базар закрывается! - оглушительно кричал глашатай. - Кто не купил, пускай приходит завтра! Кто не продал, пускай приходит завтра! Закрывается! 
- Что это?
- Всего-навсего закрытие базара. – И, правда, купцы поспешно сворачивали товары. Покупатели расходились. Зато шире распахнули двери питейные, закусочные, постоялые дворы и караван-сараи приглашая гостей провести остаток дня пользуясь их услугами.
Нина и Антон вышли за городские ворота, которые вот-вот должны были закрыться на ночь. Тишина после шумного базара лавиной накатила на них. Зеркало возникло, как всегда, неожиданно.
Ужинали в апартаментах хозяина дома. Тут же расположились на ночь.
Серело. Антон еще спал. Нина тихонько проснулась, оделась. Долго с нежностью смотрела на спящего мужчину, наклонилась, поцеловала в губы, чуть касаясь, чтобы не разбудить.
- Спасибо тебе, родной! - прошептала и, спустившись в зал с камином, быстро, боясь передумать, шагнула к зеркалу.
По улице ходить было практически невозможно. Намерзшие комки не счищенного, утоптанного снега превратили тротуар в стиральную доску. Проезжая часть была ничем не лучше. Машины уже не проносились, а медленно, как во сне прыгая по кочкам, пытаясь все же не столкнуться и не сбить пешехода, как-то двигались вопреки всем законам физики и здравого рассудка.
Рабочий день – нудный, как фляки на постном масле и скучный, как заупокойная молитва, наконец-то закончился. Выключив компьютер и бросив : "Пока" коллегам, Нина направилась к выходу.
- Ты куда? - окликнула ее сотрудница Танечка , та еще стерва и сплетница. - Разве не останешься на корпоративчик?
- Нет. Что-то нездоровится, - солгала Нина.
- Да брось! Развлечемся... Или ждет кто? - вопрос был задан с издевкой. Все знали, что Нина много лет одна, и старались эту тему при ней не поднимать.
- Прикуси язык, курица! - отозвалась тетя Глаша - пожилая кассирша, - Пойдем, Ниночка, нам по пути.
Шли, или пытались идти рядом. Говорили о погоде, о ценах. Потом тетя Глаша свернула к своему дому. Дальше Нина пошла одна.
На улице было совсем темно. Забежала в супермаркет, прикупила что-то из продуктов. До дома не так, чтобы далеко, но идти и в самом деле невозможно. В подъезде, прямо на ступеньках сидели молодые люди. Бренчали на гитаре, что-то напевая. При виде женщины расступились, давая пройти. 
Прибираясь в квартире, Нина непроизвольно время от времени бросала взгляд на то место, где стояло зеркало. Нет... Не появилось. Не соткалось из воздуха... Тяжело вздохнув, разложила по местам разбросанные вещи. Пустила воду, простирнула белье. Потом помылась сама. Тоскливо. Боже мой, как тоскливо на душе! Слезы сами катятся из глаз...
Включила телевизор, пощелкала программами. Нет. Ничего стоящего... какая-то муть. Вот разве послушать музыку?
Tombe la neige.
Tu ne viendras pas ce soir
Tombe la neige.
Et mon coeur s’habille de noir.
Сальвотор Адамо... 
- Нет, только не это! Только не это! - сорвала пластинку и засунула в самый низ стопки. Больно и без этой песни .Еще какое-то время бесцельно послонялась по квартире.
- Что за день такой? - задала сама себе риторический вопрос. - Нет, спать...
Чистое, темное в звездах небо ввалилось в комнату, заполнило ее мерцающим полумраком и тишиной. Нина завернулась в одеяло, поправила подушку, закрыла глаза. Но сон не шел. В памяти всплывали, как мозаика, фрагменты последних дней. Все воспоминания сводились к одному - ОН... Он был рядом, он подарил, он сказал, он сделал... Боже мой! Может так 
сходят с ума?

Дворецкий сам принес завтрак в кабинет Антауана.
- Пора просыпаться, хозяин! Его величество ждет вас сегодня с утра по поводу большой королевской охоты.
- Я помню, - произнес, зевая, Антон. Поднялся, взял стакан с напитком. - А где леди Нина?
- Она ушла.
- Ушла? Куда?
- Надо полагать в свой мир. Она ушла через проход. 
Стакан ударился об пол и разлетелся вдребезги.
- Как ушла? Почему?
- Я не знаю.
- О боги! Ей не понравилось! Я что-то сделал не так!
- Не думаю, господин Антиуан. Я видел, когда она уходила. Леди Нина не была ни сердита, ни разочарована. Поверьте мне, она чуть не плакала...
- Ты видел? Ты видел и не задержал, не остановил?
- Задержал? - дворецкий с удивлением посмотрел на хозяина.
- Ах, что я говорю... Конечно, ты ничего не мог сделать.
- Я думаю, не стоит расстраиваться раньше времени, господин... Я думаю, она вернется.
- Вернется? Ты полагаешь?
- Я редко даю вам советы, господин Антиуан, но поверьте, леди Нина влюблена. Но ей надо побыть одной. Все осмыслить.
- Да... Наверное, ты прав... Конечно, прав! Но, что же мне делать? 
- Ждать...
- И все? И это все?
- Да. Все что вы могли, вы сделали. Теперь надо просто ждать. Не стоит быть назойливым. Это отталкивает...
- Да-да... Ты конечно прав. Вели мне коня.
- Вы поедете ко двору верхом?
- Я не поеду ко двору.
- Но Его величество...
- Подождет!
- Господин Антиуан, я, конечно, не вправе...
- О Боги! За что мне это?! Хорошо. Но не парадный выезд, достаточно пары. Только побыстрее...
- Как скажете, хозяин!

Вся контора шепталась, обговаривая вчерашний корпоратив. Это было уже традицией. Кто сколько выпил, кто к кому приставал, кто кого и за какое место ущипнул и, конечно же, кто и с кем переспал. Больше всех суетилась Танечка.
- Ах, как жаль Нина, что ты ушла! Вот пожалеешь! Ей богу, пожалеешь! Ты бы видела, как Олег из программного зажимал нашу Светку... А Степан Васильевич! Старый ловелас... И эта, из бухгалтерии... Они закрылись в архиве...
- Хочется тебе, Танечка!
- Но ведь прикольно! А Андрей опять напился... Вика повезла его домой... До сих пор на работе нет ни его, ни ее...
- Мне это не интересно.
- Да что ты! Сама не живешь, хоть за людей порадуйся!
Нина опустила глаза. Тетя Глаша тут же пришла на помощь.
- Уймись, дура! Чего плетешь?
- А что? Не правда, что ли...
Нина поднялась и пошла в курилку. На глазах ее блестели слезы. Нет, конечно, ее не тронули слова этой глупой козы. Она вдруг осознала, что оставила позавчера. Антон. Нежный, заботливый, хороший... Свой! Родной! 
- Что я наделала?! Что же я наделала?!
Остаток дня прошел в полном молчании. Танька сидела, надувшись, зато тетя Глаша сияла вся из себя.
Тротуар вроде как пытались почистить. И дорогу тоже. Так или иначе, но ходить стало легче. Знакомый маршрут - контора, магазин... В проезде между домами стоял большой черный автомобиль. Возле него разговаривали трое здоровенных, спортивного вида, молодых людей. До Нины донеслось:
- Да кого ты сегодня найдешь? Порасползались все. Я звонил и Вовану и Рагиму... Все девочки заняты... 
- Так как же? Что будем делать?
Один из ребят мельком взглянул на поравнявшуюся с ними Нину. 
- Вот - показал на нее пальцем - чем не цыпочка?
Преградил ей дорогу. 
- Что красавица? Прокатимся с нами?
- Дайте пройти.
- Да она старая! - промямлил другой.
- А нам не варить! - отозвался третий с противным смешком.
Нина ничего не успела сообразить, когда сильные руки сжали ее локти и потянули к машине.
- Отпустите! Отпустите, придурки! - закричала она.
- Ша, тихо, тихо... - один из молодых людей зажал ей рот ладонью. Другой открыл дверцу машины. Нина изловчилась, оттолкнулась от автомобиля ногами и пребольно укусила руку, зажимающую ей рот.
- Помогите! - что есть сил, закричала она, - спасите!
Безлюдный проезд безразлично проглотил ее крик.
- Ах, ты ж, сука - зашипел укушенный и наотмашь ударил женщину по щеке. Нина упала. К ней подошел другой, намереваясь поднять и затащить-таки в машину. Недолго думая Нина согнула ноги в коленях, прижала к животу, а потом резко распрямила. Удар пришелся нападающему в пах, да так удачно, что он взвыл от боли.
- Скотина! - взревел укушенный, разбил о бордюр откуда-то появившуюся у него в руках бутылку, и замахнулся, целясь женщине в лицо.
- Вжжив...- что-то негромко просвистело в воздухе.
- А-а-а… - Заорал укушенный, роняя разбитую бутылку. 
Короткая черная стрела торчала из его запястья, пронзив руку насквозь. 
- Вжжив... - просвистело снова.
- О... О, черт! Черт! Черт! - схватившись за бедро, второй повалился на снег. Третий дожидаться не стал. Вскочил в машину, миг покопался и выскочил, вглядываясь в темноту. В руке у него тускло блеснула вороненая сталь.
- Ты кто? - заорал он. - Ты где? Выходи! Выходи, или я пристрелю эту суку! Навел пистолет на Нину.
- Вжжив...
Антон помог Нине подняться. Обмахнул с нее снег, взял за локоть. В другой руке сжимал небольшой арбалет орехового дерева...
- Я за тобой.
- Да...
- Тебе нужно что-нибудь взять с собой?
- Нет...
- Я так и думал, - главный лесничий Его величества господин Антиуан обнял Нину и поцеловал в губы. Тут же из воздуха соткалось зеркало...
avatar
ПтичкаBY
Золотой счастливчик
Золотой счастливчик

Сообщения : 4727

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор Лилёша в Ср Сен 05, 2018 3:07 am

Красивая сказка... 134942

___________________________________________________

Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem
avatar
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы :
Сообщения : 27935
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор Спонсируемый контент


Спонсируемый контент


Вернуться к началу Перейти вниз

Страница 10 из 20 Предыдущий  1 ... 6 ... 9, 10, 11 ... 15 ... 20  Следующий

Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения