Уголок читателя - 2

Страница 9 из 12 Предыдущий  1, 2, 3 ... 8, 9, 10, 11, 12  Следующий

Перейти вниз

Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор Лилёша в Ср Авг 15, 2018 2:50 am

НА ТРИДЦАТЬ ПРОЦЕНТОВ

Александр Бирштейн

Николай Николаевич Степахин евреев не любил.
Нет, он никого плохими словами не обзывал, никому и никогда не угрожал погромами. Более того, даже держал у себя главным бухгалтером Семена Израилевича Бейдермана, прозванного за исключительную хватку и уникальную въедливость Бейдерманом-пинчером.
Степахин очень считался с главбухом. Но не любил. Впрочем, я уже повторяюсь.
По городским меркам Николай Николаевич был большим, даже огромным, начальником. Директор единственного в городе завода – это вам не шутка! Тем более, что город масенький, а завод большой. Оборонный!
Надо сказать, что в узких военных кругах завод славился своей продукцией. Еще больше он славился в широких городских кругах тем, что, кроме вышеназванного Бейдермана, евреев там не было. Ни одного! Даже скрытого! За этим бдительно следил бывший чекист, а ныне кадровик Нахуяров.
Так и жили. И родине служили. Пока беда не грянула. То ли на нервной почве, то ли еще почему случилось у Степахина прободение язвы. Желудочное кровотечение... Ну, вы понимаете. Конечно, его сразу в больницу, конечно, все меры... И главврач Шлафер, и главный гастроэнтеролог Бейзман с ног сбиваются. Но! Кровопотеря огромная, а нужной редчайшей группы крови нет. Уже год, как не завозили. Несмотря на просьбы, требования и – сделайте вид, что не слышали! – взятки!
Нет крови такой в соответствующем банке и баста!
Пришлось к населению обращаться. По радио и телевизору. Мол, спасите, кто может!
И знаете, нашелся доброволец. Приехал в больницу, почти сутки там провел. Трижды кровь свою Степахину отдавал...
Спасли Степахина! Через какое-то время пришел он в себя, еще через какое-то пошел на поправку. Тут-то и рассказали врачи, что выжил он благодаря благородному человеку, отдавшего чуть не полтора литра свой крови. Ужаснулся Степахин цифре такой огромной.
– Это же тридцать процентов всей крови в человеке! – познания явил.
Вот уже и выписка намечается.
Подарены коньячные наборы и Бейзману, и Шлаферу... А что поделаешь? Даже старшая операционная сестра Анна Соломоновна Кушнир без подарка не осталась.
Осталось только отблагодарить спасителя. А тут удар! Спасителем-то оказался Виктор Абрамович Вайсман!
Поплохело Степахину. Как пережить-то такое? Он даже на минутку пожалел, что не помер прямо в реанимации...
А потом взял себя в руки и напряг для начала кадровика Нахуярова: может этот Вайсман только на четвертушку еврей? Или, в крайнем случае, половинка...
Расстарался кадровик. Знал, что за директором не заржавеет. Но ничего поделать не смог. Ну, нет у Вайсмана в роду никого постороннего. Даже узбеков. Или там молдаван.
Ох, попал Степахин, ну, и попал! Как жить? Как заводом руководить? Ужас!
Да, и этого, тьфу, Вайсмана как-то благодарить надо. Взял Степахин у себя в спецраспределителе ящик виски и послал с водителем Вайсману. А тот дар не принял:
– Не пью! – говорит. – И вообще грош цена поступку моему, ежели я за него вознаграждение брать стану! – Во дает!
Пришлось Степахину самому к этому Вайсману переться. Ну, чтоб «большое человеческое спасибо!» молвить. Подъехал на служебной «Волге» поднялся на третий этаж, позвонил четыре раза... Открыли.
– Мне к Виктору Абрамовичу! – кривясь от такого ненавистного отчества, сообщил Степахин.
– Виктор Абрамович не принимает! – сообщили ему.
– Как не принимает? Что значит не принимает? Меня, директора завода не принимает? – возвысил голос Степахин.
– А так не принимает! К шахматному турниру готовится. На первенство города. Не шутка!
В общем, ушел Степахин ни с чем. Более того, еще и две обиды поимел. Ну, первая – ясно – не принял его какой-то Вайсман. А вторая... Дело в том, что очень даже любил когда-то шахматы Степахин. Играл, кстати, замечательно. Но бросил, разлюбил. И все из-за них, гадов. Куда ни плюнь, то Бронштейн, то Геллер. Или, того хуже, Ботвинник! Никакого простора нормальному человеку.
Двадцать пять лет почти в шахматы не играл. А тут закортело сил нет! Достал он доску, сперва сам с собой поиграл. Потом на заводе насчет шахматной секции поинтересовался. И, конечно, эту самую секцию часа за два организовали. Только, что там за соперники? Проигрывают детским матом раз за разом. Не то из тупости, а скорее из подхалимажа.
Что делать? Решил Степахин в турнире этом городском поучаствовать, силу да мастерство свои проверить.
Сетка турнира уже сверстана была. Но для директора завода, конечно, исключение сделали. Сыграл он в турнире. Нормально сыграл. Что-то выиграл, что-то проиграл... И ничьи имелись. А в последнем туре – поймите: это ж по всем законам жанра! – выпало ему с Вайсманом играть.
Ну, конечно, поблагодарил он Вайсмана перед игрой за свое спасение. А потом... Выиграл Степахин! Ободрал несчастного Вайсмана в пух и прах! Счастлив был... Хотя...
Сильно Степахину попортил настроение разговор, услышанный им случайно.
– Да не убивайся ты так! – говорили друзья расстроенному Вайсману. – Ты ж почти своему проиграл! Тридцать процентов еврейской крови – это не шутка!
Но в медицинских книгах, до которых охоч стал, Степахин вычитал, что кровь человека непрерывно обновляется. Так что все не так страшно!

___________________________________________________
............……  Дождя хочу!

Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem
avatar
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы :
Сообщения : 27264
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор Лилёша в Ср Авг 15, 2018 3:00 am

БЕЛАЯ АКАЦИЯ

Александр Бирштейн

Кто сказал, что бессонница это плохо? Кто хотел отобрать у меня – надеюсь, что невольно! – лучшие мгновения жизни?
Бессонница… Именно она, не давая закрыть глаза, умоляла думать и вспоминать. Именно она вывела, вытащила на балкон. Уличное освещение и окна были погашены, и огромная черная ночь окутала бархатом, словно я был драгоценностью в шкатулке этой тишины.
Но не это, не это сделало счастливым!
Но как описать аромат цветущей акации? Дерево, которое знаю и десять, и двадцать, и сорок лет, доверчиво тянуло ко мне гроны, перламутрово светящиеся в темноте.
И вдруг… Одесситы знают, что я сделал. А кто не знает, кто никогда не проделывал такое, пусть поймет, что я его жалею!
Я сорвал гронку, пропустил ее через неплотно сжатый кулак и получил полную ладонь – жменю, как говорили у нас во дворе – цветов. И отправил их в рот. Ароматная, праздничная прелесть акации! Что, ну, скажите – что еще слаще напомнит о детстве?
Вдруг вспомнилось, как мы с приятелем из нашего двора решили варить компот из цветов акации. Компот был блюдом редким тогда и праздничным. Фрукты, сахар… В послевоенные годы с этим было неважно. Компот варили из сухофруктов и он, признаться, был горьковат.
- Акация – она же сладкая! – сообщил Валька.
- И пахнет здорово! – присоединился я.
Варить компот решили в большой кастрюле. Чтоб всем хватило. Но кастрюля была занята супом. Не пропадать же такой хорошей идее. И суп мы съели. Потом кое-как вымыли кастрюлю, залили водой и разожгли примус. Когда вода закипела, кинули туда цветы акации. Варево, получившееся в итоге, что-то не вдохновляло. Невкусно. И запах супа…
- Сахара мало! – сообразил Валька. И мы опустошили сахарницу. Но и сахар делу не помог…
В разгар наших кулинарных изысков пришел папа и почему-то сразу захотел пообедать. Узнав, что вместо супа есть только компот, но невкусный, папа велел нам с Валькой компот этот выпить. Вариант с тем, чтоб просто его вылить не прошел. Я стал препираться, заранее зная, что это бесполезно. В разгар дебатов Валька позорно бежал. А я, глотая слезы пил этот, с позволения сказать, компот и разочаровывался в людях.
Как затяжки сигарет в темноте вспыхивали и гасли огни проезжавших машин. Их было мало. Три-четыре в час.
В час? Да, я провел на балконе много часов, нисколько не жалея о сне. Уйти от аромата акации, от мыслей, от воспоминаний? Как можно уйти от собственного детства, которое вдруг вернулось? А детство ведь так редко возвращается! А тут пришло, присело рядом, прильнуло…
Детство… Время, когда все еще живы… И бабушки, и родители, и мадам Гоменбашен, и дяди, и тетки, и еще хорошие люди…
Здравы… За здравие…
Вспомнил, что одновременно с акацией зажигают вверх свои свечи каштаны. Каштаны… Когда я глядел на свечи каштанов? Да-да, когда… О, вспомнил! Когда сегодня проходил мимо пятнадцатого номера на Ольгиевской! И думал… О чем я думал? А, пустое!
Если б кто-то знал, как несущественны дневные заботы ночью, когда воздух пропитан ароматом акации, а ты только что вынырнул из детства.
Вынырнул…
А как описать запах буро-зеленой тины на плитах Ланжерона? Он горький? Горький! И будоражащий, и свежий, и соленый…
Так это же запах моря!
На пляж или, как говорят в Одессе – на море, я попадал двояко. Или под строгим конвоем родителей или… В армии такие ситуации называют самоволками.
Я был до неприличия правдивым мальчишкой, но, каюсь, сотни раз обманывал родителей. Ведь они-то были на работе, а какой мальчишка откажется от призыва:
- Айда на море!
Без родителей ходить было категорически запрещено. Но я ходил и врал, что не хожу. И все потому, что какая-то цыганка нагадала маме, что я утону в год. Я и вправду утонул. Родители заговорились, а мне надоело строить что-то из песка. И я решил скупнуться. Дело знакомое. И потопал в воду. Первая же волна сшибла с ног… Счастье, что купальщик, выходящий из воды, наступил на меня, и я даже не сильно нахлебался. Не помню, кто больше ревел – я или мама.
Итак, все свершилось, и маме бы угомониться, но она решила, что это не считается и раз и навсегда запретила без родителей или специальной бдительной охраны появляться на море.
Это продолжалось долго. Аж пока не взбунтовался. Оковы пали. И я ходил, ходил на море даже ночью. По воде бежала-переливалась лунная дорожка и рука, вынутая из воды, светилась.
А по берегу бродили сердитые от недосыпа и душной формы пограничники, гоняя всех с ночного пляжа. А то, не дай Бог, вплавь пустимся в Турцию…
Я вспомнил, что не так давно был ночью на море. Как-то так получилось, что все домашние куда-то разъехались. И я остался один. Это было непривычно, но, по началу, здорово. И точно такая же бессонница, и лето жаркое, как никогда. Захватив фляжку с коньяком, вышел на улицу. Таксист и не удивился, когда я коротко сказал ему:
- На Ланжерон!
Удивился я, когда попал часа в два ночи на пляж. Народу! Пляж, ночной пляж был полон людей и веселья. Компании, пары, одиночки… Все кружилось, перемещалось, радовалось. И потрясающее дружелюбие, снизошедшее на всех. Что-то пили, что-то пели…
Я ушел оттуда под утро, когда солнце еще не взошло, но горизонт уже ярок, обещая жаркий день.
- Интересно, какой будет завтрашний, то есть, сегодняшний день? – выныриваю я из прошлого. – Если бы дождь…
Но вместо дождя вдруг возникла на мостовой поливальная машина и, шумя водопадами, прошелестела мимо. И тотчас горько запахло пылью и горячим асфальтом, и… это уже была не одесская ночь, а день в Дордони, когда тучи спустились так низко, что можно было, подпрыгнув, задеть их рукой. Почти месяц не было дождя. И… вот они первые капли, огромные, как вишни, упали и расползлись по асфальту стоянки подле супермаркета. И мы побежали вовнутрь магазина, толкая тележки и ликуя.
А на обратном пути вдруг увидели цветущие маки. И они были алыми.
За дальней Слободкой как-то сразу заалело. На улице стало светлее. И я понял, что надвигается день.

___________________________________________________
............……  Дождя хочу!

Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem
avatar
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы :
Сообщения : 27264
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор Лилёша в Ср Авг 15, 2018 3:11 am

ПИРОЖКИ

Александр Бирштейн

Между варениками и пирожками огромная разница. Вареники – это священнодействие, труд, облагороженный завистью соседей, торжественностью обеда. А еще крепко-накрепко запертые двери. Чтоб никто не прорвался! Никто!!!
Пирожки демократичней. Это вам не надутые спесью и юбилеем пироги или, не дай Бог, торты. Когда ты печешь пирожки, то отступает прочь ненависть соседок, а мужчины предлагают закурить, даже если ты женщина и никогда не курила. Тебя любят преданно и бескорыстно, ибо куда же ты денешься, если напекла столько, что даже мадам Берсон все не упрет. Тебе рассказывают все последние сплетни, а Межбижер делится, правда фрагментарно, предпоследней анонимкой.
И что для этого нужно? Всего лишь, удачно купить на Привозе обрезки, пошинковать лук, запастись зеленью и точно знать, что в кулинарию на Канатной угол Греческой завезли слоеное тесто. Тем более, что последнее – самое простое.
- Рива! Ты знаешь, что в калинария на Греческой есть тесто? – шепотом на весь двор сообщает мадам Берсон.
- Какое хорошее тесто в кулинарии! – раз десять в день очень громко сообщают друг другу тетя Сима и тетя Аня.
- Рива! Таки иди уже! Не хватит! – нервничает тетя Маруся.
И даже муж, родной муж Петя, отказывается от котлет с жареной картошкой.
- А говорили, что ты пирожки печешь…
Приходится вздыхая идти в эту самую кулинарию, потихоньку мечтая, чтоб это тесто закончилось. И оно таки закончилось. О чем сообщает продавщица Рая. Но добавляет:
- … но я вам оставила. Вы ж будете печь пирожки!
У ворот трется целая делегация. И все с тестом. Оказывается, они скупили его для нее, Ривы. На всякий случай. Еще бы, все нахисы от этого они получат ее пирожками в неумеренном количестве. А цуресы у плиты, конечно, ей. А еще этот поход на Привоз!
Вы думаете, это так просто: сесть на Кангуна на троллейбус номер четыре, заплатить несчастные четыре копейки и ехать себе до конечной. А если в троллейбусе можно стоять только на одной ноге, на которой стоит уже чья-то чужая? А если до вокзала никто не выходит, зато заходят, непонятным образом, все?
Опять же, если Рива выбралась в такую даль, не посмотреть – только посмотреть! – чем торгуют, не поторговаться сладко и задушевно и не купить, в конце концов, что-то крайне необходимое, допустим, к Новому году.
Ну, что это за цена – три кило розовой винницкой картошки за целый рубль? Это же грабеж и издевательство над простым городским человеком!
Ее слово:
- Двадцать пять копеек! Ну, ладно, двадцать шесть! Тридцать! Нет? Тогда я ухожу навсегда и совсем. Ешьте свою картошку сами! Тридцать две? Люди! Граждане! Обратите внимание! Мне уступили целую копейку! Даже гуси из ряда напротив смеются! Тридцать? Ладно. Беру.
А как приятно яйца, что по рубль десять, покупать по восемьдесят пять копеек!
Лук – сладкий разговор со слезами на глазах.
Зелень… Ну, зелень продает какой-то новичок, причем так дешево, что аж зудит торговаться только в другую сторону! Ладно. Рива берет зелень вообще без торговли, но чувствует себя ущемленной.
Вот и мясной корпус. На первый взгляд, дело швах. Обрезки есть, но жирноваты, ох и жирноваты… Но есть и второй взгляд, третий, ладно, четвертый… Наконец, Рива пикирует.
- Почем ваше сало кусочками?
- Давно от глазника? – интересуется мясник. – А то я смотрю, слегка повылазило! Не увидеть это чудное мясо, которое я торгую по три рубля! – и он стыдливо ворошит ножом горку обрезков.
- О, вы таки умеете сочинять сказки, - радуется за мясника тетя Рива. – Скажите, это не вашу книжку я купила в букине за пять копеек?
- Я не делаю книги! Я делаю мясо!
- Делайте! – разрешает тетя Рива. – Но за два рубля кило!
Это вызывает законное возмущение, и мясник призывает весь корпус посмотреть, как над ним мясником и писателем издеваются всякие посторонние. Торговля идет еще десять минут и заканчивается с результатом два двадцать.
По дороге обратно тетя Рива твердо решает:
- что она не зайдет в рыбный корпус;
- что она ни за что не зайдет в рыбный корпус;
- что ни за какие деньги в рыбный корпус она не зайдет;
- что если и зайдет, то только посмотреть;
И…
- Почем бички? – уважительно спрашивает тетя Рива, глядя на связку упитанных кнутов.
- Что-о? – спрашивает она затем.
Ну, дальше вы знаете.
Но надо ж ехать домой. Домой легче, несмотря на кошелки. Потому что, у вокзала конечная. И можно сесть на четвертый или, на худой конец на первый и ехать сидя, как барыня.
А дома… Дома надо таки браться за эти пирожки, потому что весь двор уже в ажиотаже. Тетя Рива перебирает обрезки, мясник, отрезая – всучил, все-таки, а она проглядела! – куски сала. Сало тоже пригодится, но потом. Мясо она пропускает через мясорубку, потом растапливает сало на сковородке и фарш, вернее, почти фарш поджаривает. Так, не сильно. Потом тоже несильно жарит лук. Смешивает, солит, но не сильно, перчит. Пробует! Пробовать фарш – это важно! Каков фарш, таков и пирожок!
Дальше – яйца. Для начала, надо отделить белок от желтка. Желтки, примерно половина, пойдут в фарш, белки… Потом узнаете. Сейчас некогда. Надо работать с тестом. Тесто режется на куски. Потом раскатывается, потом берется специально обученный тонкостенный стакан и лист теста режется на кружки. Много кружков… О, этот стакан, еще от мамы, знает всякие времена. И времена коржиков, и времена вареников и вот нынешние времена пирожков. В свободное от вырезания кружков время, стакан работает меркой сахара, муки, крупы… В общем, помогает в хозяйстве больше, чем муж Петя, который скоро, ох, как скоро явится с работы, а у нее, Ривы, еще ничего не готово.
Теперь надо смазать половинку кружка по краю белком и положить в него полторы чайных ложки фарша. Потом заклеить, узорчато уминая пальцами, и уложить на противень, смазанный постным маслом. Когда противень полон, смазать сверху каждый пирожок желтком. Немножко. Для красоты и блеска. Проколоть вилкой. И в духовку!
И лепить следующую порцию. И еще. И еще
А во дворе народ. А у народа есть нос. И все имеют чувствовать запах. И нервничают. Но пока не скандалят.
А вот идет с работы дядя Петя. Нет, он уже сегодня не дядя Петя. Подумаешь, какой-то дядя Петя. Нет! Он! Муж! Той! Которая! Делает! Пирожки! И это уже и звание, и должность. Шаг дяди Пети переходит на почти строевой. Как на трибуну, с которой принимают парад, поднимается он вверх по лестнице. Входит в квартиру, как в светлое будущее. И отдает приказ:
- Рива! Обедать!
Мгновение и дымится на столе бульон! А рядом мисочка с мелко нарезанной зеленью. Секунда и возникают рядом пирожки. Ну, и бычки, конечно. Жареные!
Глухой ропот доносится со двора. Вот-вот он перерастет в рев, и соседи пойдут на штурм. Пока это не произошло, Рива кидает в большую миску с полсотни пирожков. И выходит за порог. Плотная людская масса, готовая на все, накатывает снизу. А перед ними одна худенькая женщина с миской в руке.
- Угощайтесь! – говорит она, и гвалт стихает.
А дома тетю Риву ждет недовольный дядя Петя. И, кажется, он прав. Как можно было, приготовив такой обед, - такой обед! - не запастись хотя бы шкаликом?]

___________________________________________________
............……  Дождя хочу!

Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem
avatar
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы :
Сообщения : 27264
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор Лилёша в Ср Авг 15, 2018 7:15 pm

ПОЧТИ НАРОДНЫЙ ПОЭТ

Александр Бирштейн

Ой, а про то, как я чуть не стал народным поэтом Узбекистана, я вам рассказывал? Нет? Ну, это, с моей стороны потеря квалификации! Такую историю от людей утаить! Так что, спешу поведать. Ну, и похвастать, разумеется.
Год утаю, а место действа нет. Дело в Ургенче было. Напротив домов газовиков, где я жил, имелась плохая гостиница, которая так и называлась «Ургенч», с очень приличным рестораном. Там можно было отлично посидеть, вкусно поесть, а оркестр вечерами играл не сильно громко.
Однажды… Знаете, как это начинается: пришли поужинать, подсели знакомые, потом знакомые знакомых… Помнится, я рассказывал какие-то байки про писателей – врал, наверное! – приняв водочки даже стихи читал… Нет, кончилось все хорошо. Посидели, расплатись, ушли спать.
А наутро пришел к нам один из тех, кто вчера сидел за нашим столом. К нам… Ко мне он пришел! Вывел на улицу и сообщил, что со мной хочет поговорить один очень большой человек.
- Башлык! – говорил он.
Большой человек оказался таки да большим. Килограммов под полтораста. Он сидел на достархане у себя в саду и пил чай. Мне он присесть не предложил, а сразу решил перейти к делу.
- Ты мне нужен! – молвил он.
- А ты мне нет! – ответил я и ушел. Но дело этим не кончилось. Через час он приехал ко мне в гостиницу и пыхтя взобрался на второй этаж. Ну, раз человек такую работу проделал, пришлось впустить. Я его даже чаем угостил, налив почти полную пиалу. Себе я налил на донышке. Странно, но он снес оскорбление и, выждав, перешел к делу. Оказывается, этот человек, этот директор какой-то хлопкобазы, этот башлык из башлыков, у которого первый секретарь обкома регулярно просит миллион взаймы, еще и стихи пишет.
Ничего себе! Но вот беда. Стихи он пишет по-узбекски. А это никому не нужно. А престижно и важно напечататься в русской газете «Ургенчская правда». Дальше этого тогда его помыслы не шли.
- Я тибе дам русский под… - Он долго бился над словом «подстрочник», у него выходило что-то неприличное… Я подсказал.
Короче, он даст мне подстрочники своих стихов, а я, уважаемый поэт, переведу и украшу свое творчество этими переводами. Он их напечатает в газете и все будут счастливы.
- А если не напечатают? – усомнился я.
- Пусть попробуют! – был ответ.
Так называемые под…строчники были у него с собой. Я глянул. Те, кто меня знает, не сомневаются, что у меня было чему встать дыбом. Там было и про зарю, которая меркнет перед зарей коммунизма, про хлопок, который растет из сердца декханина, про партию, которая мать всех людей…
Поверьте, это было невероятно!
- Не буду я это переводить! – отказал я. – Это же бред пьяного ишака, забравшегося в заросли мака.
Как я умел, а!
- Убью! – взревел мой посетитель.
- Кого? – невинно спросил я.
Но оказалось, что мне ничего не угрожает.
- Убью этот сын барана редактор!
Оказывается, подстрочник составил какой-то неведомый мне редактор.
В общем я все равно отказался. Гость настаивал, обещая щедро заплатить. Это меняло дело. Осталось узнать пределы его щедрости. Они равнялись пятидесяти копейкам за строчку. Поскольку мое понимание щедрой оплаты было много выше, вышла забавная торговля. Остановились на двух рублях.
Я к тому времени неплохо понимал по-узбекски. Вынудили меня к такому лингвистическому подвигу мои водители Кузыбай и Бахтияр. Концы мы отматывали немалые, водители менялись местами, а между делом обсуждали мои достоинства – вскользь! – и недостатки – детально. Когда я усек тему их разговоров, захотелось подробностей. Знания, причем, ускоренным курсом, я получал на Ургенчском базаре, куда ходил, как на пары, ежедневно. В общем, через недолгое время – месяц, что ли – я был готов к разговору с подчиненными. Ручаюсь, они этот разговор запомнили на всю жизнь.
К чему это я? А к тому, что заставил гостя прочесть мне свои стихи на родном языке. Знаете, что я вам скажу? Текст русского подстрочника был шедевром по сравнению с подлинником. Я какое-то время ходил на службу к приятелю, работавшему врачом в дурдоме, играть в преферанс. Так тексты, которые я там подслушал, ничем не отличались от услышанных от гостя.
И я понял, что попал. Хотя… Был! Был выход! Рифмовал я всегда слету. Так что…
Сперва я разбил текст на строчки. Потом как-то сгруппировал их в нестихи. Получилось семь нестихов, занявших что семьдесят две строчки. Умножив сто семьдесят два на два, я слегка повеселел. Потом я попытался сформулировать, о чем каждый нестих. Рано или поздно это получилось. Дальше все было делом техники. Моей!
Заказчик, принимая заказ, был суров. Он критиковал меня нещадно. Потом - так и быть! – забрал стихи, пообещав как-нибудь потом рассчитаться. Рассчитывался он дурными сплетнями обо мне и о том, как на его таланте я хотел строить свое благополучие. А также клятвами, что я ни копейки не получу.
Вскоре стихи были опубликованы в газете. Денег я так и не получил. Впрочем, переживал я не сильно.
Между тем произошли некоторые события. Каким-то образом газета попалась на глаза республиканскому секретарю по идеологии. И он поставил автора в пример. Тотчас стихи такого выдающегося поэта захотела печатать республиканская пресса.
Герой моего рассказа сперва раздулся от важности, потом сильно похудел. Надо было что-то, причем, срочно, отправлять в Ташкент. А что?
В общем, вы уже догадались, что у меня объявился гость. Нет-нет, не сам «поэт», а его шестерка. Он принес мне конверт. Представляете, там было на целый рубль больше оговоренной суммы! Конверт я принял, шестерку нет. Шестерка обижался, голосил, что он от самого большого башлыка, стихи которого будут печатать в самом Ташкенте. Я был неумолим. Впрочем, информацию усвоил. И стал ждать главного гостя.
Но вместо гостя пришел высокий чин из «Средазтрансгаза». Этого человека я уважал и по жизни, и по работе, поэтому гостю обрадовался, усадил за стол пить коньяк, который он принес с собой. Коньяк был и у меня, так что мы хорошо провели время. Уже уходя, гость попросил:
- Да сделай ты ему эти стихи! Он же весь город на уши поднял. Мне из обкома звонили…
- Кому? – невинно спросил я. И убедился, что гость мой долго проработал на строительстве газопроводов. Такого замечательного, поучительного мата слышать мне не доводилось давно. Полностью охарактеризовав «поэта», получив мое: - Раз так, пусть заходит! – он удалился.
А назавтра явился основной гость. Он принес с собой список стихов, которые я должен «перевести» и требование сделать это в кратчайшие сроки. Я в ответ рассказал ему, где входная дверь и куда ему идти, выйдя за нее. Гость смягчил требования, с ты перешел на вы и вспомнил не только обиходное слово «прошу», но и редкое в этих краях «умоляю». Пришлось вступить в переговоры. Суть их сводилась к бессмертному требованию монтера Мечникова – «Но деньги вперед!». Оппонента это категорически не устраивало. Он ссылался на срочную бедность и голодных детей. Я в ответ – сам не понимаю почему! – на кризис мировой порнографии. Слово «порнография» он, видимо, знал, срочно испугался и пошел на уступки. Договорились, что платить он будет постишно. С тем и расстались. А на руках у меня остался список стихов, которые я должен перевести. Там была и любовь к народу, и большая любовь к партии, и огромная любовь к товарищу Рашидову, и, конечно, необъятная любовь к товарищу генсеку. Мучительно пытаюсь вспомнить, кто из генсеков вскорости катался на лафете.
В общем, принялся я за дело. Одиннадцать стихотворений накатал за вечер. Он – этот вечер – оказался веселым. Пришли ребята, мы славно посидели. Тамадой был я и вместо тостов зачитывал друзьям очередной «шедевр».
Года, как воины идут.
Их поступь все сильней.
И труд на хлопке – это труд
Для родины моей! …
Конечно, спустя годы и годы, я не точно припомнил эти «шедевры», но представление получить можно. Была там и лирика…
… Любимая наша страна –
Она несравнима с другими –
Бескрайних полей белизна
И синее небо над ними. …
В общем, тосты, как и вечер, удались.
С горем пополам удавалось получить и деньги за эти «шедевры». Но не все. За последние три стиша «поэт» мне задолжал. Более того, назвал меня проходимцем и вымогателем его честных трудовых денег.
Но стихи в Ташкенте понравились! Их похвалил сам Шараф Рашидов, который, говорят, грешил стихотворчеством. Встал вопрос об издании сборника стихов и присвоении – по выходе книжки – звания народного поэта…
Что тут началось!
Я не знал, куда мне деваться. Шутка зашла довольно далеко. К счастью «поэту» вскоре стало не до меня. В республике появились господа Гдлян и Иванов с труппой товарищей. Поэзия уступила место прозе. Не помню, арестовали моего «соавтора» или он сам отстал, но вопрос о создании книги как-то отпал.
А ведь мы могли стать народным поэтом Узбекистана.

___________________________________________________
............……  Дождя хочу!

Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem
avatar
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы :
Сообщения : 27264
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор Лилёша в Чт Авг 16, 2018 6:19 pm

ПРОЩЕ ЖАРЕНОЙ КАРТОШКИ?

Александр Бирштейн
·
Тетя Аня, ни к селу, ни к городу, вдруг выпалила:
- Нет ничего проще жареной картошки!
И все посмотрели на нее без уважения. Человек, считающий, что жареная картошка – это просто! – уважения недостоин. Да что уважения? Доброго слова он не стоит.
- Аня! Тебе Межбижер привет передавал! – тут же отреагировала мадам Берсон.
Межбижер, как обычно, вертевшийся рядом, хотел было возразить, но под взглядом мадам стушевался и только жалобно промолвил:
- С почему?
- Один мишигине всегда передает привет другому мишигине! – авторитетно сообщила мадам.
- И скольки ты, Роза, таких приветов передала? – все-таки вступила в неравный бой тетя Аня.
Но сражение не состоялось.
- Обо што говорить с человеком, который не может пожарить картошка? – отвернулась – да-да, просто отвернулась! – мадам Берсон, махнув рукой. Она махнула рукой так брезгливо, что даже тетя Аня поняла, что сдуру покусилась на святое.
- Я таки умею жарить картошку! – изо всех сил пыталась она спасти репутацию.
- Ну? – разрешила тетя Рива.
- Проще простого, - опять нарвалась тетя Аня, - чищу картошку, режу на куски и на сковородку…
Возмущенный хор соседей не дал ей договорить.
- Вот с кем мы имеем цурес жить в один двор! – взвыла мадам Берсон.
- Аня! Срочно меняйся на Слободку! – заторопила тетя Маруся.
- Зачем? – не поняла тетя Аня.
- Тут, на Жуковского, конечно, рядом Свердловка, но она тебе уже не поможет!
- Только Слободка! – подтвердила и тетя Сима.
И даже Герцен, добряк Герцен махнул рукой горестно и безнадежно.
Некстати встрял Межбижер.
- Жареная картошка – это вкусно!
И облизнувшись, продолжил:
- Меня Рива угощала!
Дядя Петя грозно посмотрел на жену, но сдержался.
Зато не сдержался, на свою голову, Камасутренко.
- А чем она тебя еще угощала?
Межбижер зло посмотрел на него, помедлил, а потом выпалил:
- Она мне фотографию показывала!
- Какую? – пер, не чуя опасности, Камасутренко. Впрочем, заинтересовались все, включая тетю Риву.
- Твою! – честно раскрыл глаза Межбижер и сделал наивную морду. – Ну, помнишь, ту, позавчерашнюю, часов в семь вечера…
- А я у мамы была… - огорчилась мадам Камасутренко. – А ты фотографировался, да? Покажешь?
- Я это… Ну…- замялся Камасутренко. Потом вспомнил:
- Ой, Межбижер, я вам за съемки еще три рубля остался должен!
- По-моему, пять! – поправил его Межбижер. – Давай!
Камасутренко рассчитался и с надеждой посмотрел на Межбижера.
- А фото не сохранилось, - не подвел тот, - закрепитель дрековский!
- Жаль… - огорчилась мадам Камасутренко!
- Жаль! – радостно подтвердил ее благоверный.
А разговор вернулся к жареной картошке. И сказано было много справедливых слов. И о том, что картошку резать надо на кружки или полукружия, и о том, что жарить надо на свином сале, растопив его сначала в постном масле и вынув, потом, чтоб не подгорали, шкварки, что лук и чесночок надо жарить вместе с картошкой, но после того, как ее перевернули два раза, что солить надо в самом конце, что сковородка, разумеется, должна быть чугунной и чем больше, тем лучше. И что ни в коем случае нельзя закрывать сковородку крышкой, если в результате ждешь именно жареную картошку…
Говорили…
Да мало ли о чем могут поговорить знающие люди, сидя вечером у ворот.

___________________________________________________
............……  Дождя хочу!

Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem
avatar
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы :
Сообщения : 27264
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор mamusia в Сб Авг 18, 2018 6:59 pm

До чего я полюбила эти рассказы А.Бирштейна!!! lol lol lol good kiss




Мы с Пашей познакомились ещё в институте и встречались с первого курса. Мой будущий муж ухаживал за мной красиво, хотя и не шиковал, откуда у студента деньги на шикарные рестораны. После окончания института, Пашка сделал мне предложение руки и сердца, я конечно же согласилась, не раздумывая.
Пришло время, знакомиться с его мамой, надо сказать, я до сих пор не знакома с его мамой. Нет вы не подумайте, Пашка не прятал меня от неё, просто я как-то не хотела знакомиться с ней, боялась что ли. Моя будущая свекровь растила сына одна.
Папа Пашкин погиб в страшной автокатастрофе, сама Людмила Ивановна чудом уцелела в тот страшный день. В первый день знакомства я очень нервничала, то вилку уроню, то кружку с чаем опрокинула то ещё что нибудь, в общем, мне показалось, что я не понравилась будущей свекрови. Мы с Пашей назначили день свадьбы.
Выбрали осень, пятнадцатое сентября, бабье лето. Самое лучшее время для свадеб, так мы с мы считали. Приготовления к свадьбе, были сумасшедшие. Надо было разостлать приглашения, особенно я переживала, как доберутся мои родители. Мои родители жили в другом городе и добираться до нас, было немного проблематично.
Свадебное платье выбирали мы с подругой Светкой, она предлагала купить такие платья, которые мне совсем не нравились. Я же высматривала шикарные платья, уж очень хотелось выглядеть самой красивой невестой на всём белом свете, но на такой наряд, денег не хватало. Пришлось остановить свой выбор, на не очень дорогом платье, но оно мне нравилось.
Светка пошла упаковывать платье, пока я присматривала роскошную брошку к своему наряду. Расплатившись, мы поехали к свекрови. По одному из поверий, муж не должен видеть свадебное платье, и поэтому я решила спрятать его у свекрови, где мы с мужем появлялись очень редко.
Настал день бракосочетания. Приехав к свекрови я стала распаковывать своё белоснежное, свадебное платье.
Распаковав его я пришла в УЖАС.
Платье было всё изрезано. Я сразу заподозрила в этом свекровь. Потому что больше было не кому, ведь доступ к платью был только у неё, как я тогда считала. Я выбежала из квартиры и убежала в парк.
Сидя на лавочке, я размышляла как она могла поступить со мной и со своим сыном, ведь мы просто любили друг друга, а если я не понравилась, то зачем же платье то резать.

Немного успокоившись, я позвонила Паше и сказала, что свадьбы не будет. Пашка прилетел через пятнадцать минут. Узнав в чём дело он помрачнел, он совершенно был уверен, что мама искренне рада за нас. До загса оставалось полчаса, Пашка схватил меня за руку поволок в загс, прямо так в чём была. Кроссовки, джинсы и какая то кофточка, вот такой был мой свадебный наряд. После свадьбы мы жили на съёмной квартире, с матерью не общались, во всяком случае я.
Паша правда ездил навещал, мать всё таки.
Через год я родила. Роды были очень тяжёлые. Во время родов у меня открылось кровотечение и я потеряла много крови, поэтому мне кололи какие-то лекарства и я всё время спала. После того как я очнулась, мне принесли мою малышку. Вечером пришёл муж и поведал мне такую историю. Пока я спала ко мне приходила его мама и сидела со мной до последнего и ещё, рассказывали медсёстры, они слышали как она молилась господу, чтоб он помог мне и чтоб у нас с малышкой всё было хорошо.
А ещё медсёстры рассказывали, что приходила, какая-то женщина, как я потом поняла, это была моя лучшая подруга Светка. И она просила у меня прощения за то что испортила моё свадебное платье. Оказывается, Светка была тайком влюблена в Пашу и на зло изрезала моё платье, когда ходила упаковывать его. Услышав эту историю я поняла, как же была несправедлива к своей свекрови.
Я думала, что свекровь, очень плохая женщина, а оказалось, она святой человек.
Когда пришла Людмила Ивановна, я со слезами на глазах, просила у неё прощения. Людмила Ивановна погладила меня по голове и сказала, ничего дочка, иногда так случается.
После выписки из роддома, мы стали жить у моей второй мамы, она была категорически против, чтоб мы с ребёнком шатались по съёмным квартирам…
avatar
mamusia
Бриллиантовый счастливчик
Бриллиантовый счастливчик

Две победы :
Сообщения : 25136
Откуда : Vilnius - London

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор Лилёша в Сб Авг 18, 2018 7:26 pm

JC_cupidgirl.gif JC_cupidgirl.gif JC_cupidgirl.gif

___________________________________________________
............……  Дождя хочу!

Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem
avatar
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы :
Сообщения : 27264
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор Лилёша в Сб Авг 18, 2018 9:26 pm

ИЗ МУМУАРОВ. КУКОЛЬНЫЙ ТЕАТР

Александр Бирштейн

Жаль, но в кукольном театре на Пастера угол Советской Армии я успел побывать только
полраза. То есть на одном спектакле, но не до конца. Сам виноват! Но кто ж знал, что термины, усвоенные мной на стройках, куда меня часто брал папа, в кукольном театре неприменимы, даже если перед зрителями разворачивается самая настоящая стройка.
Папа до того, как перешел в технадзор округа, был прорабом и даже в выходные прибегал на стройку. Времена-то тогда не совсем веселые были…
Вот доверили ему, чтоб в парке с ребенком погулять, а папа заманивал меня на объект, суля фальшивые радости типа с молотком поиграть. И сколько я себе обещал не попадаться, все равно уступал… А зря!
Если объект строили пленные, то там нечего делать было. Так папа говорил. И не бегал по этажам с синьками.
Ну, а если наши… В общем, всю строительную терминологию я от наших строителей подхватил. Что интересно, запомнил с первого раза и накрепко. А когда с папой со стройки возвращался, попытался с ним этими самыми терминами поделиться и ситуацию в строительном деле обсудить.
Папа почему-то сильно смешался и шепотом сообщил, что термины эти совершено секретные, что мне их доверили как своему человеку, но разглашать их я права не имею, иначе и посадить могут.
Я испугался и даже маме ничего не сказал. Из новых слов.
Но, оказывается, папа меня обманул! Когда я вышел во двор, то услышал, что этими секретными словами владеют все. И неплохо!
Пришлось предъявить папе справедливые претензии.
Папа очень удивился, узнав, что совершенно секретными словами пользуются не только взрослые типа дяди Коли Стеклотаренко, но и старшие ребята. Папа предположил, что родители этих ребят имеют какое-то отношение к стройкам. А еще он сказал, что ребята подводят родителей, говоря такие слова. Вдруг милиция услышит…
Потом папа похвалил меня за то, что я пришел с ним посоветоваться и предложил сходить в кукольный театр.
Пришли… Папа в зал на втором этаже меня завел, усадил и ушел, сказав, что эту пьесу он уже видел. И пообещал к окончанию вернуться.
А спектакль шел «Три поросенка». А в спектакле два свинодебила строили дом из чего попало. А волк его ломал. А третий свин дом нормальный построил. Но он мне неинтересен стал. А эти горе строители…
Короче, жалко мне нерадивых поросят стало. Оглянулся я, милиции нет и… давай им строительные премудрости подсказывать. А они виду не подают, что слышат. Правда, слегка дрожать стали… Тогда я громче…
В общем, вывели меня из зала и к директору.
А там сидит дядька злой-презлой и про билет спрашивает.
– У папы! – говорю.
– А где папа?
– А он эту пьесу видел, поэтому к концу зайдет.
– А откуда ты такие слова знаешь? – изумляется директор. – Поговоришь с тобой, так вроде вполне приличный мальчик!
– Это секретные слова! – доверился я директору театра. – Их на тайных объектах говорят!
– На каких? – не понимает директор.
Ну, не стану же я ему государственную тайну доверять. Молчу… А тут и папу привели. Оказывается, спектакль закончился, и он меня уже ищет. Увидел свое чадо в кабинете директора и рукой махнул.
– Так я и знал! – говорит.
В конце концов, отдали меня папе. И еще в театр приходить позвали.
Но папа почему-то больше в кукольный театр ходить не захотел.

___________________________________________________
............……  Дождя хочу!

Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem
avatar
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы :
Сообщения : 27264
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор Лилёша в Сб Авг 18, 2018 9:43 pm

САМОГОН

Александр Бирштейн



Дядя Ваня своей судьбой напоминал Фунта из романа Ильфа и Петрова. Только Фунт всегда сидел, а дядя Ваня всегда гнал самогон. Он начал еще в юности при царе Николае, гнал затем при гетмане, при Антанте, при большевиках, при румынах и снова при большевиках. И никто его не трогал. Потому что власть властью, а жажда жаждой. А утолить по-настоящему жажду мог только дядиванин продукт.
Первая стопка этого самогона согревала и лелеяла душу.
Вторая просветляла даже самый закоренелый разум.
А третья вела к блаженству и счастью.
Четвертая…
А вот до четвертой дело редко доходило. Упившись счастьем, человек тихо засыпал с блаженной улыбкой. Лишь немногие, самые избранные доходили до четвертой стопки. И с тех пор в глазах их светились высокое понимание и неиссякаемая жажда познания. Таких людей не трогали милиционеры и обходили десятой дорогой карманники. Они существовали в этом городе, ставшем для них волшебным, легко и свободно и слова их, и дела их славились годами.
Миллионеры и нищие, секретари партячеек и уголовные отщепенцы, бравые командиры и трусливые сочинители анонимок – все знали дорогу к дяде Ване, но не для всех и не всегда распахивалась заветная дверь, не все имели счастье взять в руку стопку, поднесенную дядей Ваней, выпить и закусить твердым и хрустким огурчиком, вынутым из уютного и освежающего рассола.
Я сам не видел, но рассказывали, как однажды чекист Лева Задов, известный всем по роману Алексея Толстого и живший в нашем дворе под фамилией Зиньковский, безуспешно торкался в дядиванину дверь и молил впустить. Но не дождался, ибо чем-то дядю Ваню обидел… Конечно, он мог воспользоваться властью своей немалой, позвать шариковых, облаченных в кожаные куртки, ворваться в квартиру, реквизировать весь самогон… И… Скажите, а сколько томительных минут он бы после этого прожил? Одну? Десять? Полчаса? Успел бы допить свою стопку перед тем, как настигла бы его справедливая кара пьющих товарищей?
Нет, дядю Ваню не трогал никто!
Ни городовой Ястржембский, ни чекист Блюмкин, хлопнувший в свое время немецкого посла точно так, как он впоследствии хлопал дядиванины стопки. Дядя Ваня тогда был еще молод. Он зачем-то уважал Блюмкина и даже иногда подсовывал ему вместе с огурчиками моченое яблочко.
Многих, ох многих видела квартира дяди Вани.
Тут опер мог столкнуться с медвежатником, за которым бегал вот уже которую неделю. Они мирно выпивали по своей стопке-другой и мирно же расходились. Вор – прятаться, а сыщик искать. Обидеть человека арестом в дядиванином доме было настолько неприлично, что и голову никому не приходило.
В войну у дяди Вани продавался не только самогон, но и евреи. Вернее, евреи выкупались за колечки, царские десятки, в общем, за все, что желали взять жадные румынские лапы. Выкупленные какое-то время жили у него под полом, а потом их увозили в безопасное, относительно, конечно, место. В дальнее село или в катакомбы….
Румыны, лживые, вшивые и жадные румыны, получив у дяди Вани задаток, всегда выполняли то, за что им было заплачено. Потерять возможность бывать в доме дяди Вани означало не только экономическую, но и жизненную катастрофу!
Когда в апреля 1944 года в город вошли наши, дядю Ваню арестовали. За сотрудничество с оккупантами. Часа на два. А потом с почетом отпустили.
После изгнания захватчиков город встрепенулся, начал отстраиваться и хорошеть, несмотря на то, что население его снова и безуспешно строило социализм.
Но построение социализма и его байстрюка – коммунизма – дядю Ваню не касалось. Так он однажды сказал самому первому секретарю обкома партии товарищу Синице, когда тот, ссылаясь на объективные трудности построения социализма, потребовал от дяди Вани скидку на партию самогона к свадьбе каких-то родственников.
- Моя партия важнее твоей! – припечатал тогда дядя Ваня. И первый секретарь не посмел ему возразить.
Годы шли. Социализм скорее разрушался, чем строился. А людям все еще угрожали коммунизмом. И, знаете, многие боялись. Но, может, и не было никогда никакого коммунизма, а просто бегал по умам недопризрак, придуманный бородатым хиппи Марксом и посланный бродить по Европе.
Бродить…
Дядя Ваня точно знал, что по-настоящему бродит только брага, сотворенная из сахара, воды и сухих дрожжей, специально украденных для него на хлебзаводе. Плюс еще кое-какие ингредиенты, известные только ему самому. И пока бродила эта брага, бродила и жизнь в старом, уже очень старом дядиванином теле.
А потом исчез сахар.
И самогон гнать стало не из чего.
Опускаться до бурячного пойла, вонючего, как поганое ведро мадам Берсон, дяде Ване и в голову не пришло. Он загрустил и приготовился умирать.
- Дальше ничего интересного не предвидится! – сказал он своему любимцу и тезке сержанту Гениталенко.
А потом дядя Ваня обошел всех жильцов двора. Он просил прошлогоднее и позапрошлогоднее засахарившееся варенье. И ему давали. Если было, конечно. И из этого варенья он приготовил НАПИТОК. И очистил его сперва марганцовкой, а потом пропустив через противогаз. И всего самогона получилось меньше четверти. И дядя Ваня отдал жидкость участковому Гениталенко.
- Сохрани, - сказал он, - скоро пригодится!
И пригодился самогон. Очень пригодился!
Потому что, в ту же ночь дядя Ваня уснул, а утром не проснулся…
Поминки справлял весь двор. Женщины принесли еду, а Гениталенко заветную четверть, все сели за длинный, не накрывавшийся уже много лет, стол и дружно помянули дядю Ваню. Первой… Второй… Третьей… И всем стало весело и хорошо.
А ближе к ночи за столом остались одни мужики. И то не все.
Главное, конечно, что и я там был.
Первые три мы выпили раньше. И встал вопрос: пить ли по четвертой? И он был решен положительно.
И мы выпили.
И посмотрели почему-то вверх.
И увидели небо.
А еще выше мы увидели дядю Ваню, который улыбался нам оттуда, куда рано или поздно придет каждый.

___________________________________________________
............……  Дождя хочу!

Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem
avatar
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы :
Сообщения : 27264
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор Лилёша в Вс Авг 19, 2018 12:20 am

«Стрекоза и Муравей»

Марина Собе-Панек



Однажды в редакцию пришло письмо.
«Дорогая редакция! Смотрю на календарь и с ужасом думаю, что скоро сентябрь. И дети опять пойдут в школу. И опять начнут учить наизусть басню Крылова «Стрекоза и Муравей», порочащую мое доброе имя. О, сколько поколений детей, введенных в заблуждение баснописцем Крыловым, до сих пор считает, что я – стрекоза – ленивое и легкомысленное создание, которое все лето только поет и пляшет, а зимой ползет на поклон к муравьям. Зачем? Чтобы разжиться у них дохлой гусеницей? Да будет вам известно, я работаю все лето в поте лица. Я – самый неутомимый труженик. Я – самый прожорливый хищник планеты! Я за два часа могу поймать и съесть 40 мух, это все равно, что вам, людям, съесть за два часа 80 буханок хлеба! Муравьям такие производственные темпы и не снились! Я очень прошу вас, в преддверии нового учебного года, сделать все возможное, чтобы изъять лживую басню из школьных учебников и прекратить дальнейшее распространение небылиц обо мне. С уважением, Стрекоза.
P.S. Чуть не забыла! Зимой я сплю, а не шастаю по разным муравейникам.
P.P.S. Еще чуть не забыла. Я не пою! Вообще! Я даже летаю бесшумно!».
Прочитав это письмо, редакция решила провести собственное расследование. И выяснить, почему уважаемый баснописец Иван Андреевич Крылов решил опорочить ни в чем не повинную стрекозу.
«Попрыгунья стрекоза
лето красное пропела,
оглянуться не успела,
как зима катит в глаза…
…Злой тоской удручена
к муравью ползет она…»
Перво-наперво обнаружилось, что Крылов не сам сочинил историю про стрекозу и муравья, а всего лишь перевел на русский язык известную басню француза Лафонтена: «Цикада и муравей». Почему при переводе цикада превратилась в стрекозу доподлинно не известно. Но мы думаем, потому что цикада для наших широт - зверь неведомый, а стрекоза – родной и знакомый.
Как только мы узнали про цикаду, нам тут же стало понятно, почему муравей говорил: «Ты все пела? Это дело!» Конечно же, пела! Всем известно, как поют цикады…
Стоп! Стоп! Петь-то они поют, но вот дохлыми гусеницами и сушеными зернами точно не питаются. Все эти муравьиные продуктовые запасы цикаде не по зубам! У нее и зубов-то нет, только хоботок. Для высасывания сока растений и нектара цветов.
Слегка разочаровавшись в Лафонтене, который зачем-то оболгал цикаду-вегетарианку, редакция продолжила расследование и выяснила, что Лафонтен тоже не сам сочинил историю про ленивое насекомое, а пересказал басню древнего грека Эзопа. О муравье и… цикаде.
Опять цикада! Да что же это такое! Неужели Эзоп, живший в Греции, где полным полно цикад, не знал о привычках этого насекомого?
Знал, конечно, знал. Но дело-то в том, что Эзоп взял за основу своей басни историю, пришедшую из Индии! И речь в этой древней индийской басне шла вовсе не о цикаде, а о… кузнечике!
Почему Эзоп решил заменить кузнечика цикадой – нам тоже не известно. Но зато мы теперь точно знаем, когда началась путаница. И кто в результате ввел в заблуждение Крылова.
Впрочем, Иван Андреевич Крылов исправил ошибки Эзопа и Лафонтена. И написал басню о муравье и кузнечике. Да-да! Та самая стрекоза, которая приползла к муравью, на самом деле – кузнечик. Ведь раньше в русском языке кузнечик назывался стрекозой. От слова: «стрекочет», то есть «прыгает». Есть у этого слова и другое значение, известное нам: стрекочет – значит, скрипуче поет, цвиркает.
Кстати, «поет» кузнечик ногами. Он, скорее, скрипач, нежели певец. В роли скрипки у кузнечика выступают крылья, а в роли смычка – задние ноги. Чем быстрее кузнечик трет ногами о толстые прожилки надкрыльев, тем выше звук. Между прочим, каждый вид кузнечиков поет по-своему. Специалисты по одному только цвирканью могут определить, какой именно кузнечик засел в траве. «Поют» естественно, как это часто бывает в природе, только самцы. Впрочем, встречаются и исключения из правил. У кузнечиков эфиппигер, обитающих в виноградниках, самки тоже умеют «петь» ногами.
Вообще-то ноги кузнечика по сути своей являются многофункциональным устройством. Это средство передвижения, музыкальный инструмент и орган слуха. «Уши» расположены на голени передних лапок. Так что если вы увидите вдруг, что кузнечик тянет к вам лапы – не бойтесь, он вовсе не собирается вами пообедать, он просто очень внимательно вас слушает.
А чем обедают кузнечики? Да чем попало. В смысле, что в лапы попадется, то и съедят. Могут, например, той же цикадой закусить. Или гусеницей. А могут обойтись листом салата или куском яблока. После сытного обеда кузнечики обычно отдыхают, развалившись на солнышке.
Развалившись, в прямом смысле этого слова! Лежат обычно на брюшке или на боку, вытянув ноги и подремывая. Нагреют один бок, перевернутся на другой, точно сытая кошка.
Так и живут все лето, не заботясь о грядущей холодной и голодной зиме. Не сушат впрок яблоки, не заготавливают сено, не консервируют гусениц. А зачем? Если вместе с летом закончится срок, отпущенный кузнечику природой. Зимовать будут только яйца, отложенные самкой в землю…

Ну вот. На этом литературно-энтомологическое расследование можно и закончить. Личность удрученного злой тоской насекомого установлена. Первоисточник заблуждения найден. Вот только главный вопрос – зачем кузнечик приполз осенью в муравейник – так и остался без ответа.
Впрочем, редакция высказала одно предположение. Возможно, кузнечик по доброте душевной хотел завещать свое бренное тело муравьям. На пропитание.


___________________________________________________
............……  Дождя хочу!

Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem
avatar
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы :
Сообщения : 27264
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор Лилёша в Вс Авг 19, 2018 1:55 pm

ОТДАТЬСЯ МАЛО!

Александр Бирштейн

- Вот это мужик! Отдаться мало! – зашлась в восторгах тетя Аня после концерта Муслима Магомаева.
- Ты пробовала? – поинтересовалась тетя Сима.
Тете Ане очень хотелось соврать. Чем невероятней ложь, тем больше верят.
- Было дело… - туманно сообщила она.
- Дело? – съехидничала тетя Маруся. – Или тело? Так твое тело напоминает картинку!
- Правда? – обрадовалась тетя Аня.
- Правда! Картинку с надписью «Килька сушенная к пиву». Ну, что в «Гамбринусе» у буфета висит.
Грубо и даже предательски оторванная от мечты, тетя Аня отступила на шаг и обвела глазами присутствующих.
Подлая Маруся, ехидная Сима, толстая мадам Берсон… Да и она, Аня, сама… Все до единой без, так называемой, личной жизни.
Вот и собачатся меж собой, вот и собачатся.
Собачатся… Суки они – эти ее приятельницы! Помечтать не дали! Хотя… Мечта мечте рознь. Мечтать тоже, наверное, по чину положено.
Разве она виновата, что лучшие годы пришлись на оккупацию и вместо румян да помады морду – какое там лицо? – приходилось зеленкой мазать, изображая чесотку.
А работа? Закончила она до войны художественное училище. Вот и взяли ее уборщицей в художественный музей. И за то кланяться-благодарить надобно. Ведь она в оккупацию полы у румынского полковника мыла. Чуть сотрудничество не пришили…
А кому может понадобиться уборщица из музея?
Из раздумий тетю Аню вывел жирный голос мадам Берсон, доказывающий, что все мужчины «своличи». И что, поэтому, она одинока и неприступна.
Глядя на мадам, на эту гору, как-то не возникало сомнений, что штурмовать это могут только самые отчаянные. Вернее, самые отчаявшиеся.
Хотя… Был, был у мадам муж. Но сбежал. Бедняга! Впрочем, какой такой бедняга? Счастливец!
- Ну, что он тебе пел? – отвлек тетю Аню голос тети Симы.
- Кто? – растерялась тетя Аня.
- Ну, этот, твой Мусик-пусик?
- Отстань! – отмахнулась тетя Аня.
Тварь, эта Симка! С детства же дружили, а она… Предательница! Предательница? Кто из них? Когда арестовали Симкиного деда – врага нашего советского народа – во дворе все от них отвернулись. Все. Даже те, у кого в семье уже тоже были арестованные. И она, Аня, отвернулась. Даже здороваться перестала. Домой не пустила, когда Симка пришла. А теперь… Теперь время все постирало. Или не все. Иди знай, что Сима помнит. Или не помнит… Хотя… Она, Аня, ж не забыла…
- Наверное, Магомаев, Ане про свадьбу пел! – предположила тетя Маруся. И тут же запела:
- Ах, эта свадьба, свадьба пела и плясала…
Напомнить бы Марусе про ее свадьбу! Но на такое всей Аниной подлости не хватит. Свадьба… Война идет уже месяц, а они свадьбу затеяли! 22 июля дело было. Разве забудешь, как во время свадьбы немцы бомбы кидать стали. Первый раз с начала войны.
Земля тряслась. Обувную фабрику, что на углу и дом напротив разбомбили… Вот такая свадьба. А какая свадьба – такая и жизнь. Овдовела Маруся вскорости…
- Аня! А когда опять на свидание пойдешь? – это снова тетя Сима.
- Свидание… - шепчет тетя Аня. – Прошли-убежали наши свидания… - это уже совсем тихо-тихо.
Но все почему-то услышали и замолчали.

___________________________________________________
............……  Дождя хочу!

Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem
avatar
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы :
Сообщения : 27264
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор Лилёша в Пн Авг 20, 2018 1:03 am

СТАРОЕ ФОТОАТЕЛЬЕ

Александр Бирштейн

Лопоухий фотограф встречает удивительно шумно и нежно,
и при этом вовсю привечает он мою неказистую внешность.
Суетится, роняет тетрадку, успеваю заметить, что в клетку,
призывает меня к беспорядку и сажает на табуретку.
И моя неподвижная личность замирает от слова «беспечность»,
не понять ей былую столичность и чужую совсем человечность.
У потертого жизнью еврея озабочены руки и уши,
он тут прожил, совсем не старея, на давно переснятые души.
А за мною на белом экране только тень бродит влево и вправо.
Бурю я пережил, а в стакане не вода, а конечно отрава,
но она, как известно, привычка дорогая до спазма, до боли,
и, не вылетев, гикнулась птичка, не исполнив назначенной роли.
Знать напрасно я пялился в дуло, не забыв улыбаться противно,
если что-то сбылось и мелькнуло, это стало бы необъективно.
Но фотограф доволен работой, достает из коробки кассету,
Говорит: - Приходите в субботу, предпочтительно после обеда.
И радушно меня провожая, открывая заветные двери,
все твердит, что себя не узнаю, и, конечно, я этому верю.

___________________________________________________
............……  Дождя хочу!

Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem
avatar
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы :
Сообщения : 27264
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор Лилёша в Вт Авг 21, 2018 2:15 am

Коржики

Александр Бирштейн



Тетя Аня была обидчива и криклива, она была завистницей и склочницей, но…
Она пекла коржики!
Кстати, печь коржики ее научила моя бабушка Ида. И, бабушка, родненькая, прости, тетя Аня пекла не хуже бабушки. А это немыслимо!
Кстати, вы вообще знаете, что такое коржики? Да, понимаю, в магазинах нынче имеется все, ну-у, почти все. Но, уверяю вас, коржики, настоящие одесские коржики вы сейчас не увидите нигде!
Да, мадам Комбайнерова обзывала коржики тети Ани лакомством для бедных. Поверьте, она просто завидовала. Потому что тетианиных коржиков она не могла удостоиться, как не могла видеть собственные уши, не говоря уже об «ушах Амана» которые тетя Аня тоже пекла по заказу еврейской общественности двора. Но, повторяю, «уши Амана» делались по заказу, а коржики по зову души.
Надо сказать, что этот самый зов тетианиной души раздавался нечасто, но уж ежели раздавался, то его слышали не только в нашем дворе, но и по всей округе: на Канатной, на Греческой, на Пушкинской… И люди сглатывали слюну и, понимая свою неизбранность, сгибали голову и шли по делам, все-таки отчаянно надеясь на чудо.
Секрет приготовления теста был неведом никому. Тесто тетя Аня готовила в одиночестве! Да, конечно, все знали, что нужна мука, яйца, сливочное масло, сахар, орехи… Но сколько чего, в какой очередности и пропорции? Мрак! Мрак неизвестности, куда не проникала даже тоненькая свеча, зажженная ухищрениями и любопытством.
Потом, когда тесто уже маслянисто желтело на столе, обильно посыпанном мукой, в квартиру допускались любопытные и страждущие. Первой, сотрясая походкой вселенную и тетианин платяной шкаф, входила мадам Берсон. Она мостила свой необъятный зад на два табурета и немигающими глазами смотрела перед собой, замечая при этом все и всех. Потом прокрадывалась тетя Сима и застревала, как соринка в глазу, в ближайшем уголке, но так, что все наталкивались на нее и слегка ушибались. Приходила тетя Рива с пачечкой индийского чая, поражавшей видом дрессированного слона никогда не расстававшегося с бревном. Заскакивала тетя Маруся от которой вечно веяло приключениями и подвохом. Являлась деловитая тетя Бетя, пахнущая одновременно колбасой и селедкой, за ней Накойхеры с колечком краковской и, ввиду этого, усаживались в первом ряду. Чинно появлялись Герцен с Межбижером, причем у Межбижера на лице каллиграфически было написано паническое: - Не хватит!
А тетя Аня раскатывала тесто. Она раскатывала его деловито и медленно, то и дело подсыпая муку и что-то приговаривая. Что? Ох, если б я знал.
Наконец тесто приобретала нужную толщину, и тетя Аня резала его стаканом, терпеливо вытряхивая застрявшие кружочки. Кружочки затем укладывались на лист, обильно смазанный коровьим маслом. А потом… На каждый кружок тетя Аня что-то добавляла. Вишенку из варенья, кусочек шоколадки «Аленушка», просто четверть ложечки сахара или цукатик… Потом открывала дверцу духовки и ставила туда листы. Через немногое время немыслимые ароматы заполняли квартиру. И наступало молчание, изредка прерываемое судорожными вздохами нетерпеливого Межбижера.
Люди сидели неподвижно и выжидательно, как памятники себе. Ну, скажи им, скажи им сейчас, что дом заминирован, что взорвется через минуту и двадцать семь секунд! И что? А ничего! Отмахнулись бы, как от чепухи и продолжали сидеть, зная, что вот-вот… Потому что, какой смысл жить, не попробовав в который раз тетианины коржики? Как-то даже смешно об этом говорить.
Наконец, по каким-то своим, никому не ведомым признакам, тетя Аня убеждалась, что коржики готовы. Бестрепетной рукой, даже не заглядывая внутрь, выключала она огонь и садилась на стул, оставаясь под прицелом ждущих и требовательных глаз.
Мгновение спустя, мадам Берсон заводила свою шарманку:
- Аня! Так уже же уже!
Но тетя Аня отмахивалась.
Вообще замечено было, что в процессе приготовления коржиков тетя Аня ни с кем не говорила.
Через какое-то время, когда даже тетя Рива начинала сходить с ума, тетя Аня доставала коржики из духовки. Они были горячими даже для ее натруженных рук, поэтому она слегка сдвигала их ножом так, чтоб они могли свободно перемещаться по дну листа. Потом коржики ссыпались на большой жестяной поднос, расписанный сценой из жизни павлинов. И павлины блекли и скрывались под горкой коржиков.
Вообще лучше есть коржики остывшими, но кто ж станет столько ждать? Поэтому на них дули и…
О, это сладкое мгновение, когда кусок коржика попадал в наполненный слюной рот и… таял там, оставляя во рту радость и нетерпение.
Тетя Аня коржиков не ела. Она все так же молча сидела у стола и смотрела на людей, поедающих ее коржики. И была счастлива.
Да-да, была счастлива!

___________________________________________________
............……  Дождя хочу!

Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem
avatar
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы :
Сообщения : 27264
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор ПтичкаBY в Вт Авг 21, 2018 3:44 am

good
--------------------------------------

ЧП Новогоднего масштаба
Светлана, интересная женщина бальзаковского возраста, посмотрела на часы и ахнула – до боя Новогодних курантов оставалось два часа. Она быстро привела лицо в порядок, надела вечернее платье и собрала сумку с баночками разной снеди. Муж с работы должен приехать прямо к друзьям, где они договорились встречать Новый год. Она взялась за телефон, чтобы вызвать такси, но мобильник сам ожил. Звонили с работы, и звонок этот не предвещал ничего хорошего. Дело в том, что у Светланы Петровны была очень ответственная должность, на которой она пребывала не так давно. По идее, её подопечные праздник не отмечали. Когда она уходила с работы, всё было тихо и спокойно. Странно, кому мог понадобиться директор зоопарка за два часа до Нового года?

Сан Санычу опять не повезло. Вот уже второй год ему выпадало дежурство в Новогоднюю ночь. Но никуда не денешься – работа есть работа. Заступив на пост, Сан Саныч немного посмотрел телевизор, а потом решил чуток проводить старый год. Разложил на столе салатики, заботливо собранные женой, плеснул в пластиковый стаканчик горячительного, чтобы старый год на него не обиделся. Немного-то можно. Тепло разошлось по организму, хрустящий огурчик на закуску напомнил о жене, которая в данный момент находилась у сына в гостях. Сан Саныч погрустнел. К тому же надо было обходить владения. После того, как в зоопарк пробрались какие-то отморозки и забили палками кенгуру, ночным сторожам было предписано каждый час проверять вверенную им территорию. Погода не располагала к прогулкам – шел мелкий противный дождь. Сан Саныч решил еще немного проводить старый год, а потом просто заставил себя выйти в сырость Новогодней ночи.
Он шёл по главной аллее зоопарка, когда при тусклом свете фонарей впереди увидел тёмную стену. Странно, в прошлое дежурство ещё никакой стены не было. Построили, что ли за два дня? А зачем стена на главной аллее? Сан Саныч остановился, размышляя, что это могло быть. Вдруг стена шевельнулась. «Свят, свят, вроде выпил-то немного, - прошептал сторож, - а живые стены видятся». Он решил подойти поближе, но стена сама приблизилась к нему и остановилась под фонарём. Холодок пробежал по спине Сан Саныча. Прямо перед ним стояла бегемотиха Берта, что-то тщательно пережёвывая. Почуяв человека, Берта радостно шагнула к нему. Но Сан Саныч этой радости не разделил и что есть сил рванул в административный корпус. «Вот же зараза, всё бочок о заборчик чесала, дочесалась. Что делать-то? Я эти три тонны в вольер не загоню», - лихорадочно соображал Сан Саныч. И стал звонить директору.

Светлана нажала кнопочку и услышала взволнованный голос сторожа:
- Светлана Петровна, извиняюсь, конечно, что побеспокоил в такое время, но ЧП у нас. Тут это, в общем, Берта погулять вышла.
- Сан Саныч, ты уже старый год проводил?
- Светлана Петровна, я это, не пьяный. Вышел на обход, а там стена. Присмотрелся, а не стена вовсе, а Берта. Что делать-то?
- Ну, сюрпризец! Говорила же Рожнову, что забор надо укрепить. Всё самой проверять нужно, - Светлана растерялась. Если Берте вздумается в город выйти, то ворота центральные, может, ещё и выдержат, а вот двое других вряд ли. – Сейчас приеду. Попробую спасателей вызвать. 
Светлана представила картинку, как по улицам города в Новогоднюю ночь гуляет бегемотиха весом в три тонны. С виду она как будто миролюбивая, но ведь и разозлиться может. Или фейерверк напугает – со страху нападёт на кого-нибудь, а клыки у неё не маленькие… Вряд ли кому понравится встреча с такой «снегурочкой». Рожнов не отвечал. Светлану холодный пот прошиб.
Она позвонила в диспетчерскую такси:
- Вам куда ехать? – спросила женщина-диспетчер.
- В зоопарк, - машинально отозвалась Светлана.
- Нашли время для шуток, - на том конце бросили трубку.
Светлана перезвонила. Пришлось сказать, что ехать нужно на улицу Зоологическую. 
Машина пришла через полчаса. За это время Светлана успела мысленно нарисовать страшные картины. Перезвонила Сан Санычу. Тот сказал, что Берта мирно гуляет рядом с административным корпусом.
- Вам куда на Зоологической? – поинтересовался таксист.
- К зоопарку.
- ГЫ! Клетка освободилась?
- Слушайте, везите уже, не до шуток, ей богу!
Таксист с открытым ртом смотрел вслед пассажирке, которая за час до Нового года, открыв ворота зоопарка, скрылась на его территории. 
По дороге Светлана позвонила в МЧС, заикаясь от волнения, проговорила скороговоркой:
- Приезжайте, пожалуйста. Тут бегемот сбежал, вернее бегемотиха, надо её как-то в вольер вернуть.
- Кто говорит? - в трубке раздался смешок.
- Директор зоопарка.
- С наступающим, девушка! Мы оценили вашу шутку. Постарайтесь окончательно не наклюкаться до Нового года.
Да, за час до боя курантов Светлана со сбежавшей бегемотихой выглядела не лучшим образом. Она повторила вызов.
- Ребята, правда, я трезвая и совсем не шучу. Седова Светлана Петровна, директор зоопарка, - видимо, тревога в голосе всё-таки была услышана.
- Ну ладно, выезжаем. Только смотрите, если это шутка, оштрафуем за ложный вызов.
Спасатели приехали быстро – двое молодых парней на легковой машине.
- Ребята, она вашу машинку как игрушечную раздавит. Вы вообще бегемотов видели?
- В вашем зоопарке и видели.
- Это когда из воды глаза торчат? Тогда пойдёмте, только тихо.
Бегемотиха, видимо, решила размяться и устроила пробежки туда-обратно по главной аллее. Несмотря на вес и неуклюжесть, бегемоты бегают довольно быстро. Увидев гуляющую Берту, спасатели впечатлились. А до Нового года оставалось полчаса. Ребята долго пытались убедить пожарных, что они не шутят и без брандспойтов тут не обойтись. 
Светлана так распереживалась о судьбе бегемотихи, что совершенно забыла о муже. Звонок от него застал врасплох. Муж был крайне недоволен.
- Света, ты где? До Нового года полчаса. Тебя все ждут.
- Ох, не надо меня ждать. Празднуйте без меня. У меня ЧП. Я в зоопарке.
- Странно, а что за мужские голоса? Я что-то не знаю о своей жене?
- Извини, о жене ты знаешь всё, а вот о бегемотах, наверное, нет. Я жду пожарные машины.
- В зоопарке пожар? Какие бегемоты?
- Потом всё расскажу.
Пожарный расчёт с сиренами подъехал к зоопарку как раз под бой курантов, который раздавался в каморке Сан Саныча. А Берта тем временем направилась к боковым воротам.
Светлана подбежала к пожарным.
- Ребята, там ворота на ладан дышат. Вы машину с внешней стороны поставьте, может, девочка не полезет, - с надеждой произнесла она.
А в воздухе взрывались фейерверки, летали ракеты и цветные фонарики. Похоже, Берте это не понравилось, и она стала издавать какие-то недружелюбные звуки.
Светлана и глазом моргнуть не успела, а около боковых ворот нарисовался трёхтонный грузовик, видимо, пожарные решили не рисковать своими машинами. 
Берта остановилась, замолчала, лишь открывала пасть, как будто хотела поймать светящуюся точку.
Светлана наконец дозвонилась Рожнову.
- Светлана Петровна! – голос зама был совершенно счастливым. – И я вас поздравляю.
- Поздравляться позже будем. А сейчас ноги в руки – и на рабочее место.
- Вы шутите?
- Сколько раз говорила, что забор у бегемотов надо серьёзно укрепить. Как Берта повадилась бок об него чесать, так и талдычу. Вот теперь приезжай и что хочешь, то и делай.
- Почему именно сейчас-то? Ещё шампанское выпить не успел…
- Потому что Берта погулять вышла. Сейчас попробуем её брандспойтами в вольер загнать. И не думайте, что я шучу, - Светлана Петровна умела быть грозной.
Рожнов позвонил в диспетчерскую такси и попросил машину до зоопарка. Можно представить, что ему ответила диспетчер. На место он приехал как раз тогда, когда Берта под тугими струями воды ретировалась в свой вольер.
Светлана, вздохнув, взглянула на часы. Новый год уже вовсю шагал по планете. Рожнов и Сан Саныч, вооружившись инструментами, укрепляли забор. Берта, нагулявшись по аллеям зоопарка, спала. Пожарные предложили отвезти Светлану домой. Она поблагодарила и отказалась: не могла понять, куда ехать – домой или в гости. Набрала номер диспетчерской такси.
- Куда прислать машину? – спросил знакомый женский голос.
- К зоопарку, - устало ответила Светлана.
- Да вы что, с ума там все посходили? И шутки у вас дурацкие.
- И вас с Новым годом.
Светлана отключила мобильник, закрыла за собой ворота зоопарка. Около входа остановилось такси. Из машины выскочил взлохмаченный муж, куртка нараспашку, в руках бутылка шампанского и два пластиковых стакана.
- Светка! Что за пожар? Новый год как встретишь, так его и проведёшь, - разлил шампанское. – Давай, Светка, с Новым годом!
- С Новым годом! – Светлана выпила шампанское. – Эх, нелёгкая эта работа – вновь в болото загнать бегемота.
- О, машина уехала. Сейчас такси закажу, домой поедем, а то уже что-то спать хочется, - муж широко улыбался.
- Ага, дорогой, заказывай. Не забудь сказать, чтобы машина к зоопарку подъехала.

Из интернета
avatar
ПтичкаBY
Золотой счастливчик
Золотой счастливчик

Сообщения : 4428

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор mamusia в Чт Авг 23, 2018 4:42 am

Делаааа..... heat
avatar
mamusia
Бриллиантовый счастливчик
Бриллиантовый счастливчик

Две победы :
Сообщения : 25136
Откуда : Vilnius - London

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор Лилёша в Пт Авг 24, 2018 2:18 am

good good good 134942

___________________________________________________
............……  Дождя хочу!

Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem
avatar
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы :
Сообщения : 27264
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор mamusia в Пт Авг 24, 2018 6:41 pm

Сему очень ждали. И дождались.
Когда уже потеряли надежду. Девять лет ожидания — и вдруг беременность! Сема был закормлен любовью родителей. Даже слегка перекормлен. Забалован.
Мама Семы — Лиля — детдомовская девочка. Видела много жесткости и мало любви. Лиля любила Семочку за себя и за него.
Папа Гриша — ребенок из многодетной семьи. Гришу очень любили, но рос он как перекати-поле, потому что родители отчаянно зарабатывали на жизнь многодетной семьи. Гриша с братьями рос практически во дворе. Двор научил Гришу многому, показал его место в социуме. Не вожак, но и не прислуга. Крепкий, уверенный, себе-на-уме.
Гришины родители ждали Семочку не менее страстно. Еще бы! Первый внук! Они плакали под окнами роддома над синим кульком в окне, который Лиля показывала со второго этажа.
Сейчас Семе уже пять. Пол шестого. Сема получился толковым, но избалованным ребенком. А как иначе при такой концентрации любви на одного малыша?

Эти выходные Семочка провел у бабушки и дедушки. Лиля и Гриша ездили на дачу отмывать дом к летнему сезону. Семочку привез домой брат Гриши, в воскресенье. Сдал племянника с шутками и прибаутками.
Сёма был веселый, обычный, рот перемазан шоколадом.

Вечером Лиля раздела сына для купания и заметила … На попе две красные полосы. Следы от ремня. У Лили похолодели руки.
— Семен… — Лилю не слушался язык.
— Да, мам.
— Что случилось у дедушки и бабушки?
— А что случилось? — не понял Сема.
— Тебя били?
— А да. Я баловался, прыгал со спинки дивана. Деда сказал раз. Два. Потом диван сломался. Чуть не придавил Мурзика. И на третий раз деда меня бил. В субботу.
Лиля заплакала. Прямо со всем отчаянием, на какое была способна. Сема тоже. Посмотрел на маму и заплакал. От жалости к себе.
— Почему ты мне сразу не рассказал?
— Я забыл.
Лиля поняла, что Сема, в силу возраста, не придал этому событию особого значения. Ему было обидно больше, чем больно. А Лиле было больно. Очень больно. Болело сердце. Кололо.
Лиля выскочила в кухню, где Гриша доедал ужин.
— Сема больше не поедет к твоим родителям, — отрезала она.
— На этой неделе?
— Вообще. Никогда.
— Почему? — Гриша поперхнулся.
— Твой отец избил моего сына.
— Избил?
— Дал ремня.
— А за что?
— В каком смысле «за что»? Какая разница «за что»? Это так важно? За что? Гриша, он его бил!!! Ремнем! — Лиля сорвалась на крик, почти истерику.
— Лиля, меня все детство лупили как сидорову козу и ничего. Не умер. Я тебе больше скажу: я даже рад этому. И благодарен отцу. Нас всех лупили. Мы поколение поротых жоп, но это не смертельно!
— То есть ты за насилие в семье? Я правильно понимаю? — уточнила Лиля стальным голосом.
— Я за то, чтобы ты не делала из этого трагедию. Чуть меньше мхата. Я позвоню отцу, все выясню, скажу, чтобы больше Семку не наказывал. Объясню, что мы против. Успокойся.
— Так мы против или это не смертельно? — Лиля не могла успокоиться.
— Ремень — самый доходчивый способ коммуникации, Лиля. Самый быстрый и эффективный. Именно ремень объяснил мне опасность для моего здоровья курения за гаражами, драки в школе, воровства яблок с чужих огородов. Именно ремнем мне объяснили, что нельзя жечь костры на торфяных болотах.
— А словами??? Словами до тебя не дошло бы??? Или никто не пробовал?
— Словами объясняют и все остальное. Например, что нельзя есть конфету до супа. Но если я съем, никто не умрет. А если подожгу торф, буду курить и воровать — это преступление. Поэтому ремень — он как восклицательный знак. Не просто «нельзя». А НЕЛЬЗЯ!!!
— К черту такие знаки препинания!
— Лиля, в наше время не было ювенальной юстиции, и когда меня пороли, я не думал о мести отцу. Я думал о том, что больше не буду делать то, за что меня наказывают. Воспитание отца — это час перед сном. Он пришел с работы, поужинал, выпорол за проступки, и тут же пришел целовать перед сном. Знаешь, я обожал отца. Боготворил. Любил больше мамы, которая была добрая и заступалась.
— Гриша, ты слышишь себя? Ты говоришь, что бить детей — это норма. Говоришь это, просто другими словами.


— Это сейчас каждый сам себе психолог. Псехолог-пидагог. И все расскажут тебе в журнале «Щисливые радители» о том, какую психическую травму наносит ребенку удар по попе. А я, как носитель этой попы, официально заявляю: никакой. Никакой, Лиль, травмы. Даже наоборот. Чем дольше синяки болят, тем дольше помнятся уроки. Поэтому сбавь обороты. Сема поедет к любимому дедушке и бабушке.
После того, как я с ними переговорю.
Лиля сидела сгорбившись, смотрела в одну точку.
— Я поняла. Ты не против насилия в семье.
— Я против насилия. Но есть исключения.
— То есть если случатся исключения, то ты ударишь Сему.
— Именно так. Я и тебя ударю. Если случатся исключения.
На кухне повисла тяжелое молчание. Его можно было резать на порции, такое тугое и осязаемое оно было.
— Какие исключения? — тихо спросила Лиля.
— Разные. Если застану тебя с любовником, например. Или приду домой, а ты, ну не знаю, пьяная спишь, а ребенок брошен. Понятный пример? И Сема огребет. Если, например, будет шастать на железнодорожную станцию один и без спроса, если однажды придет домой с расширенными зрачками, если… не знаю… убьет животное…
— Какое животное?
— Любое животное, Лиля. Помнишь, как он в два года наступил сандаликом на ящерицу? И убил. Играл в неё и убил потом. Он был маленький совсем. Не понимал ничего. А если он в восемь лет сделает также, я его отхожу ремнем.
— Гриша, нельзя бить детей. Женщин. Нельзя, понимаешь?
— Кто это сказал? Кто? Что за эксперт? Ремень — самый доступный и короткий способ коммуникации. Нас пороли, всех, понимаешь? И никто от этого не умер, а выросли и стали хорошими людьми. И это аргумент. А общество, загнанное в тиски выдуманными гротескными правилами, когда ребенок может подать в суд на родителей, это нонсенс. Просыпайся, Лиля, мы в России. До Финляндии далеко.
Лиля молчала. Гриша придвинул к себе тарелку с ужином.
— Надеюсь, ты поняла меня правильно.
— Надейся.
Лиля молча вышла с кухни, пошла в комнату к Семе. Он мирно играл в конструктор.
У Семы были разные игрушки, даже куклы, а солдатиков не было. Лиля ненавидела насилие, и не хотела видеть его даже в игрушках. Солдатик — это воин. Воин — это драка. Драка это боль и насилие. Гриша хочет сказать, что иногда драка — это защита. Лиля хочет сказать, что в цивилизованном обществе достаточно словесных баталий. Это две полярные точки зрения, не совместимые в рамках одной семьи.
— Мы пойдем купаться? — спросил Сема.
— Вода уже остыла, сейчас я горячей подбавлю…
— Мам, а когда первое число?
— Первое число? Хм… Ну, сегодня двадцать третье… Через неделю первое. А что?
— Деда сказал, что если я буду один ходить на балкон, где открыто окно, то он опять всыпет мне по первое число …
Лиля тяжело вздохнула.
— Деда больше никогда тебе не всыпет. Никогда не ударит. Если это произойдет — обещай! — ты сразу расскажешь мне. Сразу!
Лиля подошла к сыну, присела, строго посмотрела ему в глаза:
— Сема, никогда! Слышишь? Никогда не ходи один на балкон, где открыто окно. Это опасно! Можно упасть вниз. И умереть навсегда. Ты понял?
— Я понял, мама.
— Что ты понял?
— Что нельзя ходить на балкон.
— Правильно! — Лиля улыбнулась, довольная, что смогла донести до сына важный урок. — А почему нельзя?
— Потому что деда всыпет мне ремня…
avatar
mamusia
Бриллиантовый счастливчик
Бриллиантовый счастливчик

Две победы :
Сообщения : 25136
Откуда : Vilnius - London

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор ПтичкаBY в Сб Авг 25, 2018 1:42 am

acute.gif bye
avatar
ПтичкаBY
Золотой счастливчик
Золотой счастливчик

Сообщения : 4428

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор mamusia в Сб Авг 25, 2018 2:11 am

ПтичкаBY пишет:acute.gif bye


girl_haha.gif girl_pardon.gif
avatar
mamusia
Бриллиантовый счастливчик
Бриллиантовый счастливчик

Две победы :
Сообщения : 25136
Откуда : Vilnius - London

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор Лилёша в Сб Авг 25, 2018 6:24 pm

good браво браво браво браво

___________________________________________________
............……  Дождя хочу!

Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem
avatar
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы :
Сообщения : 27264
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор Лилёша в Вс Авг 26, 2018 4:44 pm

СКАЗКА ПРО НИ ЗА ЧТО...

Александр Бирштейн

Не знаю, в сколькотысячный раз телефон голосом Леонида Осиповича Утесова запел:
– Есть город, который я вижу...
Но я не дал Утесову допеть и, нажав на клавишу, строго сказал:
– Я!
Звонила двоюродная сестра. У меня семь двоюродных сестер, и каждая объявляется раз в неделю. Сегодня вторник. Значит, это Люба. В принципе, имя несущественно. Ибо тема разговора в любой день неизменна. Им нужно:
– вытащить меня, наконец, из этой «пропащей страны»;
– женить на хорошей еврейской девочке.
О том же будет со мной говорить и мама, которая позвонит через полчаса. Почему я в этом так уверен? Опыт, граждане, многолетний опыт!
А я держусь!
Сдержанно хвалю присылаемые по электронной почте фотографии претенденток на мою еще достаточно крепкую руку. И отвергаю, отвергаю...
Вот и сейчас сестра завела разговор на тему отдыха. Мол, не худо бы приехать к ним в Чикаго, а потом всем вместе отправиться на озера... Все вместе – это сестра, ее муж и, разумеется, подруга – очень и очень приличная девушка из очень-очень и очень приличной еврейской семьи...
– Вот и женись на ней сама! – советую сестре.
– Я, к твоему сведению, давно замужем! И за достойным человеком! – обижается сестра. – А тебе следует кое о чем вспомнить!
Это ее «кое-что» напоминание о моей бурной молодости и не менее бурной любви к Светке с очень редкой фамилией Иванова. Волна негодования, охватившая моих родственничков, когда я объявил, что женюсь на Светке, была настолько ужасной, что вызвала к жизни три проклятия, один микроинсульт, тридцать четыре обморока и двадцать семь вызовов скорой помощи.
Что интересно, Светкины родственники не захотели отставать от моих. Но отстали. На один вызов скорой помощи и четыре обморока.
С тех пор кое-что изменилось. Уехала в разные страны моя родня. Подались в другие края и Светкины родичи. И те, и другие, уезжая, грозили всевозможными бедами и карами...
А Светка... Кстати, надо ее разбудить. Через пять минут будет звонить Светкин папа. Откуда я знаю? Опыт, граждане, все тот же многолетний опыт! Тема разговора? О, такая же, как и у моих родственников. Но с другим знаком.
– Приехать, наконец к ним;
– найти себе в мужья нормального русского или, в крайнем случае, австралийского парня...
Ничего нового!
Не могу сказать, что мне это все надоело. Привык, притерпелся. Просто, очень устал. И все. Поэтому не говорю им всем, этой кодле, что... Нет, и вам не скажу!
А Светка, тем временем, отбивается от атак папеньки. Она тоже от всего этого устала. И тоже не выдает наш секрет.
......................................................................................................................................................
Поговорив со мной, сестра Люба звонит моей маме.
– Ну как? – спрашивает мама.
– Все то же... – отвечает сестра.
– Он что-нибудь говорил?
– Ни слова!
– Бедный мальчик! – начинает всхлипывать мама. – Ему, наверное, очень тяжело. Все-таки Света на шестом месяце... А он, временами, такой слабенький... И покормить его некому...
Потом мама, страдая, звонит Светкиному папе. И, в свою очередь, задает традиционный вопрос:
– Ну, как?
– Молчит... – сокрушается Светкин папа.
– Какое счастье, что есть на свете соседи по двору! – восхищается мама. А потом, наверное, спрашивает: – Ну, почему, почему эти дети нам никогда ни о чем не говорят?
– До сих пор понять этого не могу! – вторит ей Светкин папа.

___________________________________________________
............……  Дождя хочу!

Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem
avatar
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы :
Сообщения : 27264
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор Лилёша в Вс Авг 26, 2018 4:50 pm

ТОЖЕ ДИАЛОГ

Александр Бирштейн

Он внимательно и с любопытством смотрел на меня. И молчал. Я тоже помолчал, переминаясь с ноги на ногу. А потом выпалил:
- Я наказан несправедливо!
Он и тут не сказал ни слова. Просто смотрел на меня, подперев рукой голову. За спиной у него, вместо обязательного портрета обязательного человека висела картина с А.С. Пушкиным. Это подбодрило, и я ринулся в бой.
- Да, я сказал учительнице, что она дура! Ну, и что нового она о себе узнала? А вы о ней?
- Виноват в том, что сказал это вслух? При всем классе? А разве это государственная тайна?
- Не зарываться? Ладно… Но вы же сами учили, что нельзя лгать, лицемерить, что надо всегда говорить правду в глаза, «как бы горька она ни была»… Ваши слова?
- Да, она намного старше меня. Согласен. Но не умней же!
- Учительница? Я знаю, что учитель происходит от слова «учить». Но чему может научить человек, который сообщает:
- Сегодни мы будим проходить роман товарища Пушкина «Евгэний Оньегин»!
- Не смолчал? Вырвалось… Да, нет, ничего такого. Честное слово! Что именно? Что будем, конечно, проходить, но, безусловно, мимо.
- А она? Дала мне книжку и сказала, что раз я такой умный, то буду читать «Евгэния Оньегина» для всех, поэтому вслух.
- Я? Ответил, что раз я такой умный, то буду читать, но наизусть. И начал…
- А она сказала, что устно не полагается, а надо по книжке.
- Что я? Взял книжку… зоологии вверх ногами и читал. Нет, не зоологию. А «… всех уважать себя заставил…».
- Вот! – сказала она. – Заставил себе уважать! Я тоже заставлю! Тибя уважать! Миня!
- Тогда я буркнул, чтоб иголки купила.
- Для чему? – поразилась она. – У нас, промежду прочими, литература, а не кройка эта самая, что с шитьем!
- А я только под пыткой вас уважать смогу. И то, если не выдержу!
- Ты кого фашистской мордой обозвал? Сам морда… Гаденыш! Партизан недорезанный! Румынов на тебя нет!
- Тогда я попросил насчет румын подробней. Но она отказалась, пообещав, что насчет румын и как себя на уроке вести мне объяснят в другом месте.
- По месту работы? – уточнил я.
- Я там вобше не работаю! – сообщила она.
Тогда весь класс взревел:
- Где там?
- Нэ ваше дело! Кто не хочит изучать «Евгэния Оньегина» покладите дневники на парты! Живо у мене двойку споймаете!
- А кто хочет учить поэму «Евгений Онегин» бегите отсюда без оглядки! – посоветовал я.
А она сказала, что я сильно умный и даром мне это не пройдет.
- А не даром? – спросил я. А она захотела узнать, на что я намекаю. Вот еще. Стану я намекать на то, о чем вся школа говорит! Вот тогда я ей и сказал, что она дура, причем, безграмотная!
- Не мне судить? Это правда! Судить, конечно, не мне. И за румын, кстати, тоже!
- Ну и пусть она бывший работник обкома! Вы эти обкомы развели, а нам за это расплачиваться?
- Замолчать? Пожалуйста! Только зачем вы меня сюда вызвали? Чтоб я молчал?
- Вернуться в класс? Хорошо… А родителям когда в школу прийти?
- Зачем? Ну, вы ж их чуть что вызываете…
- Не надо им приходить? И то хлеб! Спасибо!
- Мне спасибо? Тогда, не за что…

___________________________________________________
............……  Дождя хочу!

Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem
avatar
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы :
Сообщения : 27264
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор Лилёша в Вс Авг 26, 2018 4:54 pm

СКАЗКА О ЗНАКОМСТВЕ

Александр Бирштейн

Наверное, памяти Туты...
Она стояла возле магазина и кого-то ждала.
- Можно, я постою с Вами? – попросил я.
- Вот еще! – не совсем приветливо ответила она. – Иди, знай, что у Вас на уме. А вдруг Вы решили меня украсть!
- Я бы с удовольствием, - признался я, - но меня никто еще не научил красть собак.
- И чему вас только учат? – очень логично сокрушилась она, всплеснув лапами. – Вот моя… - и она затруднилась в поисках названия, поэтому просто махнула хвостом в сторону магазинной двери, - готовить совсем не умеет. Покупает мешки со всяческим кормом и сыплет мне в миску, причем, по часам. Нет, чтоб самой, своими руками…
Она замолчала. Видимо, огорчилась.
- Когда у меня была собака… - вырвалось вдруг, - я сам готовил ей еду.
- Правильно и мудро! – одобрила собака. И тут же полюбопытствовала:, - А какую?
- Долго рассказывать…
- А куда нам спешить?
Меня обрадовало это «нам», и я приступил:
- Ну, конечно, каша. Лучше всего гречневая. Туда натирается морковка и бурачок. И сразу все надо полить подсолнечным маслом. Нерафинированным! И перемешать. Потом, конечно, колбаса. Она режется кубиками…
Собака села и слушала меня, затаив дыхание.
- … потом, конечно нужен укроп. Его я резал мелко-мелко. И все тщательно перемешивал…
- А когда же уже есть можно было? – не выдержала собака.
- Буквально сразу после этого! – утешил я ее. И… что-то стало мне не по себе. Говорить трудно…
- Вот так… - только и вымолвил. – Вот так…
- А у меня хозяйка… - ткнулась мне в ладонь мокрым кожаным носом собака. – Она тебе понравится. Вот увидишь. Распустеха, конечно, но славная. И гулять со мной любит. Долго! С другой стороны, что ей еще делать? – и она смешно развела уши в сторону.
Из магазина вышла молодая женщина и бросилась к нам. В глазах у нее билось беспокойство.
- Что вы! – успокоил я ее, мы просто разговариваем.
- Разговариваете? – удивилась она. – Как это?
- Просто… Она спрашивает, я отвечаю…
- Ну, и что она Вам уже наговорила? – иронично подняла брови женщина.
- Не беспокойтесь. Никаких тайн. Разве что… То, что Вы никогда сами не готовите ей еду, а сыплете в миску брикетики из мешка!
- Предательница! – обиделась женщина на собаку. И тут же еще больше огорчилась: - Я не умею готовить собачью еду… Я и человеческую не очень…
- Я ей все рассказал, а она Вам передаст…
- Но я ж не умею с ней говорить!
- Ну, этому-то вы научитесь быстро…
- Откуда Вы знаете?
- Знаю… А хотите я при Вас приготовлю ей еду, а Вы посмотрите.
- Это Вы намекаете, чтоб я пригласила Вас к себе… А как на это отреагирует мой муж?
- Никак! – уверил я ее. – Нет у Вас мужа…
- Это она тоже Вам рассказала? – покраснела женщина. – А сватать она меня не пыталась?
- Пожалуй нет… Сватают, вроде, люди…
- Подумаешь, - фыркнула собака, - тоже мне специалисты! Пошли что ли?
И мы пошли по улице. Женщина, я и собака между нами.
- Я б все равно не пошла за Вас! – вдруг сказала женщина.
- Почему? – спросил я, но не удивился.
- Потому что Вы любили бы не меня….
Она была права. Но все-таки, все-таки мы шли вместе и, кажется, впервые за много времени мне было хорошо.

___________________________________________________
............……  Дождя хочу!

Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem
avatar
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы :
Сообщения : 27264
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор Лилёша в Вс Авг 26, 2018 5:03 pm

ЖАРА

Александр Бирштейн

(Поэма?)
Разве это удачное утро, если ты вынужден идти вплавь,
перемещаясь в горячем и влажном воздухе с трудом, но без вдохновения?
Разве день будет удачным, если начинается он с еврейского кладбища,
где деловитые нищие ненавидят меня преданно и торопливо?
И все потому, что я не плачу им дань и смеюсь над их благополучием.
О, еврейское кладбище, куда приходится приходить – плохой парадокс! – не от хорошей жизни.
Тем более, что жизнь в жару не бывает хорошей. И, тем более, легкой.
Ее нужно нести, как неудобный груз, проплаченный и хрупкий, а потому бесценный.
О том, что солнце враг, одесситы узнали, по-моему, впервые. И ужаснулись. Что одесситы? «Гости города» не верят этому и сейчас, по крайней мере, вслух.
Многие кинулись за справедливостью к морю, надеясь и стеная.
Море лениво шевелит волной и все меряет и меряет температуру.
Оно не охлаждает пиво, тщательно закопанное в песок у кромки прилива.
Раскаленные помидоры – обязательный атрибут одесского пляжа! – плюются красным соком и давным-давно, еще с базара, не пахнут степью. Ими кормят худых приезжих детей.
После моря путь домой трудней даже этой жизни. Он длится от пляжа до подъема вверх, потом в маршрутке, под ворчание сидящих: - Не капайте на меня ваш пот!
Одессит бы ответил что-то насчет зонтика «раз такой дождь». Но приезжие стесняются и поэтому грубят.
Кондиционеры магазинов, квартир, офисов и фирм ворчат и необидно мочатся на тротуары. Внутри вышеназванных помещений сидят одесситы и огорчаются тем, что надо как-то добираться домой. До «добираться домой» еще далеко, но надо же о чем-то думать в такую жару.
Иногда подворачивается работа и счастливчик, охаивая погоду, бережно говорит по телефону. Остальные завидуют и пьют кофе.
Так проходит день. А потом просыпается вечер, а ты снова идешь вплавь.
Одесский летний вечер огромен и ленив. Он застревает в кафешках на Садовой и Дерибасовской, пьет кофе и холодное шампанское. Его движения неторопливы, а глаза полузакрыты. Иногда он перемещается в пространстве, переходя – медленно и неохотно – от столика к столику. Иногда идет по улице, тщательно минуя приезжих.
Приезжих много. Они неуверенно пытаются смешаться с аборигенами, но растекаются по поверхности, как масло по воде.
Одесситы надменны и добры. Она знают места и водят туда гостей. Гости, выскочив из категории приезжих, счастливы и многословны. Они не знают, что это временно и беспочвенно надеются.
В такое время хорошо сидеть у Джамбула, пить холодное «Таировское» и смотреть на окружающих добрыми глазами.
Завтра тоже будет день…
Хотя, разве это день, если синоптики стыдливо обещают похолодание в октябре.

___________________________________________________
............……  Дождя хочу!

Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem
avatar
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы :
Сообщения : 27264
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор Лилёша в Пн Авг 27, 2018 2:48 pm

ХОЛОД, ДА?

Александр Бирштейн

У него было выражение лица такое, словно он размышлял над тем, когда стоит получить Нобелевскую премию – сегодня или недельку-другую можно подождать.
- Слушаю вас, - сообщил он посетителю, когда тот уселся в предложенное ему кресло.
Посетитель пожевал губами, вздохнул и стал оглядываться.
Кабинет, как кабинет. Дубовая мебель, стеллажи с книгами, огромное окно, за которым ярко сияет мартовское солнце.
- Слушаю вас! – напомнил о себе хозяин кабинета.
Посетитель часто задышал и признался:
- Я торгую нагревательными электроприборами!
- Замечательное занятие! – одобрил хозяин кабинета и потребовал: - Дальше!
- Ну и мы, то есть, я, закупили много масляных радиаторов на зиму…
- А зима была теплой! – подсказал хозяин.
- Н-ну да…
- И вы сидели и ждали до марта?
- Да… - совсем огорчился гость. – Сидел, ждал…
- И что вы теперь хотите?
- Продать! – и глаза гостя загорелись безумной надеждой.
- Простите, а на что вы смотрели, покупая электроприборы?
- На цену! – недоуменно ответил гость.
- А на прогноз погоды?
- Зачем? Если цена непомерная, то прогноз без разницы! А цена была, наоборот, дешевая… Я и купил…
- На какую сумму?
Гость замялся.
- Ну! – поторопил хозяин.
- На миллион… - еле выговорил гость. – Долларов…
- Можно попробовать… Но это будет дорого стоить!
Гость телодвижениями и кивками изобразил полное согласие с грядущими расходами.
- Двадцать процентов! – рявкнул хозяин.
Гость вздрогнул так, словно его напугал бабайка.
- Может меньше? - пролепетал он.
- Торг здесь неуместен! – процитировал классиков хозяин.
Гость сдался. Он открыл рот, закрыл его, снова открыл, подышал, как бычок-каменщик на берегу и… открыл кейс.
Когда расчет был окончен, хозяин голосом больше похожим на диктовку сказал:
- Через три дня все ваши точки продажи должны быть в полной готовности! Желательно открыть дополнительные. Все должно улететь за три, максимум четыре дня. Ясно?
Гость восхищенно покивал головой. Когда он, наконец, ушел, хозяин потянулся к телефону. Первым он позвонил господину, возглавляющему гидрометцентр.
- Привет, Костя! – будто к родному, обратился он к абоненту. – Как дела?
- Нормально! – нудно ответил Костя, но потом оживился, - Ты по делу или просто?
- Сейчас решу. Скажи-ка, похолодание ожидается?
- Слава Богу, нет! На следующей неделе до пятнадцати тепла!
- Это плохо! Ты понял? Это очень плохо! Мне нужно резкое похолодание, очень резкое похолодание!
- Когда?
- Прогноз уже завтра. Само похолодание должно ожидаться через неделю! До минус двадцати!
Наступило молчание. Потом Костя произнес:
- Это можно… Но… Меня ж с работы снимут. В лучшем случае переведут в лаборанты…
- Сколько ты на этом потеряешь?
- Гривен четыреста в месяц…
- Грубо говоря, пять тысяч в год, пятьдесят тысяч за десять лет… Плюс премия столько же… За северный ветер и штормовое предупреждение. Сто тысяч гривен устроит?
- В принципе…
- Ладно, сто пятьдесят! Договорились?
- Договорились! А когда деньги?
- Через час устроит?
- Конечно!
Потом последовал звонок директору ТЭЦ.
- Ты на ремонт становиться думаешь?
- Какой ремонт, какой ремонт? – заголосил директор. – Неплатежи сплошные, финансирования нет…
- Новый БМВ куплен… - продолжил наш герой.
- При чем тут это? – отстранился директор. – Ты дело говори, а то отрывают всякие…
- Ну, за «всяких» я твой гонорар снижу…
Услыхав о гонораре, директор ТЭЦ спохватился и зачастил:
- Я же шучу! Что нельзя?
- Со мной нельзя! А теперь слушай: мне надо, чтоб завтра в газетах - во всех! – и других СМИ появилась информация, что ТЭЦ срочно становится на ремонт.
- А исполком? – испугался директор.
- Неделю отбиваться сможешь?
- Смотря чем?
- Патроны подброшу!
- Сколько?
Сошлись на пятнадцати тысячах долларов.
Следующий звонок был на телевидение. Договорились, что долгосрочный прогноз погоды с завтрашнего дня будет передаваться ежечасно. С угрозой чрезвычайной ситуации, ввиду внепланового ремонта ТЭЦ.
Еще двадцать тысяч…
Радио, правда, обошлось дешевле…
Зато пресса оказалась неожиданно дорогой. Шесть газет по пять тысяч. Это, знаете ли.… Но что делать?
Восемь дней спустя торговец электроприборами сидел в том же кресле и смущенно улыбался хозяину.
- Спасибо вам! Вы так выручили!
- За спасибо Порше не купишь… - улыбнулся и хозяин.
- Но мы же с вами полностью…
- Да-да-да! – протянул к нему поднятые ладони хозяин. – Никаких претензий! Надеюсь, и у вас их нет?
- Что вы? Что вы? С вами так приятно работать! Я хотел бы еще…
- Что еще?
- Поработать… Видите ли, мы продали практически все, причем с прибылью. А у наших поставщиков, тем временем, цена упала почти вдвое. Ну, и… Мы, то есть, я купил еще…
- На сколько?
- На все…
Хозяин долго и внимательно смотрел на гостя. Долго и внимательно. А потом сказал:
- Ну, что ж. Зайдите позже!
- Когда? – обрадовался гость.
- В середине октября! – отчеканил хозяин и поднялся, показывая, что разговор окончен.

___________________________________________________
............……  Дождя хочу!

Везде одинаков Господень посев и врут нам о разнице наций.
Все люди евреи и только не все нашли смелость в этом признаться.
И. Губерман

Прогноз погоды в городе Jerusalem
avatar
Лилёша
Гуру кулинарии, хранитель отчетов
Гуру кулинарии, хранитель отчетов

Три победы :
Сообщения : 27264
Откуда : Ukraina-Kiev, Israei-Eli

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Уголок читателя - 2

Сообщение автор Спонсируемый контент


Спонсируемый контент


Вернуться к началу Перейти вниз

Страница 9 из 12 Предыдущий  1, 2, 3 ... 8, 9, 10, 11, 12  Следующий

Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения